18+
Проекты
Фото JPG / GIF, до 15 мегабайт.
Я принимаю все условия Пользовательского соглашения
Введите цифры с изображения:
11:39 19.12.2018

Профессия — словом помогать

В Петербурге мало найдется журналистов, кому было бы неизвестно имя Игоря Курдина. Когда шведы искали в своих водах несуществующую субмарину, его телефон перегрелся. Трагедия на АПРК «Курск», защита экипажа АПЛ «Нерпа», битва за спасение «Авроры» - вершина, то, что на слуху. В день 20-летия Санкт-Петербургского клуба моряков-подводников «Фонтанка» хочет рассказать о менее известном — повседневной жизни клуба.

Профессия — словом помогать

Архив/Антонина Байгушева, ДП

В Петербурге мало найдется журналистов, кому было бы неизвестно имя Игоря Курдина. Когда шведы искали в своих водах несуществующую субмарину, его телефон перегрелся. Трагедия на АПРК «Курск», защита экипажа АПЛ «Нерпа», битва за спасение «Авроры» – вершина, то, что на слуху. В день 20-летия Санкт-Петербургского клуба моряков-подводников «Фонтанка» хочет рассказать о менее известном — повседневной жизни клуба.

В ближайшую субботу в Морском корпусе Петра Великого будут поздравлять с 20-летием Санкт-Петербургский клуб моряков-подводников. Среди приглашенных и обещавших быть губернатор Полтавченко, главком ВМФ адмирал Чирков, известные подводники, действующие адмиралы и офицеры ВМФ, конструкторы и судостроители. Именно обширные связи, знакомства с влиятельными людьми и позволяют общественной организации в прямом смысле вершить судьбы людей. В неприметное здание на 5-й линии Васильевского острова обращаются вдовы, дети, матери моряков, попавшие в трудные ситуации. Им помогают силой слова.

Серёжа

За человеческими историями Игорю Курдину не нужно обращаться к помощи архива. Словно по заказу, во время интервью с корреспондентом «Фонтанки» в кабинет заходит молодой человек с пакетом. Дорогой коньяк и хороший кофе.

– Это еще что, – говорит Курдин. – Мне однажды принесли бутылку водки, палку колбасы и шпроты. Мол, вы же, Игорь Кириллович, один сейчас живёте, вот вам выпить и закусить.

В случае с Серёжей это не просто подарок к грядущему юбилею клуба, но и форма благодарности за участие в его судьбе. В судьбе сына капитана 3 ранга, погибшего на подводной лодке К-159.

– Для нас нет разницы, на «Курске» погиб человек или на К-159. Вот обратилась к нам бабушка Серёжи, когда пришла повестка в армию. К нам часто обращаются с просьбой помочь «откосить», но мы с этим не связываемся.

Серёже просто повезло. Повезло служить неподалеку от дома. Сегодня, отслужив, он учится на финансиста. В клубе моряков-подводников ему обещают помочь с трудоустройством.

Наталья

Вдова капитана 3 ранга Наталья обратилась в клуб около года назад. Почти столько же времени она пыталась добиться выплаты положенной ей страховки из-за гибели мужа. Штурман атомной подводной лодки «Магадан» погиб в результате ДТП.

– Они в служебное время ехали на медкомиссию, авария, – рассказывает глава клуба моряков-подводников. – Их было четверо или пятеро офицеров в машине. Все выжили, он погиб. Был приказ министра обороны, что положена страховка.

Кто хоть единожды сталкивался с бюрократической машиной, тому не нужно объяснять. Справки, свидетельства, справки другой формы, копии, заверенные копии. За год переписки Наталья поднаторела в эпистолярном жанре. Ей не отказывали, но и к нужному результату ее действия не приводили.

Курдин позвонил командующему Тихоокеанским флотом, написал в страховую компанию. На двоих с матерью погибшего вдове выплатили 5 200 000 рублей. Имеющей профильное образование Наталье помогли устроиться на работу в конструкторское бюро. Сегодня клуб прилагает усилия, чтобы семье погибшего штурмана выдали квартиру.

– То ли это известность клуба определенная, созданная с помощью СМИ, то ли грамотные ссылки на документы юридические, – объясняет Курдин. – Мы никогда такие письма без помощи юристов не пишем, они сразу видят, что это не просто вопли какие-то, стенания, рыдания, и когда чиновники понимают, что за этими людьми кто-то стоит, они реагируют так, как и должны реагировать.

Татары

После трагедии на «Курске» прошло 14 лет, но в клубе по-прежнему решают проблемы детей погибших подводников.

– Обратилась к нам как-то девочка, дочь моряка с «Курска». Она приехала из Бугульмы, из Татарстана. Она дочь от первого брака. Мама-то развелась, а папа-то погиб. Так вот, до сих пор они никаких денег, кроме как от нашего клуба, не получили. И мы пытаемся их теперь найти. А девочка в Петербург приехала поступать. Не куда-нибудь — на журналиста. Я честно скажу, напряг кого только мог, но мне сказали: «Кирилыч, извини, СПбГУ — никак».

Окончившая школу с серебряной медалью дочь моряка-подводника смогла поступить на платное отделение менее престижного вуза.

– И здесь приезжает как раз один адмирал, он тоже татарин. Я ему говорю: «Помоги землячке. Дочке подводника с «Курска». Нужно 50 тысяч за первый семестр».

Адмирал не подвел. Позвонил своему приятелю, предпринимателю из Соснового Бора. Опять же татарину. На следующий день тот перечислил нужную сумму.

– Дальше получилось хуже. Девочка приехала, сказала: «Спасибо». А адмирал ее спрашивает: «А папа у тебя где похоронен?». А девочка отвечает: «Я не знаю». Ты бы видела адмирала — где деньги просить под папу, ты знаешь, а где папа похоронен — нет.

Тем не менее, офицеры сказали девочке прийти через полгода, чтобы подумать, как перевестись с платного отделения на бюджет. Но девочка больше в клубе моряков-подводников не появилась.

Рутина

Пристроить сироту в университет, выбить для вдовы квартиру, помочь с трудоустройством, найти хорошего врача — это та рутина, которая окружает Курдина. Последние две недели он практически не спал, и теперь, зажмурившись, ждет телефонных счетов из-за разговоров с Австралией, Киевом, Москвой. 67-летний старший мичман в отставке Петр Касперский, улетевший в составе делегации на празднование 100-летия подводных сил Австралии, скончался от сердечного приступа. «Помирать надо на родине, пока тело из-за границы доставишь, сам сто раз помрешь», – мрачно шутит Курдин.

– Вот я уходил – старый, больной капитан 1 ранга, никому не нужный. А в это время на флот кто-то пришел лейтенантом. Мы с ним на трапе, наверное, встретились. А теперь прошло еще 20 лет. И теперь он уже тоже капитан 1 ранга, и вот он тоже, наверное, сейчас увольняется. Но они в клуб не приходят. Почему-то им клуб не нужен. То ли это другое поколение, то ли раз мы стали клубом ветеранов ВМФ, а они себя ветеранами не считают.

– Может, ситуация в стране изменилась?

– Может, изменилась. Может, поколение другое. И вот это самая большая проблема — отсутствие притока новых членов клуба. Я вижу, что с каждым годом клуб стареет. То есть когда-то у нас средний возраст был 40-50 лет, теперь я боюсь, что это уже старше 60.

Сегодня в его клубе – больше трех тысяч членов, активно участвуют в жизни организации десятки, членские взносы платят едва ли пятьсот человек. Эти деньги уходят на оплату аренды помещения, коммунальных услуг, телефонных счетов, зарплату бухгалтеру, юристу, вахтеру. Несмотря на то, что Курдин входил в свое время в предвыборный штаб Путина, президентский грант клубу давали лишь раз. Среди друзей клуба и лично Курдина есть крупные предприниматели, руководители компаний, которые откликаются на просьбы, нередко — финансово.

– Вот у меня есть друг, он занимается производством мебели, еще один — женским бельем торгует. А вот я чем занимаюсь? Спроси меня. Наверное я — это связи. Вот эти самые связи и помогают разрешать проблемы людей, которые к нам обращаются.

Юлия Никитина, «Фонтанка.ру»

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор