Сейчас

+10˚C

Сейчас в Санкт-Петербурге

+10˚C

Пасмурно, без осадков

Ощущается как 9

1 м/с, ю-з

759мм

87%

Подробнее

Пробки

4/10

«Во двор к бабушке не попало». Как живет рынок недвижимости Мариуполя

23866
Фото: Анатолий Жданов/«Коммерсантъ»
ПоделитьсяПоделиться

Несмотря на реноме стертого с лица земли города, еще недавно 400-тысячный Мариуполь вовсю живет. Едва ли не главный признак того, что жизнь там если не налаживается, то, по крайней мере, оживает — стремительно возрождающийся рынок жилья. «Фонтанка» приценилась. Цены кажутся вполне разумными. Если прогонять из головы мысль, что за каждой продающейся квартирой там — семейная трагедия.

— Во двор к бабушке не попало, и к ближайшим соседям тоже, а вот через рельсы там много снарядов попадало. Стены посносило ударной волной. У бабули тоже стены покосились, но родители поддомкратили, выровняли, залили цементом. Можно жить, — сразу настраивает на эндемичный лад местного рынка продавец Олег (имя изменено).

Пятикомнатный дом на 100 квадратов на участке в две сотки, в 50 метрах от Азовского моря, он выставил за 1,25 млн рублей. На малюсеньком участке — умывальник и туалет (яма), душ, мини-сад-огород (яблоня, вишня, абрикос, зелень, томаты, кабачок, виноград).

Готовы уступить

— По цене готовы уступить. Это дом моей бабушки, ей под 90, там все в таком далеко не люксовом состоянии. Но какой-то ремонт родители сделали — потолки покрасили, обои поклеили. Ездили, когда все поутихло. Проблема в том, что нет фотографий — мама сейчас там, но не знаю, интернет есть у нее или нет. Домишко старенький, по идее, там можно все перестроить, потому что там курортная зона, там все сейчас развиваться будет, потенциально интересная история для инвестиций. Я сам бы взял, но пока ресурсов недостаточно. Конечно, не хотелось бы продавать. Но мама хочет вытащить миллион с лишним и взять бабушке домик, на юге наверное, чтобы недалеко от Волгограда мотаться было, мы сами оттуда.

Есть одно но. Как именно оформлять сделку купли-продажи, Олег пока понятия не имеет.

— Недвижимость находится в юрисдикции Украины, все документы на украинском. Я подозреваю, что все можно у местного нотариуса оформить. И стать собственником по украинским документам, ну или временным. А потом все это вступит в силу, если присоединят к ДНР. Пока что это украинский реестр. Я только вывесил объявление, вы вторая звоните.

Сергей продает на Белосарайской косе (15 км от Мариуполя) особняк в 400 «квадратов» на участке в 6 соток. Два этажа с мансардой, 8 комнат, выход прямо на море, свой пляж, лечебная грязь, цапли, креветки, рыба.

— У дочери полностью разрушена квартира. Она уехала и живет в Севастополе, но без жилья, без ничего. Хочу продать дом, чтобы помочь ребенку купить там квартиру. Мой дом тоже полностью разрушен, но я перебрался в дом тещи, тут никого нет, так что сам в жилье не нуждаюсь. Я выставил его за 15 миллионов, но уступаю за 12 — вторая половина дома еще не отделана. Когда тут будет полностью юрисдикция России, и цена будет другая. В Севастополе такой дом стоит порядка 100 миллионов рублей. В строительство этого дома за 10 лет вложил 160 тысяч долларов. Он на большой бетонной подушке, чтобы защитить от приливов. Для себя строил, для детей. Кум мой был большим человеком, министром на Украине при Януковиче, план выбили на участок, теперь нам надо все это дело продать. 20 километров от Мариуполя всего.

Редакция нашла в Севастополе несколько домов за 100 миллионов рублей, но они даже примерно не похожи на то, что продает Сергей. Однако у кого повернется язык упрекнуть его в этом простодушном лукавстве?

Кто здесь власть?

Те, кто всерьез готов на сделку, а не просто поболтать языком, принимают за данность существующее положение вещей: Мариуполь — это Донецкая Народная Республика — и готовы совершать сделки в ее юрисдикции. Тут никакой политики или пропаганды — деньги есть деньги.

Недвижимость, естественно, вся оформлена в украинском реестре, и налицо правовая неопределенность. К примеру, очевидно, что и на Украине, и в странах, поддерживающих ее, сделки, совершенные в юрисдикции ДНР, будут считаться ничтожными. Исходя из сегодняшних геополитических реалий, легальными они могут признаваться только в России и КНДР. Верно и обратное — если кто-то будет продавать свои мариупольские квартиры в украинской юрисдикции, имеет не очень много шансов сейчас доказать свои права в реальной жизни. К тому же власти ДНР всерьез намерены проводить масштабную кампанию по национализации имущества тех, кто будет идентифицирован как враг молодой республики. Достаточно ли для этого игнорировать государственные институты ДНР — желающих проверить это мы не нашли.

Помощник нотариуса Артура Восканяна в Мариуполе посоветовала не торопиться покупать недвижимость в освобожденном городе.

— Пока такие сделки там невозможны ввиду отсутствия должных органов государственной власти и единых регистрационных центров. Когда они появятся, пока неизвестно, говорят, что где-то в середине сентября. Пока непонятно, что там с Мариуполем. Да и не только с ним, с Волновахой… С этими освобожденными территориями. Информация появится в Министерстве юстиции. По сделкам к нам пока немного обращаются.

Но те, кто побойче, уже придумали, как делать бизнес, а по большому счету — как жить дальше.

Олег Царев, украинский политик, экс-депутат Верховной рады, глава первого и не состоявшегося в итоге парламента Новороссии. С возрождающимся из пепла рынком недвижимости знаком и не видит больших проблем в легализации сделок:

— Оформить сделку по покупке недвижимости можно у дээнэровского нотариуса. Это абсолютно законно, сделки потом признают в законодательстве Российской Федерации. Я не знаю, есть ли у них реестр общий, но сделки идут полным ходом. У дээнэровского нотариуса нет никаких проблем с переводом документов с украинского языка — он понимает русский и украинский, делает сделку, да и все. Я уверен, что нотариус сделает сделку купли-продажи и она будет действительна.

— Это все делается на основании доверенности. На основании моих документов о владении участком российский нотариус делает доверенность на управление моим участком земли. Мы оформляем договор займа — вы мне даете в долг какую-то сумму денег, а я в залог отдаю этот участок, где указывается, что вы имеете право строить. А если я в оговоренные сроки не отдаю деньги, он переходит в вашу собственность. На этом основании вы регистрируете вашу собственность в ДНР, — объясняет схему на Белосарайской косе Сергей. — Но я бы не стал сейчас это делать, потому что через пару месяцев здесь будет чистая Россия, как нам говорят.

До ближайшего нотариуса

Те, кто остался в городе, следят и приводят в порядок свое жилье. А те, кто уехал, а их большинство, судя по статистике, пытаются продавать удаленно. На недвижимость разъехавшихся по всей России и Европе земляков уже положили глаз соседи, и вот они как раз «в теме», как организовать переход прав в этих условиях.

В местных чатах и группах у мариупольцев сплошь и рядом объявления: «Куплю квартиру в жилом состоянии до 10 тысяч (долларов. — Ред.)», «Куплю квартиру до 15 тысяч, рассмотрю любые предложения», «Куплю целый дом у моря, недорого, до 5 тысяч», «Выкупим квартиру в любом состоянии. Звоните, договоримся».

«Надо будет приехать к нам в ДНР, у первого же нотариуса, если у нас все срастется, подписать договор о продаже. До самого Мариуполя или Донецка ехать не надо, обычно все в первом же населенном пункте после границы встречаются, в Амвросиевке. Находят нотариуса, подписывают расписку или договор, бьют по рукам и разъезжаются», — бойко объясняет покупатель потенциальному продавцу бабушкиной квартиры в Мариуполе. То, что она сама сейчас далеко в России, его не смущает: возьмите украинские документы на квартиру, мы тут их переделаем по формату ДНР.

В теории можно даже не брать бабушку — пусть она напишет доверенность на родственника. И тогда с ним можно будет встретиться уже на «нашей» стороне — в Матвеевом Кургане. Правда, до начала СВО донецкие власти не принимали российские доверенности от российских нотариусов: «Наши юристы запрашивали подтверждение в российских органах, а те нам давали полный отказ». Теперь, когда Россия официально признала ДНР независимым государством, эта ситуация должна поменяться.

В объявлениях о продаже явно чувствуется местная специфика.

«Продается квартира возле Ленинградского, в городе Мариуполе. 50 м² общей площади, с поврежденной лоджией и частично повреждёнными окнами. Новые входные двери, бойлер, квартира жилого состояния. Сам дом панельный, состоит из 12 этажей». Просят 12 тысяч долларов: «Сделка пройдет по доверенности либо когда откроются нотариусы».

«Продам дом по ул. Леваневского. Центральный район. На территории капитальный гараж со смотровой ямой, есть также полноценная сауна на задней части участка, летний душ, летний туалет. Плодовые деревья (груши, абрикосы), виноград». Цена — 49 тысяч долларов и приписка: «Дом практически не пострадал. Была посечена крыша осколками (уже перекрыта новым шифером), коммуникации все целые».

Вот двухкомнатная квартира в центре — уже после капремонта, со вставленными окнами. «2 изолированные комнаты. Горячая вода и свет уже есть», — хвастается продавец. Цена — 27 тысяч долларов.

«Продам 1-к. квартиру напротив Иличевской райадминистрации, между Нептун и Покрышкина. Балкон обшитый. Есть свет, вода, интернет». Продавец просит 15 тысяч долларов.

Некоторые объявления и по запрашиваемой цене, и по описанию кажутся написанными до 24 февраля. Но общий тон и детали выдают суровую реальность: «Продаётся трёхкомнатная квартира. Дом целый. Вода и свет есть. Газ и отопление обещают к осени. (Уже меняют трубы и радиаторы отопления.) Фотографии свежие, сделаны 1 июля 2022 года». Цена — 10 млн рублей. Как-то не по-мариупольски. Но хозяин — барин.

Есть и отдельная история — старые объявления, которые по каким-то своим то ли пропагандистским, а скорее всего, SEO-шным причинам аккумулируются на украинских сайтах и вводят в заблуждение праздных и непраздных интересующихся. Однако их очень легко отличить от настоящих.

Сравните: «Двухкомнатная квартира. В квартире выполнен качественный ремонт, который делался для себя. Распланирована в кухню-студию, две спальни, санузел и гардеробную. Бытовая техника Ariston. Кухонная мебель и шкафы выполнены из массива дуба. Немецкие теплые полы. В одной из спален проложена плитка от окна, чтобы отсечь мостик холода и чтобы не попадала влага на паркет. Территория дома закрыта от посторонних и круглосуточно охраняется. На территории есть подземный паркинг, нотариус, аптека. Вблизи — торговые центры, парк и все самые необходимые для жизни заведения». Цена — 175 тысяч долларов.

И вот такое: «Продам двухкомнатную квартиру в самом центре Мариуполя. Дом со шпилем! Сталинка. 3-й этаж 5-этажного дома. Общая площадь 59 квадратов. Комнаты раздельные. Состояние квартиры жилое, если приложить усилия. Свет будет через неделю, вода тоже. Дом относительно целый, разбиты стекла в окнах, осыпалась штукатурка. Нужно наводить порядок!» Цены нет. Звоните — договоримся как-нибудь.

«Будем ждать референдума»

Те, кто всерьез делает сейчас бизнес на разрухе, хорошо все понимают. Сейчас — дешево, а потом будет дорого. Независимо о того, куда качнется политическая рулетка. Но это не точно.

Тот же покупатель, который консультировал нас, рассказывает о реальных ценах. «У меня приятель на днях купил трехкомнатную квартиру в самом центре Мариуполя. Со всей мебелью, вообще не пострадавшую — 15 тысяч евро», — может быть, сбивает цену. А может, и правду говорит.

«Продам однокомнатную квартиру в самом центре Мариуполя. 3-й этаж 5-этажного дома. Общая площадь 32 квадрата. Квартира не сгорела! У соседей был пожар, затянуло немного копоти. Дом целый, крыша целая. Прямого попадания снаряда в дом не было. В квартире нужно сделать генеральную уборку. Воды и света нет. Стекла разбиты, как и у всех! Входная дверь сохранена и не взломана, закрывается на ключ», — пишет владелец. Он готов даже сдавать в аренду.

Еще объявление о сдаче в аренду: «3-й этаж 5-этажного дома. Общая площадь 59 «квадратов». Комнаты раздельные. Состояние квартиры жилое, если приложить усилия. Свет будет через неделю, вода тоже. Дом относительно целый, разбиты стекла в окнах, осыпалась штукатурка. Нужно наводить порядок! Первый месяц проживания бесплатно». Ставка аренды тоже очень невысокая.

Валерия из Мариуполя продает квартиру в двухэтажке на улице Карпинского, неподалеку от кинотеатра «Юбилейный». Квартира двухкомнатная на 46 «квадратов», только что после капитального ремонта. Горячая вода и свет уже есть. Нашелся покупатель, который готов взять ее за 27 тысяч долларов. Но завершить сделку и оформить право собственности на нового владельца пока невозможно.

— Мы консультировались у нотариуса — там живая очередь, занимали с утра, к вечеру попали и проконсультировались. Так вот, оформить сделку можно будет только после референдума, ориентировочно в сентябре. Никто из знакомых пока не смог продать. Мы за квартиру оформили задаток, чтобы не ушла, и будем ждать референдума, — рассказала «Фонтанке» Валерия.

Есть много предложений и по коммерческой недвижимости.

В самом городе — видно невооруженным взглядом — стремительно оживает традиционная южная торговля.

«Сдается в аренду фасадное помещение 110 кв. м по адресу: Латышева, 25. Очень проходное место. Цена договорная».

«Троицкая ул., 46, 12 м2 (первый этаж) под пром- и продтовары, и цокольный этаж 112 м2».

Торговля — она и на Луне торговля. Но внезапно мелькает особенное, местное: «Аренда помещения под магазин. Двери целые, окна зашиты ДСП (возможно восстановление)».

Производственную базу в промзоне Мариуполя на левом берегу (наиболее пострадавшем при штурме города) возле Таганрогской трассы продают за 12,558 миллиона рублей. Как говорится в объявлении, участок в 94 сотки приватизирован. Были и постройки — 3000 «квадратов» базы по производству топливных брикетов, металлоконструкций и рекламы, но большая их часть разрушена, уцелели лишь несколько токарных станков.

Готовы рассмотреть совместную деятельность, говорится в объявлении.

— На базаре два дурака: один продавец, другой — покупатель. Если у одного есть желание продать, а у другого — купить, они всегда сойдутся в цене, — объясняет ценник продавец Сергей. — Я эту базу сам строил, если честно, за 20 лет, что мы ею владели, туда вложено около 1 млн долларов. Но, к сожалению, учитывая мой возраст, отсутствие боевого задора и финансовых возможностей не позволяет ретиво взяться за восстановление. Вынужден продать. Мне уже предложили из Крыма совместное производство пластиковых окон, спрос офигенный. Много обращаются, но всех пугает, что много разрушений. Были бы деньги, все можно восстановить. Вообще деньги тут большие вкладываются Россией в восстановление Мариуполя, программы серьезные. На глазах дома растут. Но я в этих программах не участвую. Мы остались без работы. Некоторых людей местных, моих работников, убили. Многие уехали. База не работает сейчас. Я столько пережил всего. Навалилось сильно.

Наталья Вязовкина, Денис Лебедев, «Фонтанка.ру»

Фото: Анатолий Жданов/«Коммерсантъ»

ЛАЙК0
СМЕХ4
УДИВЛЕНИЕ0
ГНЕВ3
ПЕЧАЛЬ6

ПРИСОЕДИНИТЬСЯ

Самые яркие фото и видео дня — в наших группах в социальных сетях

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

сообщить новость

Отправьте свою новость в редакцию, расскажите о проблеме или подкиньте тему для публикации. Сюда же загружайте ваше видео и фото.

close