18+
Проекты
Фото JPG / GIF, до 15 мегабайт.
Я принимаю все условия Пользовательского соглашения
Введите цифры с изображения:
06:50 22.10.2018

Малому бизнесу не даются цифры

Мелкие петербургские предприниматели начинают сворачивать бизнес, чтобы не ставить онлайн-кассы. Каждая волна цифровизации смывает с рынка новые партии начинающих бизнесменов.

Малому бизнесу не даются цифры

Роман Пименов/Интерпресс

Через месяц, с 1 июля, все без исключения предприниматели обязаны завести онлайн-кассы и начать передавать данные в налоговую инспекцию в режиме реального времени. Многие оказались не готовы раскрывать свои доходы и говорят, что собираются сворачивать бизнес. Точно так же рынки реагировали и на другие нововведения – ЕГАИС, «Платон» и «Меркурий». Путь в цифровую экономику для малого бизнеса оказался тернист.

Онлайн-кассы призваны повысить прозрачность торговых операций. Новые устройства передают информацию о покупках в налоговую через Интернет в режиме реального времени. Вся крупная торговля перешла на новую систему в 2017 году, а индивидуальные предприниматели, которые платили налог на вмененный доход или покупали патенты, получили отсрочку до 1 июля 2018 года. 

В компании АТОЛ (продает оборудование для автоматизации торговли) подсчитали, что к концу 2019 года в России должно быть зарегистрировано примерно 1,2 млн онлайн-касс, из них по примерным оценкам более 200 тысяч – в Петербурге. Но пока бизнесмены по-прежнему приобретают новые кассы крайне неохотно.

Оптимизация вместо цифровизациии

«Фонтанка» опросила несколько десятков ИП, большая часть ответили, что «вроде собираются купить кассу, но пока как-то не до этого». Все они принимают оплату через перевод на карту или наличными, а по требованию покупателя могут выдать товарный чек, написанный от руки. 

«Но у меня за два года работы никто ни разу чек не требовал, — говорит, например, одна владелица домашней кондитерской. — И со всеми магазинами я работаю без договора, за наличные». 

Доходы таких бизнесменов обычно не превышают средней по региону зарплаты, и у них часто действительно нет 30 тысяч рублей на новую кассу. Основная угроза для них — блокировка банковской карты из-за большого количества переводов, которые банк сочтет подозрительными. Часть опрошенных призналась, что им проще вообще закрыть бизнес, чем покупать кассу. 

Роман Алехин, владелец сети салонов ортопедии «Орто-доктор», рассказывает, что ему оснащение всех 16 точек обойдется в 400 тысяч рублей. «До кризиса я легко мог бы позволить себе эти инвестиции, но сейчас прибыль меньше, а некоторые месяцы работаем с убытком, придется затянуть пояса», — рассказывает он. Алехин в итоге все же купил кассы, но рассказывает, что есть и другие методы «оптимизации бизнеса». 

Закон дает еще одну отсрочку, до июля 2019 года, так называемым самозанятым гражданам (предпринимателям без сотрудников). «Думаю, сейчас многие предложат работникам открыть ИП или заключить гражданско-правовые договоры, — говорит Алехин. — Но это скользкий путь, и может повлечь штраф 5 – 10 тысяч рублей при проверке трудовой инспекцией». 

Другие «лайфхаки» тоже грозят проблемами. Например, можно поменять код вида деятельности ИП – продажа газет и журналов или торговля мороженым в киосках пока не требует онлайн-касс. Но, если налоговая обнаружит подвох – например, другие товары на полке, – она оштрафует бизнесмена за несоответствие коду и доначислит налоги.

Получается, что безопаснее всего вообще не вводить бизнес в правовое поле. Например, керамистка Надежда, которая попросила не называть ее фамилию, рассказывает, что с января продает тарелки, вазы и другие свои изделия без регистрации, а оплату принимает через «Сбербанк-онлайн» или наличными. ИП она вообще не оформляла и откроет только в случае, если доход от продаж станет стабильно высоким. Штрафов предпринимательница не боится: у налоговой достаточно других хлопот и на мелких нелегалов она смотрит сквозь пальцы, пока на них кто-нибудь специально не пожалуется. 

«Одних только кондитеров-нелегалов в городе несколько тысяч. Введите запрос в поисковике «торт на заказ в СПб», вот штук 50 изготовителей зарегистрированы – остальные нет. И если у человека крепкие нервы, он может годами готовить дома торты, никак не регистрируясь», – подтверждает владелица кондитерской «Кусочек счастья» Светлана Казновская.

От «Платона» до «Меркурия»

Конечно, уход в тень нескольких сотен и даже тысяч микробизнесов погоды на потребительском рынке не сделает, но тенденция настораживает. С каждой волной цифровизации теневой рынок расширяется, а легальных малых фирм становится меньше. 

Аналогичным образом развивались события при вводе «Единой государственной автоматизированной информационной системы госконтроля спиртных напитков» – ЕГАИС. Розничная торговля перешла на ЕГАИС в 2015 – 2017 годах. По оценкам Вадима Дробиза, директора «Центра исследований федерального и регионального рынков алкоголя» (ЦИФРРА), в результате ушли в тень и закрылись около 2 – 3 тысяч торговых точек из 200 тысяч работавших в стране – в основном это были небольшие одиночные магазины. 

В 2016 году ЕГАИС стала обязательной для малых производителей пива и сидра, и для них это стало еще более сильным ударом, чем для розницы. По оценке ЦИФФРА, в итоге закрылось до 40% небольших пивоварен. «Поскольку малые крафтовые пивовары и вовсе не вели почти никакого учета, им не просто пришлось обновлять оборудование, но и перестраивать всю систему производства и реализации продукции», – поясняет Вадим Дробиз.

На рынке грузоперевозок цифровизация тоже идет полным ходом: всех дальнобойщиков обязали установить тахографы и подключиться к системе «Платон». Как рассказывает президент ассоциации перевозчиков «Грузавтотранс» Владимир Матягин, сборы по системе «Платон» в итоге платят всего около 20% предпринимателей. В основном это крупные фирмы. А дальнобойщики, в распоряжении которых одна или несколько машин, уходят с рынка в серую зону. 

«Закрываться никто добровольно не планирует. Но для многих цифровизация – это еще один повод уйти в тень», — говорит Олег Кассин, глава общественного фонда поддержки предпринимательства«"Содействие» уже о другой системе – «Меркурий». Как сообщала «Фонтанка», внедрение аналога ЕГАИС для продукции животного происхождения снова грозит застопориться. За месяц до старта к ней не готова треть участников рынка.

Цифровая неизбежность

Больше всего в переводе экономики на цифровые рельсы заинтересованы производители программного обеспечения и оборудования для автоматизации. Один только рынок передачи данных и обслуживания онлайн-касс после 2019 года, по прогнозу компании «Эвотор»,  «дочки» Сбербанка, которая как раз и обеспечивает этот процесс, достигнет объема в 9 млрд рублей. 

Поставщики оборудования считают, что  цифровизация в России буксует не потому, что затраты на подключение к системам передачи данных непосильны для бизнеса (ту же онлайн-кассу можно приобрести за 30 тысяч рублей, и 18 тысяч вернуть в качестве налогового вычета), а из-за нежелания бизнесменов раскрывать реальные доходы. 

"Многие бизнесмены рассуждают так: пока не поймают, будем работать как раньше, а там посмотрим, не хотим загадывать. Однако поймать нарушителей не так-то просто. Например, для того чтобы оштрафовать домашнего кондитера, налоговый инспектор должен два раза провести контрольную закупку, то есть доказать регулярность коммерческой деятельности. Такие рейды проходят редко и обычно носят характер показательной порки без серьезных последствий", – сказал "Фонтанке" один из собеседников.

В итоге уходить от ответственности микробизнес может довольно долго, причем речь почти о любом рынке. И все же, если бизнесмен не хочет оставаться на микроскопическом уровне, а собирается развиваться, официальной регистрации и участия в процессе цифровизации ему не избежать, говорят эксперты. Ведь в противном случае он не сможет брать кредиты на развитие, работать с крупными партнерами да и просто поставлять свои товары в магазины.

«К тому же уровень финансовой грамотности потребителей растет. Многие начинают пользоваться приложениями по ведению домашней бухгалтерии или кэшбэком с сервисами, где нужно сканировать чеки. Так что нелегалам работать будет все сложнее», — резюмирует директор по продуктам компании «Первый ОФД» (также занимается обеспечением передачи данных в налоговую) Андриан Бездольный.

Марина Васильева, «Фонтанка.ру»

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор