18+
Проекты
Фото JPG / GIF, до 15 мегабайт.
Я принимаю все условия Пользовательского соглашения
Введите цифры с изображения:
04:14 18.08.2018

«Защищенные» мастерские мечтают выйти из тени

В Петербурге есть мастерские, в которых производят стильные, уникальные, качественные вещи. Это фактически штучный товар, который мог бы стоить немалых денег, если бы продавался в каких-нибудь салонах. Но эти вещи можно найти разве что в благотворительных магазинах да на ярмарках. А труд людей, их создающих, - людей с инвалидностью - остается предметом восхищения лишь журналистов. Почему – рассказывает «Фонтанка».

«Защищенные» мастерские мечтают выйти из тени

Сергей Нколаев /"Фонтанка.ру"/

«Мастер Ок» располагается на первом этаже во дворе на улице Чайковского – в самом центре Петербурга. «Мастер Ок» – это Центр трудовой и социальной адаптации молодых людей с инвалидностью, которым уже исполнилось 18 лет. Здесь учат важным вещам, например, как самостоятельно пойти в магазин, выбрать продукты, потом приготовить еду на кухне. Здесь молодых людей и родителей поддерживают психологи, здесь организуют совместный досуг. И еще здесь учат творчески и осознанно трудиться. Мастерских несколько – столярная, ткацкая, батик, изделия из кожи. Есть швейная – она на Тамбасова, 4, работает как небольшое ателье.

Иван Граевский, директор «Мастер ОК», хотел бы, чтобы такие вот «защищенные» мастерские были в разных районах города. «Защищенные» – это потому, что здесь бережно во всех смыслах относятся к каждому человеку, который в силу своего состояния не может встроиться в открытый рынок труда, но который, если с ним заниматься, может создавать совершенно конкурентную продукцию – на радость себе и другим.

Марина Беспалова по профессии архитектор, десять лет с нуля создавала ткацкую мастерскую на площадке «Мастерка», бережно обучала молодых людей с инвалидностью.

«Ткацкое ремесло древнее и сложное, требующее внимания, терпения и усидчивости, – рассказывает Марина. – В мастерской шесть станков: один столетний русский, прочие шведские и новозеландские. Заправлять их приходится вдвоем, что укрепляет взаимовыручку».

Ткут здесь шерстяные шарфы и шапки, под заказ делают половики, тканые шторы и скатерти для дома – очень стильные, высокого качества вещи.

В мастерской батика, где работает педагог Ирина Степанова, создают батик холодный, горячий, узелковый. Получается очень красиво. В столярной мастерской, которой уже десять лет руководит Серафим Печалин, тоже делают стильные вещи – это деревянные игрушки, которые могут служить еще и украшениями любого модного интерьера – самолетики, машинки.

«Защищенные» мастерские мечтают выйти из тени

Можно сколь угодно восхищаться тем, как замечательно, что несколько десятков молодых людей с особенностями здоровья, с инвалидностью, не позволяющей им просто так найти работу и выйти, как говорится, «в открытый рынок», приходят сюда, учатся навыкам самостоятельной жизни, имеют возможность учиться ремеслам у настоящих мастеров, чтобы создавать вещи, которые действительно могут быть востребованы не на «защищенном», а на настоящем рынке. Причем молодые люди трудятся так, как позволяют им здоровье и состояние, а их родители могут даже работать, могут несколько часов посвятить себе – а это так важно, потому что родители тоже «выгорают», устают, годами не имея возможности ни работать, ни отдыхать. Можно радоваться, что «Мастер ОК» получает президентские гранты. Но остается еще важнейший вопрос: почему эти прекрасные вещи мы не видим в сувенирных магазинах и в магазинах одежды, почему труд этих людей и их мастеров до сих пор у нас остается лишь предметом восхищения журналистов, а не возможностью того, чтобы вещи, создаваемые этими людьми, были в свободной продаже на видных местах?

Грант, к сожалению, не предусматривает, чтобы в такой мастерской работал настоящий менеджер по продажам, который бы смог продвигать эти вещи на рынке. А условия аренды помещения «Мастер ОК» не предусматривают его коммерческого использования, то есть магазин здесь устроить нельзя. Благотворительные петербургские ярмарки? Но там, как правило, очень сложно продать за хорошую цену стильную и недешевую вещь. Марина Беспалова говорит, что с тем, что делают в ткацкой мастерской, не стыдно выйти и на настоящую коммерческую ярмарку, не только петербургскую. Но место стоит денег, этих денег у «Мастер ОК» нет.

Немногим более двух лет назад в пространстве «Легко-Легко», где работает благотворительный магазин фонда AdVita («Ради жизни»), состоялся "круглый стол", где обсуждалось, почему продукция, создаваемая благотворительными организациями, совершенно не конкурирует на сувенирном рынке с китайскими товарами, хотя по качеству превосходит по всем статьям, почему нельзя изменить систему наценки и т.д. С тех пор мало что изменилось. Сувенирные изделия благотворительных фондов можно купить в сети благотворительных же магазинов «Спасибо», не столь давно Музей Анны Ахматовой в Фонтанном доме разместил у себя для продажи сувениры фонда AdVita. Но продажа в музейных магазинах – дело небыстрое. Марина Беспалова отмечает, что если говорить об изделиях, которые создаются в мастерских «Мастер ОК», то было бы идеально, если бы частные предприниматели покупали небольшие партии изделий в мастерской за приемлемую цену (ну вот сколько, по вашему мнению, стоит шерстяной шарф ручной работы или тканый половик – не 500 же рублей?!), а потом уже сами распоряжались бы товаром по своему усмотрению.

Если бы те качественные и конкурентоспособные изделия, которые создаются людьми с инвалидностью, стали бы в Петербурге продаваться наряду с другими модными вещами, это был бы только плюс для всех.

Галина Артеменко, «Фонтанка.ру»


© Фонтанка.Ру

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор

MarketGid

Загрузка...
Помните, что все дискуссии на сайте модерируются в соответствии с правилами блога и пользовательским соглашением. Если вы видите комментарий, нарушающий правила сайта, сообщайте о нем модераторам.