18+
Проекты
Фото JPG / GIF, до 15 мегабайт.
Я принимаю все условия Пользовательского соглашения
Введите цифры с изображения:
23:28 19.11.2018

Легендарный аферист Саликов: Или меня изуродовал опер ФСБ, или я научился летать

Во время обыска ствол карабина пробил пятую точку 57-летнего петербуржца, лежавшего в наручниках. Так именитый авантюрист споткнулся о ФСБ. А началось все со светской распри и секс-трэша с будущим следователем.

Легендарный аферист Саликов: Или меня изуродовал опер ФСБ, или я научился летать

Telegram Общественной наблюдательной комиссии Санкт-Петербурга, мониторящей ситуацию в местах лишения свободы, 27 августа рассказал историю не очень известного сегодня Игоря Саликова. Саликов объясняет, как стал инвалидом после того, как 7 мая оперативник ФСБ заковал его в наручники, а стволом пробил анус и вошел в кишки. 

«Какие это наследники Дзержинского?»

«Я долго боролся без огласки. Но, как говорил мой прадедушка барон Мюнхгаузен, все приходится делать самому. Для любого человека подобное было бы постыдным, для меня тем более – при моей репутации. Пишите про меня все как есть. Но, чур, про того, кто меня покалечил, – тоже», – сказал тот, кого автор «Фонтанки» знает еще с ленинградских времен как великого комбинатора. История долгая, но, поверьте, – уникальная.  

7 мая в реанимации Александровской больницы медики зафиксировали разрыв мочевого пузыря, двенадцатиперстной кишки и далее, и далее. Автор текста видел Саликова в палате сразу после операции. Он походил на аватара – из него торчало 12 трубок и шлангов. Но тогда Саликов был не готов публично говорить. 

Он мучается до сих пор – пару дней назад медики готовили его к очередной операции. Ему через библейское место вкачивали в мочевой пузырь жидкость. Взгляд Саликова на случившееся лобовой: 7 мая в его загородный дом в поселок Огоньки (Выборгский район Ленобласти) пришли сотрудники ФСБ в масках и с обыском. С его слов, вскоре он стоял у стены лицом в обои и слышал обещания «опустить».

– Сначала я подумал, что это вообще не советская милиция. Ну тыкнули в морду, ну оплеуха... Я бывалый пират, многое прошел. Но когда грозят, что изнасилуют моего 90-летнего отца, то какие это наследники Дзержинского? Так не бывает, – говорит он «Фонтанке». 

Он убежден и уверен: положив его на пол с закованными назад руками, один из гостей (и понятно какой) взял карабин «Тигр» Саликова и вогнал в задний проход обыскиваемому так, что ствол с пламягасителем пробил внутри все, что смог пробить. Следственные мероприятия, как вы понимаете, закончились. Сначала примчалась местная скорая. Врачи замахали руками, что с этой тяжестью они не совладают, и Саликова с мигалками привезли в Александровскую. Оттуда уже полетела телефонограмма с комментариями. Если бы в ней были указаны полицейские, то разбор был бы мгновенен. А там засветилась аббревиатура другого ведомства.  

С 8 мая по 7 июня в больницу к Саликову один раз пришел следователь по его делу. Причем Саликов к нему без претензий даже после такого. «Его не было в комнате, когда со мной это сотворили. Я понимаю, что ему работать еще, что он станет один биться? Хороший человек, ему действительно неловко». Все же заявления, обращения, отправленные адвокатом, отложились в Военном следственном комитете, где, собственно, до сих пор идет проверка. По дистанции принятия решения – чрезмерно тщательная.  

Что касается версии старшего оперуполномоченного районного отдела УФСБ в Петроградском районе, старшего лейтенанта Ильи Кирсанова, то она, по данным «Фонтанки», тоже есть: Саликов, воспользовавшись моментом, вышел в какое-то место, похожее на туалет, и нанес себе ранение. Чтобы избежать задержания и привлечения. 

Ясно, что ситуация деликатная, но все же здесь у каждого свой жизненный опыт, подсказывающий, можно ли технически это сделать. Незаметно взять карабин и без помощи соучастников вогнать его себе в задницу. Да так, чтобы он пробил внутренности. 

«Ломал с двух рук»

Но прежде чем перейти от повода к причине, обязательно надо расписать фигуру самого Игоря Михайловича. Пусть это мало что поменяет, но точно удивит. У «Фонтанки» есть справка-характеристика, написанная для следователя офицером госбезопасности Кирсановым. Ее текст основан на двух китах – данных ведомственного информационного центра и краткого изложения огромного массива в Интернете. Если вкратце, то Саликов принадлежит к преступным сообществам ныне редко вспоминаемого Феоктистова и подзабытого Малышева. Позволю себе заметить, что это полная галиматья. Все намного занимательнее.                

Когда к 1980 году на Невском проспекте еще никто не слышал про Владимира Кумарина, ставшего потом боссом всех боссов (а последние 11 лет изолированного как враг государства чуть ли не №1), братья Саликовы уже искрили. Заматерев в уличных драках вокруг станции метро "Елизаровская", они осознали, что приятней изымать деньги у обогатившихся советских торговых работников, чем сдирать кроличьи ушанки с пьяных работяг. 

Так Игорь Саликов стал ведущим центровым: «ломал деньги», как говорили менялы, с двух рук, словно конь копытом бил, и заодно располагал к себе. Он выбрал стиль незабвенных жуликов О. Генри – Энди Таккера и Джефа Питерса. От Саликова прилетали к цеховикам – наследникам Корейко изящные фокусы, после которых подпольным миллионерам оставался лишь прошлогодний снег. 

Он знал блатных и органы, но в милиции бывал только однажды – при получении паспорта. В Сочи катался чаще, чем мы сегодня ходим в кино, а за неделю на море прогуливал годовой доход профессора. Действительно, в те дни в Ленинграде парил с легкой руки Андрея Константинова названный дедушкой русского рэкета Владимир Феоктистов. Другое дело, что со счетом у сотрудника ФСБ напряженка: когда Феоктистов уже был легендой, то Саликову шло от 12 до 18 лет. А когда Саликов стал если не королем, то принцем шулеров, то Феоктистов глубоко сидел в Красноярском лагере.   

Но как говорили тогда жулики, «жили бы на хуторе, фиг бы нас припутали». Саликов получает в Калининграде срок за мошенничество на громадную по тем временам сумму – 15 тысяч рублей (отметим, на деле участников было четверо, а уехал он один). Отбывает на стройках народного хозяйства в глубинке, откуда, разумеется, уходит по болезни. К концу 1980-х он уже маэстро плутовского жанра, но с раздражением встречает вихри перестройки. Ему не импонируют тупые лица спортсменов, а от слогана братвы – «барыга должен платить» – его воротит. За 25 тысяч рублей Саликов покупает фиктивный брак со шведкой и в 1989 году мигрирует. Как ему вздохнул тогда один из будущих гангстеров: «Завидую я тебе. Уедешь, а мы тут все погибнем». (В середине 1990-х этого предсказателя по прозвищу Анджей убили во время резни «великолукских» с «тамбовскими».)  

Именно к Саликову в Стокгольм в 1989 году приехал будущий абсолютный бренд «Бандитского Петербурга» Александр Малышев. Последнего как раз искали после эпической резни в Девяткино, когда спортивное движение навсегда раскололось на «малышевских» и «тамбовских». Можно блеснуть: четверть века назад Андрей Константинов опубликовал фото, наделавшее в Европе переполох. В стокгольмской прессе картинка появилась с заголовком «Русская мафия в Швеции». Так вот тогда Малышева, Челюскина и Диму-Пожарника снял ради забавы Игорь Саликов.

С тех пор и до 2000 года Саликов жил в Европе. Он и алкоголем в Польше торговал, и расстраивал контрабандистов в Италии. Наконец, сооружал волшебной архитектуры аферы, что сопоставимы с сюжетом одноименного голливудского шедевра «The Sting». Увидите внутри там Пола Ньюмана – поймете энергетику Игоря. К тому времени он уже обучал талантливых и стремящихся. Многие чтут его краеугольный афоризм: «К лохам надо относиться с уважением, мы же с них кормимся». 

Как бы было ни оригинально, но самая громкая операция по русской мафии стартанула десять лет назад именно в Испании только потому, что первым на том побережье дом построил Юрий Саликов – его старший брат. А потом он уже показал питерским лидерам красоты и микроклиматы. Поэтому если бы Саликовы приземлились в начале 90-х, например, в Греции, то королевскому прокурору Балтасару Гарсону не досталась бы слава Георгия Победоносца, пронзающего Cosa Nostra невского разлива. (Несмотря на то, что то дело сейчас не предмет нашего внимания, заметим: от обвинений в убийствах, торговле наркотиками следствие скатилось лишь к неуплате налогов и публицистике, кто из фигурантов разговаривал по телефонам с представителями российской власти.) Саликов-старший не захотел уезжать в Россию, как все остальные, и скучает у себя на вилле под домашним арестом до сих пор. Сегодня младший брат вспоминает его завет: «Не играй в карты и не верь женщинам».

скриншот статьи/diariodemallorca.es
скриншот статьи/diariodemallorca.es

С начала нулевых в Петербурге Игорь Саликов занимался поставками мяса, еще чем-то, что, конечно, считал заработком, но неинтересным. Хотя дружил с авторитетными, но в другой сфере. Например, с ныне покойным директором музея «Царское Село» Иваном Саутовым. Бренды – Олег Тиньков и Сергей Полонский – постоянно рядом с ним на фуршетах. Все кипит от Петербурга до Монако.    

Квартиры за рубежом есть, на Крестовском шикарные площади тоже, «Астон Мартин», катер, дом на речке, еще на Каменноостровском. Можно на старости переходить к приключенческим мемуарам. 

«Живу только на внутренней энергии»

Все наперекосяк пошло к зиме 2014 года. Прожив 17 лет с прелестной светской львицей Зоей Кожевниковой, почти вырастив двух детей, он разбегается с женой. Сам он намекает на измену, но это все их дела. Сегодня же накал дошел до того, что Игорь Михайлович именует бывшую «биологической матерью своих детей». А она из благородной семьи. Ее мать – Наталья Метелица – директор Санкт-Петербургского государственного музея театрального и музыкального искусства.

светская хроника/sobaka.ru
светская хроника/sobaka.ru

При разводе Саликов оформил, а по бумагам – купил, самые жирные куски активов на себя. Как они заработаны – это один вопрос, а вот кем – никакой загадки. Ей осталась квартира в Каннах, еще одна квартира и гарантия полного пансиона детей. Но одно дело – столбовая дворянка, другое – владычица морская. В 2015 году она начинает жить с тревожным коммерсантом из Азербайджана Керимовым, и ее убеждают взять недвижимость обратно и поделить.  

В Россию Гюндуз Керимов приехал не позднее 2002 года. Работал на серьезной позиции в столичной компании «Спектр Экспо», принадлежащей президенту Crocus Group Аразу Агаларову. Но после проверки финансовых результатов, а также ввиду аварии в Баку, когда Керимов на «Роллс-Ройсе» семьи Агаларовых сбил человека, Гюндус вынужденно переехал в Петербург. Теперь он в основателях продуктовой компании «Ромб», офис которой расположен на Невском проспекте, предприниматель указан как Каримов. В 2016 году фирма выиграла конкурс комитета по развитию туризма Петербурга на участие чиновников в выставке Arabian Travel Market. За 1,4 млн рублей подрядчик арендовал 15 квадратных метров на три дня и неусыпно следил, чтобы в кулере была вода, а на столе комтуризма не иссякали пакетированный чай, капсулы для кофе-машины и печенье из песочного теста. Участие Смольного в этом мероприятии попало в ежегодный отчет по работе над туристической привлекательностью Петербурга. Перемещается козырно – на Mercedes S63 AMG и BMW X6 с дипломатическими номерами. Российского гражданства нет.

Ввиду склоки жена Саликова рождает какие-то иски, заявления в экономическую полицию Петроградского района, но, кроме хлопот и трат на административный ресурс, никакого выхлопа.

И вот тут, похоже, помогло несчастье с Керимовым-Каримовым. Осенью 2017 года он влетает под следствие регионального УФСБ за незаконную банковскую деятельность, читай – обнал. Уж какие показания, кто и зачем дал, «Фонтанка» не заглядывала, но 25 октября к Саликову впервые в Огоньки приходит ФСБ с обыском. Тогда же первый раз появляется и сотрудник Кирсанов. Изымаются документы на недвижимость, что Саликова явно настораживает. Компьютер туда же.

– Чем-чем, а обналом ни разу в жизни не занимался, – прокомментировал Саликов «Фонтанке».

Заодно в сарае у Саликова нашли копанное и ржавое эхо войны. Под определенным давлением в дознании Выборгского района Ленинградской области все же возбудили уголовное дело в отношении его отца – 90-летнего ветерана Великой Отечественной, заслуженного капитана СССР, так как тот заявил, что это он собирает для того, чтобы открыть музей для детей. Полиции настолько был не нужен этот сомнительный резонанс, что чуть позже дело было прекращено.     

При изучении содержимого компьютера контрразведка натыкается на видео. Это, я вам скажу, кино для взрослых: квартира, молодой человек с дамой раздеваются, она идет в душ, а на смену ей в комнату заходит уверенный мужчина. Похож на такого носорога, что если встретишь в лесу – грибы отдашь. Короткий разговор с диалектом явно несколько раз бывалого за решеткой, и вот тебе насильственные действия сексуально-орального характера в отношении ухажера. 

Поначалу никто ничего в органах не понял, но вцепились и размотали. Об этом лучше всего расскажет сам герой: «Года три назад я засек, как моя тринадцатилетняя дочь списывается с каким-то фруктом. Надел очки, напряг зрение, вижу – а ему за 20 лет. Чую, эту инфекцию надо устранять. Сконструировал ситуацию. Помните, как у Никулина в «Когда деревья были большими», – руки-то помнят. Одна моя знакомая постучала ему в сеть, выдала себя за богатую и озабоченную, готовую молодому любовнику дарить машины, лишь бы он ее ублажал. Альфонсик этот сразу клюнул, а дальше все по таблице умножения: она заманила его в съемную квартиру, а туда якобы заявился муж. Прием старинный, верно? Вот только я просил попугать, только прищемить. Я потом все высказал этому господину-исполнителю».  

– А видео откуда?

– Та квартира – одного знакомого картежника. Вот она и заряжена. Хозяин мне сам это видео предъявил с претензиями взрослыми.                       

Когда ФСБ размотала участников шоу, выяснилось, что притерпевший – помощник следователя Следственного комитета. И началась идеология: Саликов умышленно унизил органы, чтобы потешить свой мафиозный оскал. Уголовника, исполнявшего роль, отловили, он ткнул на организатора, и была возбуждена часть вторая статьи 132 УК – сексуальное насилие, да еще группой лиц по предварительному сговору. Совладали с пострадавшим. Он и через три года только под крепкие уговоры согласился написать заявление, и его имя засекретили в деле...    

Второй раз обыск 7 мая был приурочен как раз к этому процессуальному артефакту.

Есть прилюбопытнейший нюанс: 8 мая в одном петербургском СМИ вдруг появилась короткая информация о том, что Саликов сам повредил свое достоинство (цитата). Плюс фото из того самого компьютера Саликова, да еще в женском платье. Что, очевидно, должно было символизировать его ориентацию. Другое дело, что фото сделано лет двадцать назад, и многим жуликам ведомо, что он тогда под градусом покупал платье в бутике с той же женой. Прикалывался и сам это фото демонстрировал.    

Так как мы уже сообщили, что с 7 мая до 7 июня Саликова лечили, то после его арестовывают, а 19 июля отправляют под домашний арест. Но в этом заслуги следствия никакой. Это судья на обжаловании меры пресечения удивился навороченному. Оперативное сопровождение в виде ФСБ ведет себя, напротив, мягко говоря, наступательно. Контрразведка даже осуществляла из Новых Крестов все конвоирования Саликова – на медицинские экспертизы и обратно.   

Разозлившись на решение суда, оперативное сопровождение уверовало, что сотрудники УФСИН, обязанные следить за домашним арестом, халатно относятся к службе. 22 июля ФСБ врывается с обыском в их кабинеты на Петроградской стороне. Семь человек в масках блокируют двух майорш и подполковницу в годах, а та в ужасе убегает, заперев этот доморощенный спецназ в кабинете. Ломаются решетки, погоня, ее догоняют и наручниками приковывают к батарее. Нелепость докатывается до верха. Наверху УФСИН и Литейный, 4, беседуют. Но чего не бывает между коллегами – замяли.

С начала мая скучают показания Саликова, его знакомой и заключение врачей. Контраргументы описаны двумя оперативниками ФСБ и двумя понятыми. (Справка: понятые в пять утра появились не из воздуха – их привезли, и они добровольные помощники с юрфака.) По их версии, Саликов все это сам, но где и как – не очень понятно. Тем временем Военный следственный комитет медленно наезжает. Там проводят различного рода экспертизы, взяли кровь Саликова для сличения, изъяли его одежду в крови, сам карабин «Тигр». В его загородный дом приезжали эксперты с аппаратурой, чтобы найти остатки следов крови. Нашли. Для того, чтобы сравнить с показаниями.

20 августа у Саликова был новый суд по мере. Следствие ходатайствовало запретить ему общаться со всеми, кроме адвоката. Судья не согласился, и он до сих пор может беседовать с журналистами.

– Если по случаю ФСБ возьмет за ухо нового супруга моей бывшей – этого Гюндуса, то он им все тут же расскажет. А по поводу того, как я сам себе в зад загнал винтовку, то, значит, я – Карлсон. Пока сотрудники отвлеклись, закрепил вертикально орудие, взлетел, отключил моторчик и точно рухнул на дуло… Живу только на внутренней энергии. Совсем забыл – готов идти вместе с опером ФСБ на полиграф, а то что-то я начинаю нервничать.   

Евгений Вышенков, «Фонтанка.ру»

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор