18+
Проекты
Фото JPG / GIF, до 15 мегабайт.
Я принимаю все условия Пользовательского соглашения
Введите цифры с изображения:
23:19 22.10.2018

"Венесуэла похожа на Россию 90-х"

Владимир Путин поздравил Николаса Мадуро с очередным избранием в качестве президента Венесуэлы. Россиянка, живущая в Венесуэле, рассказала «Фонтанке», что это неспроста: мы близнецы.

"Венесуэла похожа на Россию 90-х"

Николас Мадуро и Владимир Путин//Пресс-служба президента РФ

Владимир Путин поздравил Николаса Мадуро с очередным избранием в качестве президента Венесуэлы. Россиянка, живущая в Венесуэле, рассказала «Фонтанке», что это неспроста: мы близнецы.

Николаса Мадуро переизбрали президентом Венесуэлы. Он получил на выборах около 68% голосов, став во главе южноамериканской республики во второй раз подряд. В Госдепе назвали выборы в Венесуэле «нелегитимными». Но президент РФ так не считает. Владимир Путин по доброй «доинтернетовской» традиции послал Николасу Мадуро поздравительную телеграмму, выразив уверенность, что стратегическое партнерство между Россией и Венесуэлой – еще впереди.

Москвичка Анна Осипова, впервые попавшая в Венесуэлу в 2009 году по приглашению друзей, уже 4 года живёт и работает гидом-переводчиком в Каракасе. Воспитывает троих детей, двое из которых родились уже в Венесуэле. Замужем за венесуэльцем, который работает в местном избиркоме. Она рассказала «Фонтанке», чем жизнь в Венесуэле напоминает российские лихие 90-е и почему ее новые соотечественники все равно улыбаются и танцуют при первом возможном случае. 

- За кого голосовала ваша венесуэльская семья? 

– Муж зашёл на свой участок вчера и проголосовал за Фалькона. Кто-то говорит, что он подставной, но люди голосовали не за Мадуро, чтобы хоть как-то изменить ситуацию. При этом мой муж работает в местном избиркоме, но вчера у него был отгул. Он ухаживает за больным отцом. У мужа в избиркоме есть страховка, но мы шутим, что ее хватит только на вход в клинику. На анализы нет. А папа его в бесплатном госпитале. Там даже не кормят. Говорят, что на это нет денег. Те, кто там лежат, едят только то, что несут родственники. Муж носит еду дважды в день. Возвращаясь к выборам, вчера дома осталась большая часть страны. 5 с чем-то миллионов за Мадуро. За другого кандидата миллион с чем-то и за третьего 900 с чем-то тысяч. В итоге миллионов 8. И это в стране с населением 28 миллионов человек. Многие публиковали фотографии с полупустых, а где-то и вовсе пустых избирательных участков.

- Это потому, что оппозиции не было?

– От правительства был только Мадуро. Остальные трое были оппозиционными. Но тут все понимали, кто выиграет. Как шутили друзья про тех, двоих, кто не дошёл до выборов, и кандидата Рейнальдо Кихада (за него проголосовали 0.4% участников голосования. – Прим. ред.), «их знают только их родственники». Они не делали никакой кампании. Про занявших второе место Энри Фалькона и третье Хавьер Бертуччи такие истории ходят, что большинство пришедших на выборы решили, лучше уж пусть будет Мадуро.

- То есть, по сути, оппозиции у вас все же нет?

– Спустя два года после известных протестов, которые начались в 2014 году и закончились прошлым летом, люди поняли, что на оппозицию положиться нельзя. Потому что всё, что они могут, – организовать протест, вывести на улицу тех, кто всё рушит. Тогда были простые люди, которые ходили в демонстрациях по городу. Гуляли. А были группы активистов, которые бросаются на полицию, кидают коктейли Молотова. После того, как оппозиция нанимала таких людей, а это подтверждено, отношение к оппозиции лучше не стало. До сих пор все вспоминают историю, которая тогда была в одном из «оппозиционных районов» Каракаса Чакау. Человек ехал домой на своей машине. Улицы были перекрыты. Ему эти нанятые молодчики сказали, что он здесь не проедет. Он им сказал, что свой, из оппозиции, что просто здесь живёт и ему нужно припарковать свой фургончик. Ему сказали, что он всё равно не проедет, и подожгли машину. Свои против своих. Многие оппозиционеры после такого просто потеряли веру в оппозицию и не знают, кого поддерживать. И против власти, и против оппозиции. 

- «Диктатуре» даже не пришлось никому затыкать рот?

– Да какая диктатура. Диктатором был Сталин. Ни слова против не пискнешь. А если пискнешь, тебя тут же сдавали свои же. А Мадуро до Сталина ой как далеко.

- То есть выйдешь на улицу Каракаса, скажешь что-то вроде «Мадуро – преступник», и ничего не будет?

– Нет, конечно. 

- Но СМИ пишут, что люди бегут из страны.

– Да. Иностранные СМИ трубят об этом. Особенно СМИ от оппозиции. Пишут, что половина страны уехала, что жить невозможно. Жить возможно. Но надо понимать, что фактически в Венесуэле сегодня остались два слоя населения. Очень богатые и очень бедные. Есть люди, у кого бизнес в Штатах, Панаме, Европе. Доход у них в валюте. Им нет смысла напрягаться. Либо крупный местный бизнес, со связями в правительстве. Как у нас, в России. 

- А бедные бегут? 

– Это есть. Но картинка, где в кадре только голодающие, бегущие через границу, далековата от реальности. Да, есть рабочий класс, который буквально выживает. Не представляю, как они выживают. Мне сложно представить семью, у которой доход в районе 7-8 миллионов боливаров в месяц, а на пропитание нужно миллионов 200 в месяц. Килограмм сыра сейчас стоит 5-6 миллионов. Но уехали в основном представители среднего класса.

- Иностранцы тоже поехали обратно? Те же русские. 

– Из русских я знаю только троих, кто уехал. Основная диаспора вся тут. Она формировалась ещё в советское время. Приглашались специалисты. Они потом перевозили близких. В прошлом году приезжала моя подруга из России. И она приехала в самый пик протеста. Сейчас планирует опять вернуться. Она жила тут в небольшом отеле с сервисом на уровне пяти звёзд, за 10 долларов в сутки.

- А вам на семью из двух взрослых и трёх детей сколько нужно боливаров в месяц, чтобы элементарно быть сытым одетым и жить под крышей?

– В месяц нужно порядка 400-500 тысяч. Нули уже отбросила мысленно почти вся страна, так как 4 июня грядёт деноминация, уберут три ноля. Это порядка 500-600 долларов в месяц. И этого вполне хватит на семью из 5 человек. Еда, одежда детям, обувь и так далее.

- А доллары как меняют?

– Официально доллар здесь запрещён. Но при этом все чёрным курсом пользуются и никого никуда за это не сажают. Официальный курс я давно не проверяла, был около 40 000 боливаров за доллар. По факту меняют выше 800 000.

- Но вашу подругу, которая жила в хорошей гостинице за 10 долларов в сутки, можно поздравить, что Мадуро снова президент? Она сможет так же уютно жить в Венесуэле впредь.

– Да (смеётся). Смеются не все, да. Но здесь люди обладают очень сильной самоиронией. Как русские. У большинства тех, кто остался, смех сквозь слёзы. В ближайшие 6 лет перемен в стране не просматривается. 

- Похоже на Россию?

– Похоже. Сейчас ситуация похожа на Россию 90-х. Те, у кого всё хорошо, из страны не убегают, а наоборот, пользуются ситуацией и оптом всё скупают. Сейчас здесь можно купить квартиру на берегу моря за 20-30 тысяч долларов. Это вложения в будущее. Власть ведь не вечна. Она просто не может быть вечной. Все понимают, что цены вырастут в разы в будущем.

- Знаменитая преступность в столице Венесуэлы как выглядит?

– Слава самого опасного города мира явно преувеличена. Главное соблюдать стандартные меры безопасности, которые универсальны для всего континента и части Северной Америки. Не хочешь быть ограбленным – не одевайся так, чтобы привлекать внимание, и не носи золото. Серебро можно спокойно носить. Оно здесь стоит копейки. Я, например, хожу в серебре, и меня никто не трогает. Одна моя знакомая, которая здесь живёт, любит золото. Она нашла выход. Носит цепочку из белого золота, которая выглядит как серебряная. Жёлтый металл могут снять прямо на улице. Подойдут и с пистолетом в руке вежливо попросят снять. Другими словами, просто не надо выпендриваться, и не будет проблем. Если выбирать из двух зол, двух плохих ситуаций, то я предпочту быть ограбленной с пистолетом в Каракасе. В данном случае у меня будет выбор. Отдаю и остаюсь живой. Просят телефон – отдай украшение. Просят сумку всю – отдай всю сумку. Так вот я выберу это, чем случайно оказаться в автобусе или метро в России с террористом, который просто меня убьёт.

- Как люди, живущие в Венесуэле, воспринимают США? В вашем телевизоре много лет рассказывали, что преступники именно они. Люди верят, что они виноваты в экономических проблемах? Как воспринимают американские санкции?

– Зависит от социального класса и политической принадлежности. Сразу скажу, что адекватных везде больше. И это радует. Но попадаются среди чавистов товарищи с настолько «промытыми мозгами», которые уверены, что если бы США и доллара не было, Венесуэла была бы процветающей страной. Санкций как таковых обыватель здесь не чувствует. Т.е. это не как в России, например, разом исчез импортный сыр. На прилавках есть товары и из Штатов, и из Европы. Санкции больше чувствует на себе правительство, ну и, возможно, крупные бизнесмены («Фонтанка» ранее рассказывала о санкциях в отношении некоторых венесуэльцев. – Прим. ред.).

- Как в Венесуэле оценивают роль России в поддержке экономики страны?

– Россию здесь уважают. Понимают большую роль сотрудничества. И это не только нефть. Энергетика, вооружение. Очень многие военные проходят практику в Венесуэле. Даже силовики местные иногда проходят практику в нашем КГБ… ФСБ т.е. И даже когда среди оппозиционеров я говорю, что я – русская, нет упрёков, что русские поддерживают не симпатичное им правительство. Повторюсь, многие иностранные СМИ показывают только негативные стороны жизни в Венесуэле. Бедных. Рабочий класс, который реально не живёт, а выживает. На одном из американских телеканалов показали местную пекарню, куда ворвались грабители. Здесь нет хлебозаводов, а каждый магазинчик печёт хлеб. Это произошло в трущобах. В кадре рассказали про дикий народ, который «сметает всё с прилавков», «не знает куда бежать». Мы так смеялись с мужем. Это был обычный грабёж. Несли не еду, а сигареты и кассовый аппарат. 

- Вы, наверное, просто живёте в фешенебельном отеле с зарплатами в валюте.

– Конечно! Мы как раз и живём в районе для рабочего класса. Увы, ни в каком не фешенебельном. Зарплаты моего мужа хватит на тот самый килограмм сыра. А он специалист с высшим образованием, экономист.

- То есть вы кормите семью? 

– Да. Я, приехав сюда, начала работать сама на себя как гид-фрилансер. Сотрудничаю с местными агентствами. Испанский выучила сама в Москве. Русскоязычный гид в Венесуэле – редкость. В туризме есть пара человек на острове Маргарита. Но они специализируются по острову в основном. По материку они не сильны. Могут помочь купить куда-то билеты, но не сопровождать. И они забубенивают высокие цены нашим же собственным соотечественникам. А в самой Венесуэле людям, которые приезжают с валютой, здесь всё в разы дешевле, чем в других странах. В разы. И туристы едут.

- А если ситуация в стране станет хуже, у вас есть план «Б»? Куда поедете жить, если придётся уезжать?

– Хороший вопрос. Не думали пока об этом. Пока не так страшно. Думаю, что, возможно, всё обойдётся. Местное правительство тоже не дураки и понимают, что минимальный запас избирателей, который у них остался и есть, надо чем-то удерживать. Что-то изобретать новое.

- А они могут изобретать?

– Могут. Вопрос в том, захотят ли.

- А что им мешает захотеть? Голодающие бедные и бедные, пытающиеся убежать из страны, вроде как должны «помогать захотеть изобретать способы выходы из кризиса»?

– Я не буду утверждать на 100%. Но есть знакомые, которые были на встречах представителей, скажем так, высших чинов оппозиции, которые спокойно и без скандалов договариваются с властью. Из серии: 

"- Можешь подписать то-то и то-то? Только я про тебя по телевизору скажу не очень хорошо. 

- Да не вопрос. Говори чего хочешь, главное документы подписывай".

Я к тому, что ситуация в стране устраивает и тех, и тех. Обе стороны на всём этом наживаются.

- Интересно, как бы это могло выглядеть в наших не столь тёплых краях.

– Да. Жизнерадостность и доброта тут не покидает даже самых бедных. В России сказывается нехватка солнца. Тут сами люди какие-то солнечные. Те же выживающие рабочие, услышав музыку, идут танцевать. Неунывающие.

- Что бы вы попросили у Путина, который в следующий раз будет обсуждать помощь России Венесуэле?

– Ой, не знаю. Но не думаю, что Россия перестанет помогать и сотрудничать с Венесуэлой. Латинская Америка в целом и Венесуэла в частности так же, как Россия, очень богаты на природные ресурсы. В такой ситуации отказываться от сотрудничества по меньшей мере глупо. Тем более в условиях, когда США и Европа ополчились против России. Мы же им как кость в горле. Думаю, что принцип объединения против единого экономического врага будет держать наши страны вместе. Но мне в любом случае в Венесуэле нравится больше, чем в России. Приезжайте, убедитесь сами, что не так страшен чёрт, как его малюют.

Николай Нелюбин, специально для «Фонтанки.ру».

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор