Реставраторы Эрмитажа сделали открытие, заглянув в отверстие в янтаре

Украшение из хранилищ Эрмитажа в Петербурге рассказало об одежде предков

3

Изучая древние предметы быта, реставраторы из эрмитажной лаборатории пригляделись к янтарной нашивной бляшке — неолитической «пайетке»: наши предки украшали свою одежду россыпью таких бляшек. Самое интересное она хранила внутри. Обычно учёные надеются обнаружить в янтаре инклюзию — комарика или рачка, а в этом случае там оказался кусочек… нитки.

О проводимых в настоящее время исследованиях «Фонтанке» 12 апреля рассказал начальник Северо-Западной археологической экспедиции Государственного Эрмитажа Андрей Мазуркевич. Этой весной во время изучения неолитических предметов, найденных в ходе экспедиции, реставратор Наталья Васильева сделала открытие: в отверстии круглой янтарной бляшки она увидела остатки той самой нити, которой эта бляшка крепилась к одежде. Ей 5 тысяч лет.

ПоделитьсяПоделиться

Один пристальный взгляд поменял представление учёных об одежде людей, живших на территории нынешней России несколько тысяч лет назад. Прежде считалось, что подобные украшения крепили к одежде жилами животных, а оказывается, что к тому времени существовали развитые методики производства тканей из растительных волокон, например ивового или липового лыка. Ниток, верёвок и тканей того времени практически не сохранилось, поэтому бытует мнение, что в каменном веке люди ходили в одежде из звериных шкур. На самом деле, видимо, это не так.

Среди находок Северо-Западной археологической экспедиции — два кусочка бахромы, сделанные разными мастерами абсолютно по-разному, с использованием различных приёмов. Это и маленький тонкий пояс, который, предположительно, был сплетён на пальцах. То есть существующей до сих пор методике плетения на пальцах, получается, много тысяч лет. И, наконец, небольшой кусочек ткани — то ли рубахи, то ли циновки. Плетение у него очень сложное, оно возможно только при наличии пусть примитивного, но настоящего ткацкого станка. «Таким образом, мы понимаем, что в то время, где-то приблизительно в 4–3 тысячелетии до н. э., было простейшее приспособление для ткачества, и ткачество, в общем-то, было у них развито», — рассказывает Андрей Мазуркевич.

Полевые археологические сезоны дают огромную базу для последующих изысканий — на этапе обработки найденного материала. Несмотря на то что прошлым летом Эрмитаж отменил все экспедиции, научные работы не прекращались. Подробнее о том, что находят петербургские археологи в Смоленской области и какие выводы из этого можно сделать, читайте в материале «Фонтанки» «Археологи уходят под воду. Как Эрмитаж "докопался" до древних рыбаков и безглазых идолов».

ПОДЕЛИТЬСЯ

ПРИСОЕДИНИТЬСЯ

Самые яркие фото и видео дня — в наших группах в социальных сетях.Присоединяйтесь прямо сейчас:

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

Комментарии (3)

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...