18+
Проекты
Фото JPG / GIF, до 15 мегабайт.
Я принимаю все условия Пользовательского соглашения
Введите цифры с изображения:
10:30 20.09.2018

Особое мнение / Андрей Заостровцев

все авторы
03.09.2018 13:06

А царь-то у нас настоящий

В том, что «пенсионное» обращение президента России последует, больших сомнений не было. И о возможной двухходовочке (для начала до упора вперед, а потом слегка назад), где Владимир Путин выступит в роли доброго следователя, а Медведеву отведет роль злодея, я писал на «Фонтанке» еще 17 июня. Ошибся лишь в одном: премьер оказался настолько незначительной личностью, что на эту роль не потянул. «Его исчезли». Однако в этом завершении пенсионной истории интересен не столько сам по себе пенсионный вопрос, сколько тот факт, что российской власти пришлось предстать в своем истинном обличье.

Вот с этого-то и начнем. Все остальное не более чем детали. По сравнению с тем, что на свет вышел наш суверен.

Вотчинное государство

Американский историк Ричард Пайпс (о нем я тоже не так давно писал на «Фонтанке» в связи с его кончиной) назвал Российское государство вотчинным или, если следовать одному из основателей социологии Максу Веберу, – патримониальным. Что это за штука такая? Все относительно просто. Вотчинное государство есть, в сущности, собственность того, кто его возглавляет. При этом неважно, как называется этот глава: великий князь, царь, император, генеральный секретарь или даже, на худой конец, президент. Он здесь является сувереном: его воля есть источник права. Его хотение − для всех прочих повеление. 

Однако со временем это государство вынуждено было маскироваться. Надевать разные на себя маски. Последняя из таковых – правовое государство. Иначе говоря, такое, где жизнь строится на безличных и обязательных для всех правилах, называемых законами. И конечно, на суверенитете индивидов с их неотъемлемыми правами. Почитайте Конституцию им. Сергея Шахрая.

В выступлении же президента РФ очень наглядно обнажилась неприкрытая суть: будет так, как я хочу. Какое там обсуждение в Госдуме! Можно быть уверенным: примут все, что высказал в своей речи президент, да еще и мгновенно. Если и пискнет какая-нибудь коммунистическая мелочь, то это так, больше для проформы. Мы же увидели во всем величии формулу Людовика XIV: государство – это я! Госдума мимоходом упомянута, но весь текст не оставляет ни малейших сомнений: это − не предложения, это  – директивы. Характерно, что всех, кто пишет и говорит на эту тему, включая непримиримых в телеграмм-каналах, объединяет лишь одно: будет так, как он сказал. 

Скажут, ну вот, тоже мне, открытие.  Конечно, никакого открытия нет. Однако не каждый раз суверен столь явно заявляет о себе в этом качестве. Не любит он это. Власть в России – теневая, и это очень функционально. Реальный механизм принятия решений обычно скрыт от глаз, что позволяет действовать неожиданно и анонимно. Но тут пришлось в открытую навалиться всем своим политическим весом, поскольку речь идет о сломе устоявшейся за многие годы социальной нормы.

Концентрация средств

Мало кто замечает, что происходит что-то странное. Все действия решительно направлены на одно: скорейшую максимальную концентрацию денежных средств в руках государства. При этом бюджет профицитный. А с учетом действующего «бюджетного правила» (напомним, что согласно ему в этом году федеральный бюджет пополняется так, как если бы цена на нефть была 40 долларов за баррель; все, что сверх того, зачисляется на счет Минфина в Центробанке и формально в доходах не учитывается), этот профицит и вовсе огромен. 

По данным Минфина РФ нетрудно установить, что если бы бюджетного правила не было, то за 7 месяцев 2018 г. доходы федерального бюджета составили бы не 10,5, а 12,9 трлн. рублей. И профицит был бы не 1,4 трлн. руб., а все 3,8 (в относительном выражении не 2,5% ВВП, а 6,9%). Нельзя не заметить, что эти колоссальные цифры (и только за 7 месяцев текущего года!) более чем в 2 раза превышают щедрость Путина (суммарная потеря экономии от плана Путина по сравнению с планом Медведева – 1,5 трлн.).  И это в период между 2028 и 2033 годами, а 3,8 трлн. есть уже сейчас.

О предстоящем повышении НДС уже говорили. С нового года намечено и возвращение к прежним акцизам на бензин. И раскулачивание металлургов и химиков (план  Белоусова) не отменено, а приняло какие-то садомазохистские формы: им предложено будет самим отдать деньги на те или иные названные правительством проекты, а не свалить конфискованное в общую минфиновскую кучу. Как будто они сами лучше не знают, куда инвестировать прибыли, а правительство, в то же время, обладает  неким идеальным предвидением наилучших направлений использования средств.

Чем все это вызвано? Ожиданием нового витка санкций? Возможно. Не случайно Минфин РФ доллары скупал. И обрушение курса за август, скорее всего, отчасти и его заслуга. Впрочем, санкционное давление извне не дает полного объяснения происходящего. С теми же пенсиями, например. По всей видимости, независимо от санкций государство Российское начало проводить в жизнь какой-то мобилизационный план. Поживем – увидим. 

Сословное общество

 Неоднократно приходилось писать и о том, что Россия – это сословное общество. Привилегированные сословия – это люди, носящие погоны. Короче говоря, силовики. Не все гражданские знают, что они имеют право на две пенсии. Одну – по линии Министерства обороны (собственно говоря, военную) и вторую, гражданскую. Для получения военной пенсии достаточно 20 лет службы, и составляет тогда эта пенсия 50% заработной платы. Для гражданских эта цифра (так называемый коэффициент замещения) куда ниже – примерно 34%. В результате средняя военная пенсия почти в два раза выше – 24,5 тыс., чем названная средняя пенсия гражданских. 

Однако и это еще не все. Выйдя, скажем, в 45 на пенсию, силовик еще полон сил (простите за каламбур) и готов и дальше отдавать всего себя Родине. И отдавать себя нужно всего лишь 8 лет, чтобы заработать еще и пенсию, которую будет выплачивать Пенсионный фонд России. Правда, к 2024 г. эта цифра увеличится до 15 лет. Выплаты этой пенсии начинаются с 60 лет для мужчин (55 лет – для женщин). Будет ли повышен возраст для получения гражданской пенсии? Пока неясно. Если провозглашенная неприкосновенность условий пенсионного обеспечения силовиков будет неукоснительно соблюдаться, то,  возможно, и здесь появятся привилегии.

К сожалению, нет цифр, сколько получает в среднем тот отставной силовик, который имеет две пенсии. Даже если только среднюю гражданскую пенсию (будем считать 14 тыс.), то уже выходит 38,5 тыс. Не роскошь, но и неплохо. Это, например, заметно выше, чем средняя пенсия в Эстонии в 2017 г. Она составляла 389 евро в месяц, что по среднему курсу за тот год (66 руб. за 1 евро) равнялось 25,7 тыс. руб. Понятно, что сейчас в рублях она  выше. А вот гражданские пенсионеры-россияне со своими 14 тыс. уступают не только эстонским, но и латвийским (289 евро, или 19 тыс.) и литовским (277 евро, или 18 тыс.) пенсионерам. 

И что в итоге?

В итоге даже самый что ни на есть скептик убедился в том, что царь у нас настоящий. Это – первое. Второе, что царь милостив в меру и радеет за народ. «Я был против, но…» В-третьих, кары грозят тем работодателям, кто «предпенсионника» тронет; главное – на работе до этих лет додержаться (чтобы в 59 или 54 не выгнали). И тогда последние 5 лет до пенсии на работе можно вести себя как полный дембель. В-четвертых, за детей женщинам будет скидка, но слишком много этих детей надо. И наконец, у женщин есть повод для радости: было +8, стало +5. В совокупности все это дает большой заряд оптимизма тем, кто верит в то, что жизнь в 60 или 55 лет не кончается. Ведь самое интересное у доживших до этих лет будет впереди.