16.06.2020 16:54
8

Вас там не работало. Выкатное поле «Газпром Арены» доехало до суда

«Метрострой» требует десятки миллионов с бывшего субподрядчика: поле худо-бедно выезжает из арены и обратно, но генподрядчик утверждает, что это только его заслуга.

Исковые заявления от «Метростроя» председатель НПК «Омега» Владимир Брунман получил накануне. Впрочем, ничего нового для себя он там не увидел: суть претензий и позиция экс-строителей стадиона на Крестовском острове была ясна из досудебного общения. Если упрощать, «Метрострой» утверждает, что сложную систему выкатного поля смонтировал самостоятельно, а стало быть, авансы, выплаченные «Омеге» за эту работу, придется вернуть. Бывший субподрядчик крепко призадумался над этим неожиданным оборотом, но пока не вспоминает, что его имя значится даже на патентах к полю «Зенита».

Фото: «Фонтанка.ру»/Архив

С начала года «Метрострой» отправил «Омеге» 7 претензий о взыскании неосновательного обогащения. Текст везде примерно один и тот же с поправкой на специфику работ и суммы: в 2016 году заключили контракты, авансировали их, как положено, но субподрядчик свои обязательства не исполнил. Если конкретно: не передавал в бумажном виде формы КС-2 и КС-3 по завершении очередного этапа, не извещал о своей готовности к сдаче-приемке, не сдал объект (хотя и передал всю документацию), а также строительную площадку. В связи с этим должен вернуть столько-то — вписать нужную сумму (от 800 тыс. до 30 млн). Всего по претензиям набирается 40 млн рублей. Сумма (особенно в масштабах стоимости всего стадиона) не потрясает. Главное — мотивация. Во всех своих письмах «Метрострой» утверждает, что работы, связанные с устройством выкатного поля, выполнил «своими силами и за свой счет».

Эпопея с инновационным полем «Газпром Арены» многим памятна. Выкатной газон года три покоился за пределами стадиона и лишь осенью 2016 года нервно заехал в чашу. Далее, чтобы избавиться от лишней вибрации, пришлось дополнительно устанавливать порядка 700 домкратов. Затем у самого стадиона вырос временный медиагородок — аккурат в том месте, куда вообще-то должен выезжать газон, чтобы понежиться на ветру и солнце. В итоге поле отправилось на выход только весной 2018 года, и это превратилось в героическую эпопею с применением нештатных решений: в частности, тяговые модули рискованно подгрузили бетонными блоками, и уже тогда это вызвало у специалистов «Омеги» некоторый трепет. «Нештатной» являлась (и является) вся процедура перемещения поля. Дело в том, что конструкция должна в некотором смысле «плыть» за счет нагнетательных модулей и создания воздушной подушки. Однако неровная бетонная плита не позволяет использовать эту технологию для облегчения поля. Несмотря на это, с момента сдачи стадиона газон неоднократно выезжал с него и возвращался, на время эпидемии он также самоизолировался за пределами «Газпром Арены».

«Омега» на все претензии «Метростроя» отвечала, что работы выполнены своевременно и в полном объеме, исполнительная документация передана в полном объеме и никаких претензий со стороны генподрядчика не было. Более того, сам «Метрострой» передал все работы заказчику в лице комитета по строительству, а иначе откуда бы взялось заключение о соответствии, которое в конце 2016 года выдал Ростехнадзор. Приходится субподрядчику отдельно останавливаться на очевидном для него: «Все работы выполнены силами и средствами НПК «Омега». И в интонации «раз уж мы об этом заговорили» напоминает: за «Метростроем» числится задолженность в 3,8 млн рублей.

«Метрострой» отреагировал в конце апреля и прислал 4 требования о расторжении — по числу договоров: на строительно-монтажные работы по устройству поля, на их завершение, на монтаж троллея и на создание вспомогательной зоны. «Омега» вновь не согласилась и попыталась освежить память бывших партнеров: стороны же как-то составляли разделительные сметы. Да и смольнинский фонд капстроительства и реконструкции почему-то именно к «Омеге» обращался за выполнением гарантийных работ. В общем, было понятно, что без суда уже не договорятся — и не договорились. Исковые заявления Владимир Брунман, хоть и с опозданием, получил 15 июня.

«Исковое заявление, действительно, подано, — сообщили «Фонтанке» в «Метрострое». — Правовая позиция ОАО «Метрострой» в нем подробно изложена и будет защищаться в рамках судебного процесса. Обращение в суд является способом разрешения спорных вопросов с субподрядчиком, которые не могут быть решены в двухстороннем порядке. И «Метрострою», и ответчику необходима третья сторона, которая даст объективную оценку, определит правоту и разрешит, таким образом, имеющиеся спорные вопросы.

Напомним, в «Метрострое» с февраля введена процедура наблюдения в рамках банкротного иска. Так что в последнее время «Омега» обменивалась письмами с временным управляющим Григорием Авдеевым. Он сообщил «Фонтанке», что его представителем по всем делам, связанным с «Метростроем», является Игорь Михайлов, тот на звонок корреспондента не ответил.

Председатель «Омеги» признался «Фонтанке», что не особенно рассчитывал вернуть недоплаченные, по его мнению, 3,8 млн рублей. Но маневр с заявлением о том, что компания вообще не работала на выкатном поле, удивил даже его. Теперь Брунман задумчиво листает внушительную стопку документации с подписями представителей «Омеги», «Метростроя» и фонда капстроительства: акты входного контроля, освидетельствования скрытых работ, приемки оборудования, сводную ведомость, технические паспорта и т. д. Листает и думает: «Неужели померещилось?» Смущает его и аргументация компании, где большей частью обыкновенных акций владеет город.

Еще один любопытный момент — имя Владимира Брунмана значится как минимум на двух патентах. Обладателем их является профессор СПбПУ Андрей Волков, но в авторах — четверо. Один выдан на полезную модель «Выдвижное футбольное поле для крытого стадиона», другой — на «Ограждение платформы на воздушной подушке». Оба действуют до середины 2025 года.

Чашу построенного к Кубку Конфедераций стадиона на Крестовском уже несколько лет не могут испить до дна ни сам «Метрострой», ни его многочисленные субподрядчики. Речь не только об уголовных делах, которые пронизали арену от свай до крыши и камер видеонаблюдения. На фоне авральной непрофильной стройки были сорваны сроки по вводу нескольких станций метро, а футбольную «зеленую линию» до сих пор приводят в порядок. Бывший гендиректор Николай Александров находится под следствием, а сменивший его Сергей Харлашкин зафиксировал задолженность в 13 млрд рублей. При этом вскоре после сдачи стадиона выяснилось, что энтузиазм общего дела никак не влияет на аккуратность расчетов с субподрядчиками. Если 3 года назад, до 2018 года, «Метрострой», по данным СПАРК, выступал ответчиком в паре десятков арбитражных дел, то в 2018-м — в 206, в 2019-м — в 262, в 2020-м — в 77.

Николай Кудин, «Фонтанка.ру»

Фото: «Фонтанка.ру»/Архив
© Фонтанка.Ру

ПОДЕЛИТЬСЯ

ПРИСОЕДИНИТЬСЯ

Рассылка "Фонтанки": главное за день в вашей почте. По будним дням получайте дайджест самых интересных материалов и читайте в удобное время.

Комментарии (8)

Са самый главный строитель стадиона очень даже не причем! Это г-н Слюняев)))

zemliak678
Balamut вы что домкратили поле для передвижения? Оригинально. Судя по стилю мыслей видимо помогали и статью писать. Я же ни к Омеге ни к Метрострою не отношусь никак и никаким боком, стадион видел на картинках, но констатирую что в статье много противоречий и виден обычный бардак

zemliak678
Омеге судя по выписке с сайта фнс более 31 года, а по прессе работает в международных проектах, поэтому если метрострой такую компанию развалит в суде, то при сломе механизмов поля что будет с катанием? Статья вертлявая какая то, так как заявляя такие иски метрострой явно обязан доказать что все работы сделал сам и материалы сам купил, а по статье даже механизм передвижения изобретен и запатентован командой Брунмана, тогда вообще возникает вопрос как и на основании чего использовалась эта интеллектуальная собственность, если работы делал метрострой? Что то не стыкуется в статье ........ впрочем не редкость

Наши партнёры

СМИ2

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор