18+
Проекты
Фото JPG / GIF, до 15 мегабайт.
Я принимаю все условия Пользовательского соглашения
Введите цифры с изображения:
20:47 21.11.2018

Кто пришел за миллионами Fortgroup

В суде по делу о вымогательстве у компании Fortgroup 10 февраля “Фонтанка” узнала, какие расценки у бывших полицейских на предательство и почему фамилия действующего оперативника звучит чаще, чем подсудимого.

Кто пришел за миллионами Fortgroup

Алексей Смышляев/Интерпресс

Куйбышевский суд рассматривает дело о вымогательстве у компании Fortgroup. В отличие от харьковских минеров Dillinger team, которые требовали отступные в биткойнах, бывший оперативник УЭБ и ПК Евгений Кузнецов, как считает обвинение, просил традиционную валюту. 5 млн рублей должны были снять проблему возмещения НДС в виде развала уголовного дела.

Кузнецов на правах экс-сотрудника получил обвинение в мошенничестве, а не взятке, а так как деньги изъяты при задержании, преступление сочли неоконченным.

Предметом торга в переговорах с Fortgroup стало прекращение уголовного дела, возбужденного следствием Невского УМВД. С Кузнецовым общался директор по безопасности компании Максим Янушко. Ввиду молчания подсудимого он считался главным источником информации. 10 февраля его вызвали на допрос.

Янушко пояснил, что Кузнецов инициировал первую встречу в июне 2015 года и проявил невиданную осведомленность в обстоятельствах налогового дела.

«Нам намекалось, что компания будет «кошмариться», дела будут возбуждаться каждый квартал, если не заплатим шесть миллионов», – сказал суду Янушко.

Кузнецов, по словам свидетеля, отрекомендовался представителем ключевых сотрудников по делу – майора Невского ОЭБ и ПК Петра Ярусова, с которым вместе работал несколько лет в управлении налоговых преступлений, и следователя полиции Елены Пучковой, возбудившей дело.

Янушко сообщил своему руководству о непристойном предложении, вошел в роль переговорщика и потребовал у парламентера подтверждения полномочий. И получил. Он был вызван на допрос Ярусовым именно в тот день и то время, о котором договорился с Кузнецовым.

Дальнейшие встречи контролировала ФСБ. В процессе переговоров сумму отступных снизили до пяти миллионов рублей.

«20 августа в «Европе» я передал Кузнецову деньги в фирменном пакете, – вспомнил Янушко. – Он взял себе 250 тысяч в качестве вознаграждения за посредничество и 250 тысяч отсчитал мне за то, что я «развел» компанию на деньги. Пообещал, что больше мероприятий по делу не будет, разве что для создания видимости расследования. На выходе из гостиницы его задержали».

Свидетелем был вызван и Ярусов. Он и Кузнецов, кажется, демонстративно сторонились друг друга. Не поздоровались, лишний раз взглядами не встречались.

Роль Ярусова в деле НДС трудно переоценить. По его рапорту оно возбуждено. Оперативное сопровождение вел в единственном лице и влиял на расследование. По признанию следователя Пучковой, девятимесячной волоките без предъявления обвинений конкретным лицам она обязана Ярусову, который должен был отыскать нескольких человек, но не сделал этого.

При допросе оперативник всячески подчеркивал «шапочность» отношений с Кузнецовым.

«Встречались три-четыре раза, созванивались на пару раз больше. Ход следствия не обсуждал. Откуда он получал информацию – не знаю. О задержании узнал из «Фонтанки».

«Вы отдыхали летом 2015 года в Сочи?» – последовал неожиданный вопрос.

«Да», – растерялся Ярусов.

«Вы виделись там с Кузнецовым?»

«Да», – понизил майор голос.

«Вы знаете членов семьи Кузнецова? Супругу, например».

«Да», – ответ показался нервным.

После скандала с задержанием у «Европы» налоговое дело Fortgroup у Пучковой забрало ГСУ, Ярусов отстранен от оперативного сопровождения. В эпизоде с миллионами компании СК не нашел оснований привлекать его к уголовной ответственности. Тайну чрезвычайной осведомленности Кузнецова суд еще не разгадал.

Александр Ермаков,

«Фонтанка.ру»

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор