Авто Признание & Влияние Доктор Питер Афиша Plus
18+
Проекты
JPG / PNG / GIF, до 15 Мб

Я принимаю все условия Пользовательского соглашения

21:16 14.12.2019

«Наши священники становятся свободными людьми благодаря социальным сетям»

Пока англиканская церковь вырабатывает «заповеди» для соцсетей, РПЦ обучает батюшек видеоблогингу. Некоторые посты достойны стать хитами Рунета — но эта свобода вот-вот может закончиться.

«Наши священники становятся свободными людьми благодаря социальным сетям»

фото: Кристина Кормилицына/Коммерсантъ

Архиепископ Кентерберийский Джастин Уилби, выступая в штаб-квартире Facebook в Лондоне, рассказал о заповедях поведения, которыми должны руководствоваться христиане в социальных сетях. Эти заповеди просты: соблюдайте правила безопасности, будьте уважительны и не делитесь оскорбительным контентом, проявляйте доброту, не лгите, понимайте ответственность — ведь Интернет помнит все, будьте «добрым посланником» – грань между личным и профессиональным в Интернете условна, ведите себя достойно в споре, соблюдайте авторские права, не раскрывайте конфиденциальную информацию и следуйте правилам соцсетей, которыми пользуетесь. А если кто-то при вас эти правила нарушил, не стесняйтесь сообщить об этом в администрацию соцсети.

«Заповеди» вызвали активное обсуждение, особенно в той части, которая советует «сообщать». Между тем священники Русской православной церкви в последнее время стали активно обживать соцсети и вести там миссионерскую работу. Оказалось, что все это неспроста, и у нас разработка системы «заповедей» ведется давно. Но на первый план в них выходят совсем другие ценности.

А что у нас

Первый документ, который регулирует поведение священнослужителей в Интернете, появился у православных в 2011 году, но не в России. На заседании Священного синода Американской православной церкви в Сайоссете, штат Нью-Йорк, были приняты рекомендации для священников по использованию социальных сетей.


Портал «Правмир» опубликовал полный перевод этого документа, но дальше обсуждения с читателями дело не пошло. В этих рекомендациях чувствовалось влияние зарубежного законодательства и этических представлений, больше характерных для корпоративной культуры, в центре которой — стремление избежать конфликта интересов. В документе говорилось, что общение в виртуальном мире должно быть прозрачным и при этом держаться в рамках разумных границ. Разъяснялась разница между «другом» в виртуальном мире и в реальном, где это понятие подразумевает большую тесноту взаимоотношений. Священникам напоминали также, что законы, обязывающие информировать о предполагаемом жестоком обращении, отказе от заботы, эксплуатации в отношении детей и стариков, распространяются и на социальные сети — то есть, если происходит что-то нехорошее, об этом надо сообщить. 

Документ позволял священникам использовать личные аккаунты только для общения с друзьями, членами семьи и коллегами. При этом батюшка не должен посылать запросы на добавление в «друзья» своим прихожанам, потому что из-за неравенства положения те могут постесняться отклонить такой запрос. Принимать запросы на добавление в «друзья» от незнакомцев батюшке тоже нельзя. Всех, кого не можешь зафолловить, надо направлять на групповую страницу прихода, а когда служение в этом приходе заканчивается, прихожан и подопечных надо удалить из «друзей». Отдельно оговаривалась тема фотографий — нельзя постить фото детей без письменного согласия родителей. Эти положения не нашли отклика ни у российского духовенства, ни у прихожан.

В 2013 году, когда у РПЦ все еще не было «заповедей» поведения в соцсетях, священники начали вырабатывать их самостоятельно. Вот такие правила были у руководителя отдела по связям с общественностью Благовещенской епархии священника Святослава Шевченко: перед написанием важных сообщений или комментариев прочитать краткую молитву и перекреститься; в Интернете писать только то, что можешь сказать человеку лично в глаза при встрече, стараться не отвечать сразу на оскорбительные выпады – дать время своим эмоциям остыть, признавать свою неправоту и просить прощения, если кого-то обидел.

В это время священнослужители уже начали чувствовать, что социальные сети — это серьезная ответственность. Известный московский священник, телеведущий и популяризатор православия протоиерей Алексий Уминский в 2013 году закрыл свои аккаунты в соцсетях. Он объяснил этот шаг в интервью журналу о православной жизни «Нескучный сад»: «Если бы я знал, как нужно пастырю себя вести в социальных сетях, я бы остался. А поскольку я не знаю, я ушел».

В начале 2015 года случился скандал: дьякон Павел Шульженко и иерей Сергий Агафошин из Петербурга выложили в соцсети «ВКонтакте» фотографии, на которых они распивали алкоголь и позировали на фоне пожертвований прихожан. Санкт-Петербургская епархия отстранила обоих от служения на три месяца, а в РПЦ задумались о нормах поведения священнослужителей в Интернете.

В 2016 году Священный архиерейский собор Русской православной церкви принял постановление, регулирующее высказывания священников в СМИ и социальных сетях. «Публичные заявления клириков в информационном пространстве, не соответствующие фактам и не доказанные, в случае поступления жалоб должны рассматриваться в рамках существующих церковно-правовых учреждений и оцениваться в соответствии с нормами канонического права», – говорилось в документе.

В 2018 году РПЦ разъяснила батюшкам, как правильно вести видеоблоги. Священников предупредили, что русскоязычная блогосфера настроена антиклерикально и агрессивно, поэтому идти туда надо, развив в себе добродетель любви и терпения. На пути видеоблогерства батюшек ждут искушения: хайп, кликбейт и троллинг. Монетизировать видеоблог не грешно, но не надо проявлять в этом направлении отдельного усердия. Нельзя высмеивать недостатки отдельных людей и бравировать идеологическими штампами. В кадре приличествует появляться как минимум в подряснике или даже в рясе, желательно с наперсным крестом. Также надо избегать фактуры, в которой клирик не разбирается или которая может разделить православных верующих по политическому, социальному или этническому признаку. Но больше всего батюшка-блогер должен опасаться спровоцировать церковный раскол.


В январе 2019 года появилась, наконец, официальная инструкция для клерикального блогинга — «Рекомендации по работе в социальных сетях для епархиальных и приходских информационных служб». Батюшкам объяснили, что в соцсети идти можно и нужно, потому что люди, особенно молодые, больше доверяют сообщениям блогеров в соцсетях, чем официальным новостям. Дальше шли рекомендации, как сделать свой блог популярным. Сообщения, которые вызывают эмоциональный отклик, расходятся быстрее, эффективнее всего будет распространяться более простая по смыслу информация, публиковать свежие посты надо регулярно. Контент не должен быть однообразным, церковные канцеляризмы надо оставить в церковной канцелярии. И вообще, стремиться к идеалу. «В данном случае можно использовать в качестве образца проповедническую практику Христа Спасителя, Который проповедовал перед аудиторией в форме притч, основанных на народном быте, промыслах, традициях и фольклоре», – говорится в документе. Отдельным пунктом священникам советуют выявлять и минимизировать последствия распространения негативной информации.

Батюшки, живущие в Сети

Одним из первых проектов РПЦ в Интернете стало сообщество «ВКонтакте» «Батюшка онлайн». Оно появилось в 2012 году и насчитывает 86 тысяч подписчиков. Представлено и в Инстаграме – как международный проект, в котором на ваши вопросы отвечают батюшки из разных стран.

Формат вопросов и ответов оказался перспективным. В январе 2016 года выпускник Минской духовной семинарии Александр Кухта создал на Youtube канал «Batushka ответит». Там он выкладывает ролики, в которых с позиции христианства рассказывает обо всем на свете.

 Хабаровский священник Андрей Долгополов, у которого 107 тысяч подписчиков в Инстаграме, опубликовал пост о «посмертной улыбке» с фотографиями покойных . От него отписались 400 человек, но ядро аудитории отнеслось к посту батюшки с пониманием.

Священник и православный блогер Святослав Шевченко имеет аккаунты во всех соцсетях. На странице «ВКонтакте» он репостит видео из своего же Youtube-канала, его сыновья Семен и Максим тоже стали видеоблогерами . Особого внимания заслуживают разъяснения на тему «чем комары питались в раю» и как будет «В траве сидел кузнечик» на церковнославянском. Отец Святослав не отстает от детей — так, он сделал видеоразбор «Игры престолов» и объяснил, похож Джон Сноу на Христа или не похож. Здесь священнику удалось пройти по тонкой грани, которая подвела в 2017 году 19-летнего студента Алтайского краевого колледжа культуры Даниила Маркина — на парня завели уголовное дело за оскорбление чувств верующих из-за фотографии Кита Харрингтона в образе и с надписью «Джон Сноу воскрес! Воистину воскрес!»).

Иерей Владимир Панарин из Челябинска пошел еще дальше и сделал подробный видеоразбор тайных смыслов в клипе «i_$uss» группировки «Ленинград». «Это произведение не оскорбляет, а высверливает дыры в чувствах верующих, – говорит Панарин в кадре. – Лично мне клип и песня очень понравились». В среднем видеоролики челябинского батюшки набирают 2 тысячи просмотров. У разбора «Ленинграда» – 328 тысяч. В Инстаграме  и ВК Панарин тоже есть. Кстати, со статусом «Вечность начинается сейчас!». А на канале на Youtube обещает ответить на любой вопрос и называет «5 причин, почему священнику не стоит создавать свой канал на Youtube». Если коротко, то это гордость, опасность, что кто-нибудь пожалуется на сказанную глупость и с тебя могут снять крест, собратья-священники будут завидовать, можно упасть в глазах консервативных прихожан. Но самое главное — видеоблогингом придется заниматься всегда, каждый день. Кому понравилось, ставьте лайки, жмите на колокольчик.

Но не надо думать, что все священники в Интернете веселые и «Игру престолов» смотрели. Один из старейших блогеров РПЦ – протоиерей Димитрий Смирнов, назвавший гомосексуальность «проявлением сатанизма», регулярно публикует видеозаписи своих проповедей.

В Facebook самым популярным священником остается дьякон Андрей Кураев, который активно комментирует актуальную новостную повестку и критикует РПЦ. 

А критиковать бывает за что — с тем же Инстаграмом был связан запоминающийся скандал с участием шлепанцев от Gucci. В 2018 году пользователь «Пикабу» нашёл в Инстаграме страницу священника, на которой тот постил туфли Gucci, сумки Louis Vuitton, фото из ресторанов в «Москва-Сити». Выяснилось, что страница принадлежала заведующему Тверской епархиальной научной библиотекой, протоиерею Вячеславу Баскакову.

 Социальные сети стали для священников пространством свободы. Вопрос только в том, кто и как ею пользуется.

«Я поменял свое мнение и вернулся в социальные сети, но немного под другим условным именем, – рассказал «Фонтанке» протоиерей, настоятель храма Троицы в Хохлах Алексей Уминский. – Я не веду личный блог, принимаю в друзья только тех людей, которых знаю лично, и использую соцсети, чтобы самому читать кого-то и быть в курсе событий». Активность со стороны священников Уминский оценивает положительно, даже несмотря на то, что с некоторыми священнослужителями не согласен. «Наши священники наконец-то становятся свободными людьми благодаря социальным сетям. Один из положительных аспектов этой активности — проявление свободы мысли и свободы слова, – говорит протоиерей. – Я вижу, насколько эти посты могут быть очень личным мнением, с которым я сам очень часто не согласен. Возможно, когда-нибудь я начну вести блог, но для этого у меня должно быть больше личного свободного времени, которое можно было бы посвящать соцсетям». 

Руководитель миссионерского Отдела Кызыльской епархии Антон Дулевич в апреле 2015 года опубликовал текст, который перепечатали многие православные ресурсы – и репостят до сих пор: «Духовная жизнь и посиделки в «ВКонтакте» несовместимы». Но сам активно работает «ВКонтакте» и образовывает свою аудиторию с помощью инфографики родства жен-мироносиц. «Мое мнение о социальных сетях нисколько не изменилось, – сказал он «Фонтанке». – Социальные сети — это инструмент. Чтобы пользоваться этим инструментом и не повредиться, надо быть очень высокодуховным человеком. Есть посиделки — когда человек смотрит, а что там у других. Я могу выложить пост и дня четыре не заходить. Миссионерская деятельность в понимании церкви — это когда мы идем ногами и живым словом туда, где нас не ждут. У меня были посты, которые вызывали недоумение. Например, статья «Православные» балы: пляс во времена чумы» — про аборты, когда православная молодежь собирается на танцы вместо того, чтобы идти в абортарии и там пытаться остановить этих мамаш от убийства детей. Это вызвало критику. Но это и хорошо. Потому что была поднята жесткая тема, которая вызвала соответствующую реакцию».

Настоятель Никольского храма в Павшниской пойме г. Красногорска, священник Павел Островский, у которого 125 тысяч подписчиков в Инстаграме и канал на Youtube, использует православные мемы и считает, что для безопасного ведения социальных сетей необходим опыт.

«Помимо нескольких известных блогеров, сегодня есть десятки малоизвестных священнослужителей, которые активно выкладывают что-то в социальных сетях. Пока это можно охарактеризовать как детский сад, – сказал Павел Островский «Фонтанке». – Опыта нет, из-за отсутствия опыта иногда поднимаются для обсуждения темы, которые никто и не должен бы обсуждать. Внутрицерковные темы в социальных сетях поднимать вообще не нужно, потому что далекие от церкви люди могут что-то не так понять, и получится, что мы вводим людей в заблуждение. Любая наша ошибка — это человеческие духовные жизни. Наша задача — проповедовать через социальные сети, но самим туда не погружаться, вывести людей из виртуального мира в реальный. Сейчас при Синодальном отделе по взаимоотношению Церкви с обществом и СМИ появилось сообщество священников-видеоблогеров. В нем порядка 15 человек блогеров с самой большой аудиторией. Это сообщество и сформулировало рекомендации для блогеров в 2019 году. Проблема в том, что любые рекомендации можно истолковать по-разному. Я начал пользоваться Интернетом в 1999 году и за 20 лет стажа совершил огромное количество ошибок, есть опыт. А есть талантливые молодые священнослужители, которые начали трудиться в социальных сетях год-два назад. И некоторых вещей они не понимают. Никакими рекомендациями их не тормознешь. Можно только собираться вместе, общаться, рассказывать».

Свобода, которую почувствовали православные батюшки в социальных сетях, по мнению Островского, имеет четкие границы: «Человек имеет право свободно выражать свое мнение. Если речь идет о православном вероучении, которое давно догматизировано и не обсуждаемо, и священник, у которого не хватает образования, но есть большой талант, вдруг начинает свободно рассуждать на такие необсуждаемые темы, это вводит людей в смущение. Если церковь на протяжении своей истории считает, что дважды два — четыре, а кто-то талантливо доказывает, что на самом деле — семь, возникают проблемы. Когда о тебе знает очень много людей, сложно быть безупречным. Но, если ты священник, ты должен быть безупречным. И быть осторожным в том, что мы говорим».

Венера Галеева,

«Фонтанка.ру»

Читайте также
Яндекс.Рекомендации

Жильё в Санкт-Петербурге

    Работа в Санкт-Петербурге

      Наши партнёры

      СМИ2

      Lentainform

      Загрузка...

      24СМИ. Агрегатор