Сейчас

+19˚C

Сейчас в Санкт-Петербурге

+19˚C

Облачно, Без осадков

Ощущается как 21

0 м/с, штиль

757мм

87%

Подробнее

Пробки

2/10

Евро под угрозой

271

В четверг, 21 июля, в ЕС, как ожидается, будет принято решение по выделению средств для поддержки Греции. Но это решение не просто о судьбе Греции, это вопрос ситуации во всей еврозоне.

Финансовый кризис в Греции, Ирландии, Португалии — возможно, Италии — грозит стать кризисом евро. Жители стран-должников недовольны драконовскими условиями экономии бюджетов, жители стран-доноров — необходимостью содержать других, эксперты критикуют политику «инвестиционного фонда», но не дают готовых рецептов, курс евро - в том числе и в России — грозит хоть и небольшим, но спадом.

Кризис начался с того, что бюджетный дефицит образовался в Греции, затем последовали Ирландия, Португалия, Испания. Сейчас же есть вероятность того, что в кризис «втягиваются» другие страны.

«Проблему государственного дефицита можно было - теоретически — решить, если бы страны, оказавшиеся в сложной финансовой ситуации, привлекали бы на государственном уровне займы - то есть, выпускали государственные облигации. Но той же Греции, например, в этом случае пришлось бы платить очень большие проценты по данным облигациям - 15-20 % (текущая доходность государственных облигаций), что неизменно привело бы к еще большему ухудшению ситуации в стране. Поэтому привлечение средств на рынках было невозможно», - объясняет Марсель Салихов, руководитель экономического департамента Института энергетики и финансов.

Тогда было принято решение о том, чтобы создать на уровне ЕС некий «фонд финансовой стабильности» (European Financial Stability Fund) и из него выделять средства на поддержку тех стран - участников еврозоны, которые в этой поддержке нуждаются. Основным «донором» стабилизационного фонда является Германия (27 %), к донорам также относится и Финляндия (1.8 %).

Это, разумеется, вызывало некоторое недовольство жителей стран-доноров, о чем, вполне наглядно можно судить по итогам апрельских парламентских выборов в Финляндии: Партия «Истинные финны», выступавшая против выделения средств для поддержки Португалии (тогда именно этот вопрос стоял на кону в ЕС), получила ослепительно высокую поддержку населения и 39 мест в парламенте (из 200). Впрочем, занявший пост премьер-министра Суоми Юрки Катайнен принял волевое решение — деньги Португалии выделить — а «Истинные» ушли в оппозицию, где имеют неплохой шанс получать прибавку к рейтингу с каждым новым траншем «в пользу бедных».

В таком спорном виде эта как-то действующая система поддержки стран, оказавшихся в ситуации дефицита госбюджета, работала — до того, как в начале июля 2011 года все заговорили о том, что в еврозоне появляется новая потенциальная страна-реципиент - Италия. «И если для того чтобы «поддержать на плаву» Грецию, Ирландию и Португалию нужно было 80 млрд евро - на троих! - то для Италии - одной - требуется около 300 млрд евро ежегодно», - говорит М. Салихов.

Именно с этим обстоятельством — появлением Италии в череде потенциальных должников — эксперт и связывает то, что сейчас все чаще стали говорить не о «кризисе Греции», а о «кризисе еврозоны» и о «маловероятных возможностях изменения в еврозоне, к которым, все-таки, надо быть готовым».

С другой стороны, вопрос о том, давать ли деньги кризисным странам (или конкретно сейчас - Греции) и если да, то как и на каких условиях — надо решать.
И вариантов тут несколько.

Теоретически возможен дефолт Греции - с выходом из зоны ЕС, возвращением национальной валюты и снижением ее стоимости. «Этот вариант чреват тем, что греческие банки обанкротятся, возникнет финансовая паника, которая, вполне вероятно, будет его сопровождать, перекинется на другие страны. Последствия никто предсказать не может», - говорит М. Салихов. Ситуация доходит до того, что со стороны отдельных политиков (как правило, оппозиционных), стали говорить о распаде «великой утопии» и о необходимости возврата к национальной валюте. В странах- донорах население недовольно по другой причине: «почему мы, такие работящие, должны кормить погрязших в долгах соседей». И в итоге нарастает популярность идей самостоятельности, отделения от Евросоюза и даже возвращения к национальной валюте, даже с учетом того, что это влечет за собой отказ от тех удобств, которые влечет за собой единая европейская валюта - например, то, что не надо конвертировать деньги, то, что удобно привлекать иностранные инвестиции. С другой стороны, если - чисто теоретически - одна из стран-доноров (например, та же Финляндия) выйдет из еврозоны, то, по мнению М. Салихова, это как раз не повлечет за собой кризиса в еврозоне.

«Чисто теоретически - можно развалить зону евро, но это необратимый процесс, как все понимают. Несмотря на то, что в странах Европы есть настроения против интеграции — те же «Истинные финны», но для того, чтобы эти течения привели к какой- то серьезной деятельности по выходу той или иной страны из еврозоны — это сомнительно, для этого кризис должен быть куда более сильным, чем сейчас, - говорит Владимир Гельман, исполнительный директор Центра изучения модернизации Европейского университета в Санкт-Петербурге. - И я полагаю, что даже те политики, которые говорят сейчас о возможности выхода из зоны евро, придя к власти, так или иначе, будут отстаивать политику единой Европы».

Политика единой — более единой, чем ранее, Европы - это и есть второй возможный путь решения проблемы кризиса в ЕС. В Европе, по заявлениям экономистов, недостаточно единой финансовой политики, как образно написал в нашумевшей статье в Financial Times Джон Сорос, «евро — это изначально неполноценная валюта, так как в еврозоне был создан центробанк, но не было создано министерство финансов». Сорос призвал европейцев к «политической воле, которая объединит страны ЕС. Вероятно, речь идет о перспективе создания в ЕС «Евроминфина», органа, который будет осуществлять единую финансовую политику - то есть не будет государственных облигаций Греции или Финляндии, будут государственные Облигации всего содружества.

«Одновременно необходимо ввести жесткие обязательства по бюджетной политике - максимальные величины дефицитов госбюджетов и госдолга, которые должны обязательно выполняться», - говорит М. Салихов. Так что есть вероятность того, что в перспективе речь пойдет о единой согласованной политике ЕС — не только единой валюте, но и о единой финансовой политике. Будут единые на уровне зоны евро налоги, процентные ставки — функции минфинов будут унифицированы. Тогда еврозона все-таки состоится, но европейцам придется пойти по пути ограничения суверенитета для отдельных государств.

Кстати, именно то, что в ЕС не соблюдались условия Маастрихтского договора — договора о единой европейской валюте - и называют одной из причин кризиса: Договор предусматривал, что страны-участницы берут на себя обязательства не доводить бюджетный дефицит выше определенного уровня. В договоре изначально даже предусматривались санкции к странам-нарушителям, «однако на практике их никто не применял», - говорит В. Гельман.
Второй возможной причиной кризиса является сама идея создания фонда финансовой стабильности, когда одни более «бедные» регионы кормятся за счет «богатых».

«Если бы проблема была только в кризисе ликвидности, то тогда бы финансирование от стран ЕС еще как-то могло бы ее решить, - утверждает Филип Вайт, старший научный сотрудник центра Европейских реформ. - Проблема, однако, в том, что эти страны являются банкротами. В итоге мы тратим деньги, покупая таким образом время, но не делаем ничего для того, чтобы заставить экономику этих стран работать». В СССР, кстати, тоже действовала система дотаций для регионов, можно убедиться в том, что она неустойчива, - напоминает Владимир Гельман.

В ЕС ситуация сейчас усугубляется еще социальным фактором: в странах - должниках правительство вынуждено идти на сокращение социальных выплат (то есть, государственных расходов) и повышать налоги, что, по понятным причинам, ведет к недовольству населения.

В самом же ближайшем будущем и в России, а не в ЕС, создавшаяся ситуация может повлиять на стабильность европейской валюты: «Ситуация в ЕС, конечно, отразится на курсе евро в России. Однако нужно понимать, что слабый евро на фоне более слабого доллара, не выгоден никому. Чиновники в еврозоне это тоже понимают. Ожидаемое падение курса евро будет, но оно не будет столь катастрофическим. Некоторое ослабление имеет место быть и продолжится до момента, когда Европа разберется с ситуацией в Греции. Если положение удастся выправить, то евро может опять начать отыгрывать свои позиции на российском рынке», - говорит Максим Тищенко, директор Департамента оценки компании АКГ «Развитие бизнес-систем».

Cтраны ЕС должны принять решение по очередному траншу для Греции. Мы с большим нетерпением ждем этого решения, нам очень интересно, найдут ли они действенный способ решить проблему. Ну хотя бы потому, что ЕС – это не единственное в мире государственное образование, в котором создают стабилизационный фонд и заливают деньгами бедные регионы за счет богатых.

ЛАЙК0
СМЕХ0
УДИВЛЕНИЕ0
ГНЕВ0
ПЕЧАЛЬ0

ПРИСОЕДИНИТЬСЯ

Самые яркие фото и видео дня — в наших группах в социальных сетях

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

сообщить новость

Отправьте свою новость в редакцию, расскажите о проблеме или подкиньте тему для публикации. Сюда же загружайте ваше видео и фото.

close