21.06.2020 12:41
13

«Из 600 исследований в день 90 — ковид-плюс». Как работает поликлиника с единственным в городе КТ для легких форм коронавируса

Поликлиника №106 — один из самых крупных поликлинических комплексов в городе. Здесь находится лаборатория, которая выполняет анализы на коронавирус для Красносельского района, а еще — единственный на весь город пункт компьютерной томографии для пациентов с легкой формой коронавируса или подозрением на него. В условиях эпидемии поликлиника сумела сохранить в рабочем состоянии свое онкологическое отделение с дневным стационаром. Центр амбулаторной онкологической помощи открылся в конце прошлого года, когда никто не мог предвидеть масштабов будущей пандемии COVID—19.

Фото: Михаил Огнев/«Фонтанка.ру»

Главврач поликлиники №106 Вадим Кунин в интервью «Фонтанке» рассказал о том, сколько тестов на коронавирус делается для Красносельского района и как долго приходится ждать подтверждения результатов в лаборатории на Оборонной, какую схему лечения назначают тем, кто сидит с коронавирусом дома, легко ли попасть на компьютерную томографию и что бывает с сотрудниками, которые жалуются на условия работы в СМИ.

Вадим Кунин
Вадим КунинФото: Михаил Огнев/«Фонтанка.ру»

— Как получилось, что в районной поликлинике появился собственный онкологический центр?

— Онкологическое отделение мы организовали в конце декабря 2019 года. В планах оно стояло только на 2022 год. Но, так как я сам онколог, с 2012 года работал в КНПЦСВМП в Песочном, хотелось сделать это поскорее. Заведующая отделением является химиотерапевтом. У нас есть специалисты всех направлений — онкогинекологи, онкоурологи, есть даже лор-онкологи, а это очень редкие и востребованные специалисты. Организован дневной стационар на 10 коек. Все онкологические пациенты у нас получают лечение и препараты бесплатно — город нам выделил бюджет на закупку лекарств. К нам обращались из онкодиспансера на проспекте Ветеранов с просьбой взять их пациентов на долечивание, потому что нельзя прерывать цикл лечения. И мы взяли всех пациентов Красносельского и Петродворцового района. Сейчас с аналогичной просьбой к нам обращается Кировский район. Нагрузка пиковая, но мы справляемся. Онкологическое отделение — это наша гордость.

— Как удается сохранить работу онкологического отделения, несмотря на эпидемию?

— Мы обследуем пациентов на ковид перед началом лечения в своей лаборатории. Многие уже приходят со справкой об отсутствии коронавируса. Врачи всегда применяют все необходимые средства индивидуальной защиты: маски, очки и перчатки. На входе у нас все время стоит сотрудник, который измеряет температуру, и, если она повышенная, отправляет посетителя в бокс. Это достаточно эффективная мера для предотвращения заражения. На сегодняшний день из 1500 сотрудников нашего поликлинического комплекса заболели коронавирусом только трое — это случаи, подтвержденные внутренней комиссией. Но комиссию пока прошли не все, кто был на больничном, возможно, в итоге будет выявлено порядка 10–15 заболевших.

Фото: Михаил Огнев/«Фонтанка.ру»

— В условиях эпидемии это можно считать серьезным успехом. В чем секрет?

— Я занимаю пост главврача около года, в коллективе много молодых и горящих своим делом специалистов — и на поликлинику, вероятно, возлагают некие надежды. Наверное, главное, что помогает справляться со сложностями, вызванными эпидемией — это желание работать. Нам ставят задачу — мы ее выполняем.

Поликлиника №106 — единственная в Петербурге, которая круглосуточно делает КТ, причем не только для Красносельского района, а для всего города.

В нашей структуре 3 взрослых и 3 детских поликлиники, 2 женских консультации, станция скорой помощи, травмпункт круглосуточный взрослый и детский, стоматологическая клиника и два офиса врача общей практики. Есть отдельно организованный пункт забора материала для анализов на COVID-19. Он начал работать с самого первого дня массового тестирования на коронавирус 16 марта. И в первые дни ажиотаж был очень большой.

Фото: предоставлено поликлиникой
Фото: предоставлено поликлиникой
Фото: предоставлено поликлиникой

Мы сразу же выделили врача, медсестер, которые занимались регистрацией документов, у нас был запас пробирок Эппендорфов и тупферов для забора мазков. Мы получили рекомендации Роспотребнадзора, каким образом брать мазки, и начали работу. Поначалу мы только производили забор биоматериала и отвозили полученные пробы в пункт приема Роспотребнадзора на улице Отважных, откуда их транспортировали в лабораторию на Оборонной.

— В какой момент вы начали получать тест-системы от Роспотребнадзора?

— В конце апреля наша лаборатория официально была введена в маршрутизацию для выполнения анализов на коронавирус для Красносельского района. Роспотребнадзор выдавал нам тест-системы на весь Красносельский район. Они выдавались по нашим заявкам раз в три дня. Других тест-систем просто не было даже в продаже, компании-производители еще не вывели их на рынок в достаточном количестве. Потом стали доступны наборы «Вектор-бест», их представители предложили нам свои тест-системы одними из первых. И мы перешли на них. Наборы «Вектор-бест» мы приобретали уже самостоятельно. Сейчас мы закупили наборы для анализов на антитела — на иммуноглобулин IgM и IgG. Средства на закупку тест-систем и исследования на антитела выделил комитет по здравоохранению. Сумма контракта составила несколько миллионов рублей, тест-систем нам должно хватить надолго. Сейчас нам приходится обследовать не только пациентов и медработников, но и сотрудников ТИКов в рамках кампании по подготовке к голосованию 1 июля.

— Сколько тест-систем лаборатория запрашивала и сколько реально получала от Роспотребнадзора?

— Нужно всегда больше, чем удается получить. Лаборатория, понимая, что поток пациентов может вырасти, старалась просить с запасом. На данный момент у нас в лаборатории проводится порядка 500–600 исследований в день. Из них от 40 до 90 в день оказываются положительными, но сейчас мы наблюдаем тенденцию к уменьшению.

Мы перевыполняем план. Изначально мы подавали заявку на выполнение 350–400 исследований в сутки. Но сейчас все уже привыкли работать в усиленном режиме.

Фото: Михаил Огнев/«Фонтанка.ру»

— Почему вы решили закупать тест-системы именно «Вектор-бест»?

— Они первыми появились на рынке. Кроме того, эта система просто удобна — в наборе есть все необходимые реагенты для исследования. Один набор — это 98–100 проб, а стоит в районе 10 тысяч. Нареканий на эту тест-систему нет никаких. В нашей лаборатории на получение результата уходит от 6 часов до двух дней. Затем биоматериалы по положительным и сомнительным результатам мы отправляем на подтверждение в лабораторию Роспотребнадзора. Сейчас работает электронная система обмена информацией с лабораторией на Оборонной. Какие-то перебои с получением ответа были в мае, когда работа только настраивалась. Сейчас жалоб на задержку анализов нет. На днях мы направили письмо в комитет по здравоохранению с просьбой разрешить нашей лаборатории делать анализы на СOVID-19 без подтверждения на Оборонной. У нас от 82% до 95% совпадений результатов анализов. Нам сообщили, что этот вопрос рассмотрят и решение может быть принято уже на следующей неделе.

— Как долго сейчас приходится ждать подтверждение от лаборатории Роспотребнадзора?

— Два-три дня. Мы сразу информируем пациента, что у него предварительно положительный или сомнительный результат и рекомендуем соблюдать самоизоляцию. Мы не можем поставить диагноз «ковид» без подтверждения или назначить карантин, но наши пациенты, как правило, люди ответственные и понимают, что окружающих подвергать риску заражения не надо.

За счет чего удается справляться с повышенной нагрузкой на лабораторию?

— Мы работаем в две смены, и в субботу тоже. В мае лаборатории иногда приходилось работать и в выходные дни, потому что нам присылали биоматериалы больницы №1 и №15, роддома, плюс проходили обследование жители района. Но наши сотрудники довольны тем, что у них есть работа, она востребована и интересна. Кроме того, все сотрудники, которые работают в зоне ПЦР, на разборе биоматериала, получили положенные им «коронавирусные» выплаты.

Фото: Михаил Огнев/«Фонтанка.ру»
Фото: Михаил Огнев/«Фонтанка.ру»

— Но в марте в СМИ появился монолог медсестры из 106 поликлиники, которая анонимно рассказала об условиях работы и о том, что выплаты она недополучила: их, по ее словам, начислили не за риск, а за конкретные часы и минуты, проведенные с подтвержденными коронавирусными пациентами.

— Да, такая публикация была. В тот же день, когда она появилась, я провел коллективное собрание с врачами и медсестрами. Мы проговорили все вопросы, на которые жаловалась в статье анонимная медсестра. После чего я собрал подписи со всех сотрудников под обращением, в котором говорилось, что информация в опубликованном журналистами материале не соответствует действительности. Это обращение мы отправили в редакцию со сканом всех подписей. И так совпало, что вскоре публикацию заблокировали в «Фейсбуке» как фейковую.

— А вы выяснили, кто был источником журналистов?

— Да. Но этот человек даже не имел прямого отношения к поликлинике — это была дочь одной из сотрудниц.

— Почему жалоб на начисление выплат так много?

— В нашей поликлинике «коронавирусные» выплаты начисляются в полном соответствии со всеми приказами и постановлениями правительства. Основная претензия сотрудников касается 484-го постановления. В нем указано, что врачи и медсестры должны получать по 80 и 50 тысяч надбавки за работу с COVID-19. Но речь идет о сотрудниках стационаров и скорой помощи. И сотрудники, которые работают в участковой службе или на КТ, не понимали, почему по 484-му постановлению им не произвели выплаты. Но, например, наш компьютерный томограф, к сожалению, не является стационаром. Что же касается сотрудников станции скорой помощи — у нас не было ни одной жалобы, все врачи и фельдшеры получили свои выплаты.

— Как происходит наблюдение за пациентами, которые лечатся от коронавируса дома?

— При появлении симптомов пациенты вызывают участкового врача на дом. Врач приходит, слушает легкие, проводит осмотр и назначает противовирусное и антибактериальное лечение. Исходя из наших наблюдений, оптимальной схемой лечения для пациентов, переносящих коронавирус в легкой форме, является сочетание «Интерферона-альфа» и «Аугментина» или «Таваника».

Если пропало обоняние или есть другие симптомы, не исключающие коронавирус, признаки ОРВИ, врач берет мазок на анализ. У контактных лиц мазки берутся при появлении симптомов. За время эпидемии наша лаборатория выполнила порядка 30 тысяч тестов. Из них 10–15% положительные.

На КТ мы, как правило, направляем на 8-е сутки, если не происходит улучшения состояния. Врачи не консультируют по телефону, ходят к пациентам на дом. Проблемы возникали только в апреле, когда Роспотребнадзор присылал списки прибывших из-за границы. Вот этих пациентов приходилось буквально ловить, иногда даже полицию подключать.

Фото: Михаил Огнев/«Фонтанка.ру»

— Как много КТ приходится делать в сутки?

— От 70 до 90 исследований. Мы входим в число 5 государственных центров РКТ в городе. В мае, когда мы начали делать КТ массово, к нам пациентов со всего города привозили на «скорых». В первые 2–3 дня к нам по улице Рихарда Зорге выстраивались очереди из 12–14 машин «скорой помощи». Изначально предполагалось, что пациентов будут привозить по записи, но это правило стали нарушать, и поэтому возникали очереди. Затем вышло распоряжение, что по двум адресам в городе — в нашей поликлинике и в клинике «Скандинавия» в Госпитале ветеранов войн — делаются исследования КТ для пациентов с легкими формами заболевания, которые могут добраться до клиники самостоятельно. Комитет по здравоохранению выделил нам два микроавтобуса, чтобы после исследования на КТ мы могли развозить пациентов по домам. В начале июня в Госпитале ветеранов войн аппарат КТ вышел из строя, и мы остались одни для пациентов с легкой формой заболевания на весь город. Для пациентов с более тяжелыми формами есть три других пункта догоспитального КТ.

Есть ли в поликлинике трудности с СИЗ?

— С первых же дней эпидемии мы закупили СИЗы, в том числе плотные многоразовые защитные костюмы. Для их обработки у нас есть кварцевая комната. Когда началась эпидемия, медицинские респираторы у нас уже были, мы докупили к ним очки. Поликлинике требуется ежедневно по нормам расчета около 200 защитных костюмов в зависимости от нагрузки — больше всего, порядка 150 штук, нужно сотрудникам «скорой», их у нас 22 человека. Но по факту на «скорой» в день уходит в среднем 70 костюмов. Специалисты на КТ, в лаборатории и участковые врачи, когда выходят на вызовы с температурой, также должны быть в защитных костюмах. Одноразовые комбинезоны мы тоже используем — дело в том, что многоразовые костюмы довольно велики по размеру, что не всегда удобно для миниатюрных женщин.

Мы с самого начала хорошо защитили своих сотрудников и справляемся с нагрузками. И тем более обидно, когда в СМИ в адрес медицинских работников идет сплошной негатив. Но практически все жалобы на работу врачей, нехватку СИЗ или начисление стимулирующих выплат — анонимные, кто-то один жалуется, а подается это как коллективное недовольство.

Вероятно, люди боятся последствий, и выступают под своими именами в самых крайних случаях.

— Я всегда говорю своим сотрудникам: если вы чем-то недовольны, вам чего-то не хватает для работы — просто придите и расскажите об этом. Ко мне всегда можно записаться на прием и выяснить все лично.

А что стало с сотрудницей, дочь которой рассказала журналистам о «коронавирусных» надбавках?

— Ничего. Она продолжает работать в офисе врача общей практики.

Венера Галеева, «Фонтанка.ру»

Фото: Михаил Огнев/«Фонтанка.ру»
Вадим Кунин
Вадим КунинФото: Михаил Огнев/«Фонтанка.ру»
Фото: Михаил Огнев/«Фонтанка.ру»
Фото: Михаил Огнев/«Фонтанка.ру»
Фото: Михаил Огнев/«Фонтанка.ру»

ПОДЕЛИТЬСЯ

ПРИСОЕДИНИТЬСЯ

Рассылка "Фонтанки": главное за день в вашей почте. По будним дням получайте дайджест самых интересных материалов и читайте в удобное время.

Комментарии (13)

261987121
Подождем ответ с АП

Nevri
Про дочь медсестры , которая якобы дала интервью газете МР7. Это они меня имеют в виду. И все потому, что я веду микро-блог в Инстаграм.
В апреле месяце мед работники никак не были оснащены средствами защиты. Меня никто не просил. Но я собрала средства в размере 16000 рублей и купила нашим медикам из 106 поликлиники маски и респираторы. Просто передала маме, что бы она раздала всем по немного. Мне не надо было ни благодарности , ничего!!! И за это меня и мою маму наказывают??? Как только вышла статья в МР7 , в которой говорилось, что ВРАЧ даёт интервью. И есть недовольные оснащением и выплатами. Мою маму вызвали к старшей сестре. И обвинения были построены на том, ЧТО А ВАША ЖЕ ДОЧЬ БЛОГЕР! Типа пишите заявление по собственному. Иначе уволим по статье. Мама конечно увольняться не стала. Я сходила к старшей сестре лично и объяснила, что эти интервью не моих рук дело! На что поступил ответ: НК С ЧЕГО-то ЖЕ ЭТО НАЧАЛОСЬ. А теперь глав врач в этом интервью снова несёт чушь!

J.Yagn
Хм... 90 положительных в день на Красносельский район, математика как-то не сходится

Наши партнёры

СМИ2

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор