Авто Недвижимость Работа Доктор Питер Афиша Plus
18+
Проекты
JPG / PNG / GIF, до 15 Мб

Я принимаю все условия Пользовательского соглашения

15:51 24.05.2019

Город

08.05.2019 15:03

Регенерация вместо сохранения. Смольный хочет вычеркнуть лишнее из закона об охране культурного наследия

Смольный ломает административные барьеры на пути получения разрешительной документации на работы с объектами культурного наследия. Поправки в федеральное законодательство проходят экспертизу. Градозащитники опасаются — сломаться может система охраны памятников и исторического центра Петербурга.

Регенерация вместо сохранения. Смольный хочет вычеркнуть лишнее из закона об охране культурного наследия

Михаил Огнев/"Фонтанка.ру"/Архив

На территории памятников могут разрешить «регенерацию историко-градостроительной среды», примеры которой в Петербурге уже были — и не обходились без скандалов. Дома-кандидаты в реестр памятников предлагается снимать с охраны без проведения экспертизы. А таких в городе — почти треть, и все они, как правило, расположены в привлекательных для застройщиков локациях. 

Комитет по государственному контролю, использованию и охране памятников в конце апреля представил на антикоррупционную экспертизу проект федерального закона «О внесении изменений в Федеральный закон «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации».

Причина для поправок более чем уважительная: КГИОП ссылается на поручение президента Министерству культуры разработать предложения по совершенствованию нормативной базы и правоприменительной практики по охране культурного наследия. Весной 2017 года комитет уже направлял профильному ведомству предложения. Часть из них учли, но проект документа застрял на пути в Госдуму. 

Как пояснили «Фонтанке» в Смольном, чиновники при разработке законопроекта, прежде всего, преследовали цель устранить «излишние административные барьеры при процедуре выдачи разрешительных документов». Правда, градозащитники опасаются, что заодно исчезнут и препятствия для злоупотреблений.





Включенные в реестр объекты культурного наследия охраняются государством: у них есть предметы охраны, которые нельзя изменять: элементы декора, объемно-планировочные характеристики. Снос допускается только в случае признания здания аварийным, но даже и тогда его облик, который формирует уличный фронт, подлежит воссозданию. Кроме того, есть список «кандидатов» в памятники — выявленных объектов культурного наследия, которые до момента принятия решения, наделять ли здание этим статусом, находятся под аналогичной полноценной охраной. 

Сегодня «вытащить» культурное наследие из-под защиты не так просто. Решение принимается на основании государственной историко-культурной экспертизы (ГИКЭ). КГИОП предложил применять упрощенный порядок — отменить  «долгую и дорогостоящую» ГИКЭ не только при включении выявленных объектов культурного наследия в государственный реестр, но и при их исключении. 

Согласно реестру, в городе насчитывается 8983 памятника архитектуры. Из них выявленных только до 2009 года ОКН – более 2,8 тысячи. При существующем порядке, поясняют в Смольном, мощностей комитета хватает, чтобы принимать решение не более чем по сотне объектов в год.

«Когда объекты массово включали в список выявленных для дальнейшего изучения, не предполагалось, что в дальнейшем будет настолько сложная процедура», – пояснил представитель профильного ведомства. 

«Если без экспертизы можно будет снимать их с охраны, конечно, открывается широкое поле для злоупотребления. Слухи ходили давно, но тогда говорили, что если подобные поправки и будут, то коснутся только включения в реестр», – вспоминает замглавы петербургского отделения Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры (ВООПИиК) Александр Кононов. Его коллега Анна Капитонова добавляет, что в итоге ценность зданий будут устанавливать сами чиновники.

Впрочем, в самом КГИОПе признались, что считают вопрос об упрощении отказа включения зданий в реестр «спорным и достойным продолжения дискуссии».

Кроме того, сейчас все еще можно найти экспертизы, по крайней мере на текущий и предыдущий годы, в открытом доступе на сайте КГИОП. Однако комитет хочет исключить из закона «избыточный» пункт об обязательном опубликовании ГИКЭ, взамен прописав в законе некий принцип ответственности эксперта. Критики предположили, что это сделает процедуру максимально непубличной. 

На территории памятников и ансамблей по действующим нормам разрешается проводить работы по сохранению (для  достопримечательных мест — воссозданию) историко-градостроительной среды. «Сохранение» комитет хочет заменить «регенерацией». В пояснении говорится, что таким образом дается более четкое понятие этому термину, которое сужает сферу применения нормы. 

Согласно законопроекту, «регенерация историко-градостроительной среды» – восстановление методами реконструкции и строительства утраченных ценных качеств исторической среды: элементов планировочной и объемно-пространственной структур, композиционных принципов, стилистических характеристик.

Градозащитники опасаются ровно обратного эффекта. «Понятие регенерации историко-градостроительной среды никак не определено в законодательстве. И есть большая опасность, что это приведет к строительству на территории объектов культурного наследия. Иди потом доказывай, что это была не регенерация!» – считает депутат Заксобрания Петербурга Борис Вишневский.

Пример того, как застройщики видят «регенерацию», показало строительство жилого комплекса на набережной Лейтенанта Шмидта, 21. Локация попадает в охранную зону, где разрешено только воссоздание утраченных объектов. Однако проект представили как «воссоздание замысла Трезини» и успешно реализовали. «Регенерацией» назвали и https://www.fontanka.ru/2018/05/21/050/  проект жилого элитного дома на месте снесенной в 2008 году сталинской шестиэтажки по адресу: Воскресенская набережная, 32, которую для сотрудников госбезопасности построили в 1953 году. Однако продемонстрированный фасад девятиэтажного здания с двумя подземными уровнями не является копией демонтированного здания.

Кроме того, смольнинские охранители культурного наследия хотят разделить ремонт памятников на капитальный и текущий. Последний, во избежание лишней бюрократической волокиты, предлагается освободить от забот по разработке и согласованию соответствующего проекта, проведения экспертизы, авторского надзора и приемки работ органом охраны.

Многие нарушения вызваны именно чрезмерно сложной процедурой согласования простых работ, объясняют в КГИОП идею разграничения видов деятельности. «Понятие текущего ремонта будет включать все  ремонтные работы предупредительного характера, не затрагивающие предмет охраны», – добавили в комитете. 

Предложенное нововведение грозит тем, что под видом текущего ремонта объекту может быть нанесен вред, уверен Вишневский. Капитонова, в свою очередь, назвала это ярким примером реализации принципа «своим все — чужим ничего». 

Нехорошие предзнаменования критики заподозрили и в том, что на экспертизу документ выложили перед майскими праздниками, когда большинство потенциальных противников наряду с остальными горожанами мыслями были уже на шашлыках.

«Конечно, это абсолютно недопустимый законопроект. Отдельно хочется отметить одну вещь. Когда поправки размещают 30 апреля, а замечания – до 13 мая, получается, есть только три рабочих дня на их подачу. Уже понятно, зачем это делается: хотят максимально сократить возможность для изучения законопроекта и подачи замечаний», – говорит Вишневский. 

Впрочем, «общественные» градозащитники нашли и положительный момент в поправках чиновников. «Предлагается уточнение сведений об объекте делать все же с помощью историко-культурной экспертизы. Это существенно. Сейчас внесение изменений проходит через историко-культурные исследования, которые не вывешиваются на сайте. Поэтому по факту мы часто имеем измененный в ущерб памятнику предмет охраны. КГИОП предлагает вернуть прежний порядок и делать это через ГИКЭ. Это мы, безусловно, поддерживаем», – рассказала Капитонова. Кроме того, Смольный хочет, чтобы приемку работ  проводил не собственник, а соответствующий орган охраны объектов культурного наследия. 

В Госдуму законопроект может попасть двумя путями — через петербургское Заксобрание или в случае, если документ внесет на рассмотрение кто-то из депутатов нижней палаты парламента. 

Ирина Корбат,

«Фонтанка.ру»

Наши партнёры

СМИ2

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор