24.04.2020 10:01
138

«Пика эпидемии еще нет, а медиков вышибает пачками». Почему врач написала письмо Беглову и уволилась

В публикуемой ежедневно Смольным статистике по COVID-19 не хватает одной графы — количества ежедневно заболевших медработников. Эти данные, уверена врач-кардиолог, которая написала письмо Александру Беглову, могут показать реальные масштабы происходящего.

Фото: из личного архива Марианны Замятиной

Марианна Замятина работала заведующей отделением кардиологии в больнице Святой Евгении на Старорусской улице и готовилась перевестись в «Ленэкспо» после его открытия. Накануне губернатору Александру Беглову за ее подписью отправилось письмо, где было перечислено, чего не хватает медучреждению, которое работает с COVID-19. 23 апреля Замятина написала заявление об увольнении по собственному желанию. В интервью «Фонтанке» она рассказала о причинах.

— Вы 34 года в медицине, последние 13 лет работали в больнице Святой Евгении, почему решились на увольнение?

— Вчера нас перевели со Старорусской (больница Святой Евгении) на Народную (Госпиталь ветеранов войн). Я должна была сегодня начать работать в госпитале. Там ситуация с защитой врачей обстоит, на мой взгляд, еще хуже, чем у нас, где, по крайней мере, никто не входил в рабочем костюме (в том же, что ходят к больным) в ординаторскую. Здесь — совершенно спокойно. Но последней каплей было, когда одна из докторов, зная, что у нее COVID-19, тоже пришла в ординаторскую. Я уже собиралась идти в отдел кадров писать заявление о переводе, и, пока спускалась на три этажа, поняла, что не хочу работать в обстановке, где заведомо зараженный медик заходит в кабинет с коллегами.

— Это объясняется беспечностью врача или чем-то другим?

— На мой вопрос: «Что вы делаете?» — мне сказали: «Чего вы волнуетесь?». Я считаю, что это преступная халатность и неуважение к остальным сотрудникам. Понятно, что ей волноваться уже нечего — она заразилась, но почему я должна быть под ударом? Мне хватит того, что я принимаю четвертую неделю, занимаясь «ковидными» больными. Но там я защищена: в одежде, маске, перчатках. А в ординаторской я сижу всего-навсего в одном респираторе. На мне больше никакой защиты — обычный халат.

— А когда перевели медиков на Народную?

— Мы начали с нашими пациентами переезжать 22 апреля. И, видимо, 24-го тоже будут переезжать. Но здесь врачи тоже не подписывали бумаг, что работают с COVID-19. Нам было сказано 22 апреля через заведующих так: кто желает — пишет согласие на работу с ковидом и переезжает работать в Гавань («Ленэкспо». — Прим. ред.), но пока она не открыта, работает в госпитале. Все сотрудники моего родного 28-го отделения сказали — мы пойдем. Я тоже собиралась... Я уже имею трехнедельный опыт работы с этими пациентами, мне 57 лет: у меня хороший жизненный и клинический опыт, и вообще, голова на месте. Я понимаю, что могу реально людям помогать. И совершенно не собиралась уходить в сторону. Но считаю, что при таком наплевательском в прямом и переносном смысле отношении работать — это себя не уважать.

— А почему вообще врач, у которого подтвержден диагноз...

— Без комментариев. Я не знаю, почему он это делает.

— Хотелось бы понимать, он работает потому, что больше некому, или...

— Я не могу вам ответить. Мне смысл такого поведения непонятен, как и любому нормальному человеку.

— Вы подписали обращение губернатору «от лица многих сотрудников», подпись стояла только ваша.

— Я писала обращение от своего имени, потому что я не хочу подставлять молодых коллег, хотя со мной абсолютно все солидарны. Дело в том, что я уже пенсионер, и вопрос о трудоустройстве для меня так остро не стоит. У них — жизнь впереди, им еще работать. И я попросила никого в эту ситуацию не вмешиваться, потому что я говорю, не опасаясь за свою дальнейшую трудовую деятельность.

Справка:

Марианна Замятина 20 апреля подписала обращение к губернатору, в котором перечислила, чего не хватает медикам для нормальной работы: документального подтверждения, что они работают с инфицированными COVID-19 пациентами, достаточного количества средств индивидуальной защиты и разделения на «чистые» и грязные» зоны, чтобы медперсонал не находился круглосуточно на одной территории с пациентами.

— Была ли на ваше обращение какая-то реакция?

— Меня позвали и вручили костюм — хороший, китайский, и перчатки. Я сказала: «А остальным?» Им вручили спустя два часа. До этого мы три недели работали в совершенно неподобающей одежде.

И, в общем-то, все. Респираторы у нас свои. Щиток у меня свой, больше никто в них не ходит, к моему глубокому изумлению. Хотя в строительном магазине можно через интернет заказывать. Бахилы нам привезли, по-моему. Это Нэлли [Вавилина, депутат МО «Гавань»] постаралась, до этого их не было.

— Можно ли говорить о том, что на данный момент медработники в больнице обеспечены средствами защиты?

— Скажем так, не в полной мере. Пациенты не обеспечены масками. На мой взгляд, это самое главное — надеть маску на больного, потому что он заражает.

(Руководство Госпиталя ветеранов войн опровергает нехватку средств индивидуальной защиты в медучреждении, - прим.ред.).

— Руководство больницы как-то реагирует на требование обеспечить пациентов масками?

— Мне сложно сказать. За три недели реакция...хотелось бы, чтобы была более заметной. Пока ее нет.

— Никаких объявлений, объяснений, ничего?

— В общем и целом нет — «работайте».

— После того, как стало известно, что вы подписали это обращение, на вас оказывалось давление?

— Нет.

— И никакой реакции со стороны руководства больницы и городских властей вам не поступало?

— Нет.

— Вы провели две недели в карантине, работали с больными с подтвержденным диагнозом «коронавирус»...

— Это разнесенные истории. Сначала я работала в карантине, где подтвержденных коронавирусных пациентов переводили в Боткина. А следующая история началась с прошлого понедельника, когда только лично у меня [в отделении] было 15 «ковидных» пациентов, перевезенных к нам из других больниц. Они все поступали с внебольничной пневмонией. Я их называла «15 моих принцесс».

— За то время, которое вы провели в карантине и работали с больными ковидом, в больнице были налажены поставки всего необходимого медикам: чистой одежды, питания?

— Вот, кстати, питание — было! Надо отдать должное, нас кормили все время. Я так понимаю, надо сказать спасибо бизнесу, нам каждый день привозили обеды и ужины. Если не ошибаюсь, кафе на Мытнинской.

— А вы слышали о случаях, когда медиков просили задним числом подписать бумагу, что они работают с ковидом? Зачем это нужно?

— Я объясню. Это важно — чтобы у медиков был статус работающих с «ковидом». Во-первых, в противном случае не будет выплат. Во-вторых, если мы заболеем или, не дай боже, умрем, близким тоже ничего не будет выплачено. У нас заболело очень много персонала. Я не говорю, что это правильная практика — давать деньги за то, что ты заболел. Но по крайней мере, если человек умирает, родственники получат компенсацию. Потому что реально люди болеют крайне тяжело.

— В соцсетях, узнав о вашем увольнении, в комментариях предлагают помощь. Как могут помочь?

— Я готова работать в любом стационаре, где будет нормальная работа. Мне не надо больше никакой помощи.

— А врачам в принципе?

— Помощь, на самом деле, организовать реально. Для этого и денег много не надо — только немножко включить мозг. Берутся любые строительные материалы, которые помогут сделать шлюз, — в идеале, конечно, пластик. Чтобы помещение, где сидят больные, и то, где находится медперсонал, были разделены (чтобы врач, приходя от зараженных, мог переодеться. — Прим. ред.) Вы же понимаете, это не те средства, о которых можно вести разговор.

Второе. Люди должны делать маски. Куча женщин сидит дома и не знает, чем себя занять! Почему маски не нашить? Для того, чтобы пациент мог, как положено, каждые два часа менять маску. Потом мы ее обрабатываем дезраствором, гладим и снова им выдаем. Большое количество масок надо, да. Но тогда персонал не будет так заражаться.

И третье. Материал, из которого сделаны эти противочумные костюмы... это я в шутку так... сделаны всего-навсего из нетканого материала, который очень похож на тот, который я под крышу на даче укладывала. Он выпускает пар, но не запускает влагу. Идеально. На складах — полно. Почему не организовать швейное производство и не сшить? Люди без работы сидят! Дома женщины с машинками, с руками — сшейте! На больших, на маленьких медсестер и врачей. Это что, проблема? В войну варежки вязали, а здесь не могут костюмы сделать.

Это все можно и нужно делать обычным людям, потому что когда пришла такая беда, мы должны быть вместе, а не так, что кто-то сидит в норе, а кто-то с голыми руками брошен на амбразуру.

Еще хочу сказать, что огромное количество медиков заболело. Если бы наша власть публиковала количество зараженных медработников, может быть, эти безмозглые женщины, которые шоркаются с детьми по улице, перестанут это делать. Потому что болезнь — реальная, заразность ее очень большая. И заболеть — очень легко. А болеть очень тяжело. Этого просто никто не понимает. Люди слышат: «Ну да, сто человек в день в Питере заразились, ну это же ничего на огромный город...»

— То есть выделять из общей статистики отдельно?

— Я считаю, что такие данные — сколько медработников заболело и какого возраста — обязательно надо обнародовать. Для того, чтобы люди понимали — не старики болеют, а молодежь, болеет очень тяжело, и умирает тоже! Пока ни в одном средстве массовой информации не было ни одной смерти медработника. А это, правда, по слухам, не так.

Я знаю, что в Боткина — ну, это известные сведения, [заболели] 137 медиков, и бОльшая часть из них врачи. Еще наши медсестры и врачи во Второй городской больнице, много сотрудников госпиталя — больше 40 человек. В нашей больнице, по крайней мере, четверо медиков болеют, одна — очень тяжело. И никто об этом не говорит.

Понимаете, если бы была информация и нормальная статистика, люди бы боялись. А так что? «У нас роста-то никакого нет, у нас все хорошо». Эпидемия еще не началась, а медиков вышибает. В моем 28-м отделении на Старорусской заболели медсестра, медбрат и санитарка. Три недели работы — три человека. Притом что мы очень береглись.

Беседовала Ирина Корбат,
«Фонтанка.ру»

Фото: из личного архива Марианны Замятиной
© Фонтанка.Ру

ПОДЕЛИТЬСЯ

ПРИСОЕДИНИТЬСЯ

Рассылка "Фонтанки": главное за день в вашей почте. По будним дням получайте дайджест самых интересных материалов и читайте в удобное время.

Комментарии (138)

Sanchapansa
Даже удивительно, что такое опубликовали.... Вот это я понимаю, реальная картина, а не то, что нам выдают хавать... Жаль, если такого врача потом "затравят" ((

225559041
Все увольняются по тому что жадность главврачей их и погубит. Отсутствие СИЗов и доплат. Отсутствие переобучения и инфекционистов в учреждениях. Пиление денег из федерального бюджета это слишком вкусно

Fruit Bat
Первые разумные слова от разумного человека за всю историю этой эпопеи. И еще я понять не могу, почему не ввести масочный режим? Это что, так сложно? Власти это ничего не будет стоить даже. Маски обычные малоэффективны «на впуск», но очень эффективны «на выпуск», то есть она на 95% не даст зараженному расплевать свой вирус на окружающих. Поскольку в текущей ситуации каждый должен считаться потенциально зараженным (при том высоком % бессимптомного носительства), то наличие маски на каждом - весьма эффективная мера по сдерживанию распространения вируса в популяции. То есть она действительно эффективна, причем куда больше, чем идиотская пародия на нашу самоизоляцию, которую никто не соблюдает. Масок нет? Не смешите! Сшейте сами, хоть из старых трусов, любая тряпка на лице - сойдет. Было бы желание. Это же так просто. И штрафовать не за пробежку по Сосновке или за прогулку с собакевичем в парке, а за то, если сделал это без маски.

Наши партнёры

СМИ2

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор