Авто Недвижимость Работа Арт-парк Доктор Питер Афиша Plus
18+
Проекты
JPG / PNG / GIF, до 15 Мб

Я принимаю все условия Пользовательского соглашения

06:38 20.09.2019

Как «Фонтанка» вышла на рынок «горящего творожка»

Десятки тысяч деклараций соответствия на продукты, которые мы покупаем в магазинах, сделаны на коленке — и при этом зарегистрированы в официальном реестре. "Фонтанка" выяснила, как и почему "горящий творожок" беспрепятственно попадает на прилавки.

Как «Фонтанка» вышла на рынок «горящего творожка»

"Фонтанка" прошла всю цепочку и сама стала производителем творога. У нас есть документ. Мы расскажем, как это делается, и попытаемся понять, как жить с этим знанием дальше.

Теперь мы можем продать в какой-нибудь магазин ведро с субстанцией, сказав, что внутри — натуральный творог. И нам поверят. Свой «продукт» мы официально задекларировали. И никаких бюрократических барьеров наш новый бизнес на своем пути не встретил, при том что никто не видел того, что мы «произвели».

Схема, по которой декларации о соответствии на продукты питания выдаются без лабораторных исследований, действует во всех регионах годами. Корреспондент «Фонтанки» беспрепятственно получил такой документ на несуществующий творог. Уже через день номер этого документа появился в официальном реестре в Интернете. Решив, что это случайность, мы повторили попытку — и нечаянно обзавелись второй зарегистрированной декларацией. Через два дня снабженный декларацией "творог" нашего "производства" готовы были принять в розничных магазинах Петербурга.


Смотреть в новом окне Олег Мяседов

Реклама

Матчасть

У любого продукта питания, который попадает в розничную сеть, должна быть бумажка с печатью — сертификат или декларация соответствия. По закону получить эти документы без испытания продукции в лаборатории нельзя.

Обязательной сертификации подлежат, как правило, непродовольственные товары, вроде кабелей и электроники. Делать сертификат на съестное нужно только в том случае, если вы выводите на рынок принципиально новый по рецептуре и составу продукт питания. Для всех остальных случаев достаточно декларации о соответствии требованиям технического регламента Таможенного союза. Но очень важно, чтобы этот документ находился среди действующих деклараций в электронном реестре на сайте Росаккредитации.

Вот, например, как происходит идентификация товаров от поставщиков в гипермаркетах «Лента». «Данный процесс подразумевает под собой проверку маркировки товара, а также полного пакета документов, подтверждающих его качество, – говорят в пресс-службе компании «Лента». – При проверке помимо корректности оформления документов также проверяется его статус на сайте Росаккредитации. Благодаря сайту Росаккредитации мы можем проверить документы от поставщика на подлинность и достоверность с помощью различных параметров, включая регистрационный номер, наименование изготовителя, наименование продукции. При любых отклонениях от правил оформления документов, согласно Законам РФ, сомнении в подлинности (включая протоколы испытаний) или расхождении данных с выше указанным сайтом, также при статусе документа «аннулирован» или «приостановлен», товар не проходит входной контроль и не может попасть на полку гипермаркета».

Фактически декларация — это заявление производителя или поставщика, что его продукт соответствует нормам и безопасен для потребителя. Но это заявление основано не на честном слове, а на лабораторном анализе этого самого продукта. Чтобы не перегружать декларацию сложными химическими показателями, в ней указывают только номер протокола лабораторного исследования и название лаборатории, которая исследование провела.

Декларацию можно оформить на одну партию продукта, но обычно так не делают, потому что тогда она будет действительна только в течение срока годности этой партии. Чаще декларируют сразу серийное производство. Такой документ может действовать от 1 года до 3 лет.

Процедура оформления декларации прописана в технических регламентах Таможенного союза. Так как «Фонтанка» традиционно ставит свои бесчеловечные опыты на твороге, то нужный нам документ – ТР ТС 033/2013 «Молоко и молочная продукция».

Реклама


Для серийного производства декларирование выглядит так. Производитель собирает пачку документов: ГОСТ или технический регламент, по которому изготавливается продукция, копии документов, подтверждающих государственную регистрацию компании или индивидуального предпринимателя, документы, подтверждающие производственный контроль, договор аренды или собственности на производство, в некоторых случаях — макет этикетки. Всю эту пачку производитель направляет в орган по сертификации. А орган обязательно потребует образец продукции для аккредитованной лаборатории, с которой он сотрудничает. Избежать выдачи образца можно, только если вы сами обратились в аккредитованную лабораторию и у вас уже есть протокол с номером. А так исследование образца, подготовка протокола, внесение номера протокола в декларацию и окончательное ее оформление займут около недели.

Но можно быстрее. И без образцов.

Суровая практика

Многие органы по сертификации открыто заявляют на своих сайтах, что могут оформить декларацию за один день, а то и за пару часов. При этом от производителя не требуется вообще никаких документов, а только минимум информации о себе: данные о регистрации юрлица или ИП, название и вольное описание продукции, и самое главное – реквизиты, куда выставлять счет. Требуется номер ГОСТ (в свободном доступе в Интернете) или ТУ (если их нет, то такой документ за сходную цену может разработать все тот же орган по сертификации). Подтверждение того, что производство существует, не требуется. Образец продукции не требуется. При этом номер протокола лабораторных испытаний вашей продукции в документе будет. Если вам очень хочется получить на руки этот протокол — то сделают и его. За отдельные деньги. Тут главное – заказывать одновременно и декларацию, и протокол, чтобы номера совпадали.

И самое потрясающее: спустя пару дней после оплаты услуг сертифицирующего органа данные состряпанной им декларации появятся на сайте Росаккредитации – в Национальной части единого реестра деклараций о соответствии, оформленных по единой форме.

Этот бизнес существует в стране с 1990-х. В Петербурге, Москве и регионах работают сотни органов по сертификации. Ежедневно они оформляют тысячи деклараций о соответствии. Как признаются сами сотрудники таких органов, не менее 80% этих документов делается без анализов и испытаний. Стоимость оформления и регистрации декларации колеблется от 4 до 8 тысяч рублей. Лаборатории получают небольшой процент только за то, что диктуют менеджеру по телефону номер протокола. Протокол может даже существовать в архиве лаборатории. А может не существовать. Как утверждают изготовители деклараций «под ключ», ни Росаккредитация, ни Роспотребнадзор не могут истребовать этот протокол. А если и возьмутся, то процедура эта займет так много времени, что без веских причин, вроде массового отравления или «горящего творога», никто этим заниматься не станет. Но и в этом случае проще нагрянуть с проверкой сразу на производство, чем копаться в бумажках.

Выходит, что покупателю не имеет никакого смысла требовать декларацию, если он хочет удостовериться в качестве предложенного ему товара.

«Отменив обязательную сертификацию продуктов в 2010 году, государство сняло с себя ответственность, – говорит коммерческий директор сети «Реалъ» Владимир Кучерук. – С тех пор все выпускают декларации. А претензии потом предъявляют торговой сети. Эта свалка, как мне кажется, устроена сознательно. Потому что, если проводить контроль сразу на производстве, не придется Роспотребнадзору бегать по магазинам, делать контрольные закупки и искать некачественную продукцию».

«Декларации о соответствии для поставки продукции в розничную сеть достаточно, – говорит учредитель сети магазинов натуральных продуктов "Гирлянда" Алена Гилилова. – Но мы в первую очередь смотрим на продукцию и обязательно выезжаем на производство. При отборе продукции для сети «Гирлянда» (в настоящее время ее работа приостановлена. — Прим.ред.) мы проводили обязательные исследования в Институте токсикологии на предмет экологической безопасности, на тяжелые металлы, пестициды и так далее. Оплачивали их в зависимости от договоренности или мы, или сами поставщики. Декларация — документ обязательный. Но документы — это широкие ворота, в которые пролезает все что хочешь».

В 2010 – 2011 годах обязательная сертификация продуктов питания и косметики в нашей стране действительно была отменена. Это было сделано, чтобы «снять административные барьеры» для производителей.

«После всех публикаций о «горящем твороге» у нас на 10% подорожала продукция, на 30% упал спрос. Это катастрофа, – говорит гендиректор ООО «Ярославка» Ярославна Ильина. – Моя логистическая компания работает с 30 молокозаводами, и со всех мы требуем декларации о соответствии, бирки, протоколы. Небольшой торговой сети, с которой мы работаем, достаточно декларации о соответствии, а вот хлебозавод, которому мы поставляем молочные продукты, обязательно требует протоколы испытаний и еще собственные испытания проводит. А если окажется, что состав продукции не соответствует этикете, штрафуют меня или торговую точку. А я даже не имею права вскрыть это ведро, которое завод поставил, я не знаю, что там внутри. Мне приходится быть и следственным комитетом, и Роспотребнадзором. А должно быть так: кто производит, тот и отвечает. Но качество продукции такое, потому что у нас отсутствуют условия для развития сельского хозяйства».

Как это сделала «Фонтанка»

«Фонтанка» решила проверить, действительно ли так легко в нашей стране задекларировать продукт неизвестного происхождения и состава. По легенде, некое ООО – рекламное агентство, – зарегистрированное в центре города, решило в кризисную годину расширить сферу своей деятельности. И обзавелось небольшим творожным цехом где-то на Обводном канале. В этом цехе рекламное агентство начало производить творог с массовой долей жира 5%. Для поставки в розничную сеть агентству не хватает только декларации о соответствии. Документ нужен срочно, потому что поставка горит.

Ни у кого из наших собеседников эта легенда не вызвала чувства дискомфорта.

По ключевым словам «декларация о соответствии за 1 день», заданным поисковой системе, мы выбрали пять компаний, которые занимаются сертификацией: «Главсерт», «Евротест», «ТехПромСерт», «МСЦ Альянс» и «РостовТест». Для оформления декларации все эти организации потребовали только регистрационные данные ООО, доступные в системе СПАРК, описание продукта в свободной форме, номер ТУ или ГОСТ и код продукта по «Товарной номенклатуре внешнеэкономической деятельности Таможенного союза» (доступна в Интернете). Затем на почту рекламного агентства пришло письмо с указанием темы «Новый запрос заказ сертификата на сайте rostovtest.ru» – от совершенно другой компании, ООО «Гортест» (http://gortest.ru/). Еще одна организация — холдинг «СерТраст» – перезвонила по телефону. В качестве повода для разговора была названа заявка на ТУ на творог. Но и декларацию о соответствии «специалист по сертификации» «СерТраста» Антон Рудой согласился сделать без проблем. Чуть позже на почту, указанную в наших заявках на декларации, самотеком поступило коммерческое предложение о разработке документации для торговли от шестой компании. Что заставляет предположить, что игроки этого рынка охотно обмениваются информацией о заказчиках.

Вскоре редакция получила по электронной почте пять договоров на оказание услуг и пять макетов деклараций о соответствии, в которых были все данные, кроме номера протокола лабораторных испытаний — это самая ценная информация, и она вписывается в последнюю очередь, после оплаты услуг органа по сертификации.

«Евротест» указал в качестве автора будущего протокола испытательную лабораторию общества с ограниченной ответственностью "Центр сертификации и испытаний "Кварц". «Гортест» – испытательный центр некоммерческого партнерства «Минэкс-Тест». Эту же лабораторию вписал в свой макет «ТехПромСерт». «МСЦ Альянс», предварительно уточнив у заказчика, интересует ли его аккредитованная лаборатория, предложил испытательную лабораторию ООО "Центр сертификации и экологического мониторинга агрохимической службы "Московский". Причем и ее, и «Минэкс-Тест» можно найти в едином реестре испытательных лабораторий Евразийской экономической комиссии.

Наши визави обещали, что номер декларации появится в реестре уже через 4 дня после оплаты. За вознаграждение в размере 4 – 5 тысяч рублей. И только «СерТраст» заявил, что нашу декларацию можно будет найти через сайт Росаттестации уже на следующий день — за 7 тысяч рублей.

При этом в макете декларации в качестве лаборатории была указана некая ИЛ ООО «Фаворитинструмент». Но беспристрастный СПАРК указывает, что компания с таким названием занимается продажей ручных инструментов и скобяных известий. Позвонив по указанному в СПАРКе телефону, корреспондент «Фонтанки» услышал следующее: «Какая лаборатория? Мы инструментами торгуем». Но, уточнив природу интереса, наш собеседник тут же поправился: «Делайте декларацию смело, все есть». На вопрос, где именно находится лаборатория, наш собеседник сообщил: в Подмосковье, город Лобня, улица Промышленная, 1а. Позже корреспонденту «Фонтанки» перезвонил человек, представившийся сотрудником лаборатории «Фаворитинструмента». Он подтвердил, что номер протокола 760-08/2016 выдан этой «лабораторией», прошедшей «добровольную аккредитацию».

Договоры, полученные редакцией, были сформулированы так, что клиент рисковал остаться на бобах. В этих документах как минимум отсутствовали внятные слова о том, какую именно услугу оплачивает заказчик.

Мы решили добиться от «СерТраста» изменения нескольких формулировок в договоре. Но составленный юристами «Фонтанки» протокол о разногласиях в «СерТрасте» подписали так, что никакой ясности он не вносил. В ответ на вежливое указание на этот факт в «холдинге» разразились гневной тирадой. «Передайте своему генеральному директору, что мы отказываемся предоставлять ему услугу, сегодня мы аннулируем действующею декларацию, – сообщил по электронной почте Антон Рудой. – Он просто издевается над нами, все ему не так, А если он хочет, чтобы все осталось как есть, стоимость декларации 9.000 руб» (орфография и пунктуация оригинала сохранены).

Редакция уже было решила оставить «СерТраст» с миром, но, не прошло и суток, как корреспонденту «Фонтанки» снова позвонили из холдинга. «Мы согласны на 7 тысяч, – сказал Рудой. И неожиданно признался: – Ваша декларация уже в национальной части реестра».

Оказалось, что это действительно так.

Надо ли говорить, что наш протокол о разногласиях был подписан.

Спустя пару дней на сайте Росаттестации появилась вторая декларация, оформленная «Гортестом» под номером В.06635.


Для просмотра в полный размер кликните мышкой


Для просмотра в полный размер кликните мышкой

Занимательная нумерология

Компании, легко согласившиеся делать декларацию о соответствии за один-два дня на продукт, которого в глаза не видели, — посредники. Но за ними стоят реальные сертифицирующие органы с действующими номерами госаккредитации. Это становится очевидно, если посмотреть на зарегистрированные для нашего ООО декларации в государственном реестре. Последние пять цифр и буква — это номер декларации, по которому ее можно найти в реестре. А сочетание двух букв и двух цифр с точками с двух сторон — код органа по сертификации, через рабочий кабинет которого декларация была зарегистрирована на сайте Росаттестации. В декларации, которую оформил «СерТраст», в качестве сертифицирующего органа заявлен орган по сертификации продукции ООО "ЕвроТех". Регистрационный номер его аттестата аккредитации – РОСС RU.0001.11АГ66. Номер декларации на творог производства рекламного агентства – ТС № RU Д-RU.АГ66.В.16490.

«Гортест» присвоил декларации, сделанной по нашему заказу, номер ТС № RU Д-RU.ТР05.В.06635. Код соответствует аккредитованному органу сертификации ООО «Техрегламент» (RA.RU.11ТР05).

В макетах, которые прислали нам другие объекты нашего эксперимента, нет номеров протоколов и номеров деклараций. А вот коды сертифицирующих органов есть. Так, «Евротест» воспользовался кодом АБ52, который соответствует органу по сертификации продукции и услуг ООО «НПО ФорКаб».

«ТехПромСерт» указал код ТР05, что указывает на уже упоминавшийся ООО «Техрегламент». По странному стечению обстоятельств и лабораторию эта компания вписала в декларацию ту же, что и «Гортест», – «Минэкс-Тест».

«МСЦ Альянс» использовал код АЯ56, что соответствует органу по сертификации продукции и услуг ООО «Ивановский центр сертификации и менеджмента».

«Фонтанка» позвонила во все четыре аккредитованных сертифицирующих органа с одним вопросом, не лишенным подвоха: можно ли получить декларацию о соответствии срочно, за 1 – 2 дня.

В ООО «Евротех» сообщили, что саму декларацию зарегистрировать не проблема, если у нас уже есть номер протокола о лабораторных испытаниях. У нас, конечно же, его не оказалось. «Если у вас его нет, его необходимо оформлять, – сообщил сотрудник «Евротеха». – Пришлите наименование вашей продукции и технические условия. Перешлите на общую почту запрос. Готова ли у вас этикетка? Пришлите хотя бы макет этикетки, состав продукта». На робкую жалобу, что скоропортящийся образец продукции пересылать проблематично, и согласится ли лаборатория сделать протокол как-нибудь так, молодой человек ответил: «Это зависит от условий, на которые пойдет лаборатория. Пришлите запрос, мы отправим его в лабораторию, с которой мы сотрудничаем. Но, скорее всего, вряд ли».

В ООО «НПО ФорКаб» заявили, что принимают в работу заявки только с уже имеющимися номерами протоколов из лабораторий. «Сами мы с лабораториями не работаем, но если номер протокола есть, декларацию оформляем за 1 – 2 дня», – сказали в «НПО ФорКаб».

В ООО «Техрегламент» на вопрос, можно ли сделать декларацию за 1 – 2 дня, ответили встречными вопросами: «Что у вас за продукция? Какая компания?» После чего молодой человек на том конце провода также попросил написать заявку на почту. «В аккредитованные лаборатории вы можете напрямую обратиться, – добавил он. – Вся информация есть на сайте. Никакой информации по телефону мы не даем».

Самое забавное общение получилось с «Ивановским центром сертификации и менеджмента». Поднявшая трубку дама в ответ на нашу просьбу о срочной декларации дала телефон другого органа по сертификации – «Регионтест». «А как же ваш орган сертификации?» – «Этот орган уже закрыт, он не работает сейчас, – нетерпеливо отрезала дама. – Точнее, не закрыт, здесь все ушли в отпуск. Я дала вам телефон — этот орган вам поможет».

И только в «Регионтесте» заявили, что сделать декларацию за 1 – 2 дня невозможно: «Мы работаем только с образцами. Сделаем минимум за 5 дней».

Двигатель торговли

Искать декларации в национальной части реестра можно по номеру, по производителю или заявителю, а при желании — по коду органа по сертификации. Но мы можем только предположить, сколько деклараций от ООО «ЕвроТех» в соавторстве с «лабораторией» ООО «Фаворитинструмент» покоится в официальном реестре.

Чтобы оценить хотя бы примерные масштабы бедствия, вносим в графу «поиск» в национальной части реестра номер декларации без последних пяти цифр: ТС N RU Д-RU.АГ66.В (это «наша» декларация) или ТС N RU Д-RS.АГ66.В. (так начинается номер декларации, сделанной «ЕвроТехом» и «Фаворитинструментом» для ООО «Тамерлан» на груши свежие из Сербии, номер декларации В.16233).

По первому номеру на 23 августа билась 4981 запись. Кроме «ипэшников» и бесконечных ООО со всевозможными арбузами, луком, морковкой и, извините, творогом, «ЕвроТех» обслужил Федеральное казенное учреждение "Исправительная колония № 1 Управления Федеральной службы исполнения наказаний по Архангельской области". Колония декларировала хлеб собственного производства. Номер протокола выдала испытательная лаборатория ФГБУ "Станция Агрохимической Службы "Архангельская".

По второму номеру бьется 197 записей. Зато все — сплошной импорт. Фрукты, шоколадки, крем для лица, сырье для производства чая и порошковые смеси для приготовления мороженого – так далее и тому подобное.

В целом же на код АГ66 приходится свыше 16,5 тысячи записей, часть из которых уже стали архивными — срок действия деклараций благополучно истек.

К слову, ООО «Техрегламент» с кодом ТР05 представлен в национальной части реестра значительно скромнее — около 6,5 тысячи записей.

Что касается посредников, торгующих декларациями с кодом аккредитованных сертификационных органов, то ООО «Холдинг СерТраст» зарегистрировано на Евгения Браиловского, который числится гендиректором, и Антона Рудого — который, собственно, и ведет переговоры с клиентами. Антон Олегович Рудой — это еще и ИП с обширной сферой деятельности — от денежного посредничества до космического транспорта.

«Гортест» выставил нам счет от имени другого юридического лица — ООО «Интертест». Объясняется это просто — гендиректор у обеих компаний один, Всеволод Погодин. На него зарегистрировано в общей сложности 7 компаний, из них у четырех основной вид деятельности — сертификация. ООО «Гостус» и ООО «Белотест» квартируют в Москве, ООО «Уралтест» – в Екатеринбурге, а «Интертест» – в Санкт-Петербурге. Потому нам и выставили счет от «Интертеста» – что называется, по месту жительства.

Каким образом посредникам удается регистрировать декларации о соответствии с номерами протоколов исследований, которых никогда не проводилось, да еще и с упоминанием странных «лабораторий», торгующих отвертками, – тайна, покрытая мраком. Возможно, кто-то раздает пароли от своего рабочего кабинета направо и налево. Или, опять-таки, кто-то взламывает систему Росаттестации — и много лет подряд никто не замечает, что что-то пошло не так. Наконец, очень может быть, что в реестры никто, кроме «Фонтанки», толком не заглядывает — вот и пишут там всякое.

Как отличить «настоящие» декларации от «посреднических» – неизвестно. Мы лишь скромно предполагаем, что если производство находится в Петербурге, а номер протокола испытаний выдан лабораторией из другого региона (например Московской области), то заявитель либо сознательно пошел на дополнительные трудности с пересылкой образца, либо не делал этого вовсе.

Об объеме рынка услуг по торговле декларациями можно только догадываться. Но масштабы можно прикинуть хотя бы по несметному числу сайтов всевозможных «сертов» и «тестов», штампующих любые документы с гарантией их регистрации.

Творог, вперед!

Схема простая и безотказная: за 4 – 8 тысяч рублей любой может получить декларацию о соответствии на практически любой продукт питания. Если очень хочется, можно сразу же заказать и протокол исследований — чтобы он лежал у вас в папочке отдельным листочком, а не присутствовал только номером в декларации. Это обойдется примерно в такую же сумму. Но практика рыночных отношений такова, что этот протокол физически никто у производителя не требует. Торговая сеть, если ей очень нужно, лучше проведет новые исследования предложенной продукции в лаборатории, которой она доверяет. Для маленького розничного магазина основным критерием будет оптовая цена продукции и возможность возврата просрочки поставщику. А если брать товар на реализацию, а не выкупать за свои кровные — так и вообще хорошо. Корреспондент «Фонтанки» обзвонил несколько круглосуточных магазинов в центральных районах — там наш «творог» согласились принять, если мы сами расфасуем его в пластиковые пакеты граммов по 500. А в одном магазинчике даже были готовы купить у нас пятикилограммовое ведро — для собственной пекарни, чтобы завернуть творог в пирожки.

К слову, декларация «под ключ» – не самое большое зло на рынке того же творога. Самые отчаянные дельцы поступают еще проще. Они не делают собственную декларацию, а получают ее ксерокопию, купив у какого-нибудь добросовестного производителя ведро творога. Затем это ведро оказывается в подпольном цехе, где его содержимое замешивается в чистейший заменитель молочного жира — в произвольной пропорции. Получившаяся смесь отправляется в розничные точки с ксерокопиями декларации производителя, продавшего свой творог не тем парням.

Но и у производителя, который может получить декларацию без лабораторных исследований, фактически развязаны руки — в творог, колбасу, печенье можно класть все что угодно. Ровно до тех пор, пока эта продукция не попадет в поле зрения Роспотребнадзора.

Но для этого надо, чтобы кто-нибудь отравился или хотя бы пожаловался. Тогда последует серия беспощадных точечных ударов по перегибам на местах.

«Решением проблемы «левых» деклараций может стать ужесточение контроля со стороны государства за сертифицирующими органами, – говорит главный технолог молочного завода «Лосево» Ольга Путинцева. – За нарушение правил сертификации должно быть предусмотрено определенное наказание, потому что потребитель не может отличить добросовестно полученную декларацию от купленной. Реестр недобросовестных органов по сертификации и лабораторий должен быть в открытом доступе, а их деятельность — незамедлительно прекращаться».

«Отказ от обязательной сертификации именно в сфере потребительских товаров имеет крайне негативные последствия для безопасности российского потребителя и общества в целом, – говорит директор СПб ГБУ «Центр контроля качества товаров (продукции), работ и услуг» Ростислав Шипицын. – Нынешняя система декларирования не способна защитить потребителя, так как фактически потребителю трудно проверить, действительна ли декларация. Допустим, продвинутый потребитель может проверить, соответствует ли декларация этикетке предлагаемого товара. Но не каждый понимает, как читать код декларации, как проверить, актуальна ли она, то есть нужна понятная система проверок, при которой Роспотребнадзор не будет заниматься точечным отловом контрафакта на местах, а решит проблему системно. Решением проблемы некачественных товаров на сегодняшний день является добровольная сертификация, когда производитель открывает двери для инспекционного контроля в любое время дня и ночи, не опасаясь, что проверка выявит, что он выпускает некачественный товар. Введение обязательной сертификации должно сочетаться с ужесточением ответственности, как для производителей некачественного товара, так и для органов по сертификации, закрывающих глаза на такой товар».

Венера Галеева, «Фонтанка.ру»


© Фонтанка.Ру

Наши партнёры

СМИ2

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор