01.06.2020 15:10
0

«Самое главное — не бояться ставить себе цели». Как после травмы встать на ноги, вернуться к спорту и влюбить в него других

Экстремальный вид спорта и инвалидность — вещи на первый взгляд несовместимые. Но именно люди с ограниченными возможностями здоровья ломают такие стереотипы. Максим Пономарёв один из них. После тяжелейшей травмы он смог не только встать на ноги, но и вернуться к своему любимому занятию — вейкбордингу. И вовлечь в него других людей с инвалидностью.

Фото: Из личного архива Максима Пономарёва

Вейкбординг — это такой вид спорта на воде, который сочетает в себе элементы воднолыжного слалома, акробатики и прыжков. Словом — экстрим. О нём не так много знают в России, хотя он в последние годы и набирает популярность. И уж совсем мало кто знает, что такое адаптивный вейкбординг. А между тем в России всё больше и больше людей начинают им заниматься. И все они — люди с ограниченными возможностями здоровья. Это стало возможным благодаря петербуржцу Максиму Пономарёву, который основал первый в стране проект Step2Wake, направленный на развитие и популяризацию вейкбординга среди инвалидов.

«В названии проекта Step2Wake заложен двойной смысл: это и шаг к вейку, и шаг к пробуждению. Мы пробуждаем в людях новые возможности, открываем новые горизонты», — говорит Максим. Он сам в результате несчастного случая оказался в инвалидном кресле. До травмы молодой человек занимался вейкбордингом, после казалось, что возвращения к любимом спорту нет. Но желание и целеустремлённость перевесили обстоятельства.

Максим рассказал, как после тяжелейшей травмы снова встать на ноги, вернуться к своему любимому занятию и влюбить в него и людей.

Детство

У меня было детство обычного мальчишки. Я родился в Волгограде в простой, среднестатистической семье. Когда мне было три года, родители приняли решение о переезде в родной город отца — Ленинград.

Самые яркие воспоминания у меня связаны с поездками на родину. Дача, Волга, рыбалка… Ну и, конечно, со спортом.

В спорте я с самого детства. Родители отправляли меня в самые разные секции. Были и коньки, и хоккей. В 11 лет я с серьезным настроем ушел в легкую атлетику. Был и спринтером, и барьеристом. Регулярно участвовал в чемпионатах города, где у меня были и победы, и поражения. Большой спорт — это особая атмосфера, которая меня сильно эмоционально заряжала.

Один из первых чемпионатов мне запомнился лучше всего. На старте мы с соперниками побежали все вместе. По неопытности я прижался слишком близко к краю дорожки на вираже. Там наступил на буртик, подвернул ноги и упал кубарем. Но быстро встал и снова побежал. В итоге взял бронзу.

В детстве меня не останавливали неудачи. Была некая вера в себя, внутреннее упрямство. Мысль, что должно обязательно получиться.

Вейкбординг

К вейкбордингу я пришел уже поздно — в 30 лет. Однажды я наткнулся во «ВКонтакте» на видео. Парень катался на вейкборде за катером по Аляске. Он красиво объезжал льдины, а рядом плавали касатки, выпуская фонтаны. Это было очень впечатляюще и живо, а атмосферная музыка еще больше прибавляла эмоций.

Я загорелся настолько, что сразу вбил в поисковике: «где покататься на вейкборде в Петербурге». В этот же день, спустя час после того, как я посмотрел видео, я оказался на споте. Понравилось настолько, что я стал приезжать в вейкпарк почти каждый день.

Вейкборд «зацепил» меня эмоцией. Это драйв, покорение водной глади, красота природы.

Стоит ли говорить про хорошую физическую нагрузку? Во время занятий задействованы все мышцы тела. И 10–15 минут катания на вейкборде сравнимы с 2-часовой тренировкой в тренажерном зале.

В общем, на протяжении следующих двух лет я кайфовал от нового увлечения и агитировал всех своих близких к тому, чтобы они тоже его попробовали.

Что произошло

В 2015 году я поехал с друзьями в Киев. Отдыхая в ночном клубе, мы наткнулись на нехорошую компанию, в итоге произошел конфликт. Я был нетрезв и совсем не помню, в какой момент все пошло совсем не так. Но очнулся я уже со сломанным позвоночником. История травмы у спортсмена могла бы начинаться, скажем, более благородно, понимаю.

С самого первого дня была сильная поддержка со стороны и близких, и малознакомых людей, с которыми мы вот только познакомились в Киеве. Меня постоянно навещали, приехала мама. Друзья из Петербурга, узнав о случившемся, организовали группу поддержки во «ВКонтакте», где мне не давали унывать, и каждый день кто-то писал добрые слова. Там были и знакомые, и незнакомые мне люди — в общей сумме больше 100 человек.

Я провел месяц в киевской больнице, там же сделали операцию. После нее все врачи мне говорили: «Будешь бегать уже через две недели!» Близким же, наоборот, — что не знают, буду ли я вообще когда-то ходить.

Спустя три недели после операции меня попытались поставить на ноги. Был такой критерий позитивного развития: если колени с внутренней стороны смыкаются, держат, это хороший знак. Он говорит о большой вероятности снова встать. Они у меня сомкнулись, и я простоял несколько секунд. Врачи разрешили уехать домой, и там я уже восстанавливался дальше.

Реабилитация

Я проходил реабилитацию в сестрорецкой больнице. Через несколько месяцев лечения у меня стали получаться небольшие шажки. Мне было назначено много ежедневных процедур, но, чтобы успеть все пройти, мне все равно приходилось передвигаться с помощью инвалидной коляски. Помню, как лечащий врач постоянно напоминал, чтобы я как можно меньше ею пользовался. Говорил, если успею к ней привыкнуть, станет гораздо тяжелее вставать. Так что между этими процедурами я брал ходунки и гулял с помощью них по длинным коридорам больницы.

Фото: Из личного архива Максима Пономарёва
Фото: Из личного архива Максима Пономарёва

Мне повезло с тем, что на тот момент у меня были сильные источники мотивации, которые не давали мне уйти в себя, «закопаться» и все бросить.

Я постоянно чувствовал поддержку от множества людей, как я уже говорил. Они вкладывали в меня невероятное количество времени, сил, идей и креатива. Я чувствовал, что просто не могу, не имею права дать заднюю. Хотелось не разочаровать, доказать, что то, что они делали для меня, — не напрасно.

Конечно, мечта о возвращении в вейкбординг также не давала мне спокойно жить. В свободное от процедур время я читал истории людей с похожими травмами. Когда сталкивался с нехорошими, очень расстраивался. Но хотелось найти другие подтверждения, что когда-то я смогу вернуться к любимому делу.

В то время я наткнулся в Instagram на девушку (Наталия Чаплин, ныне директор Фонда «Подарок Судьбы»), которая попала в аварию. Она встала на ноги, а чуть позже уехала путешествовать в Индию. Мы познакомились и стали общаться: она поддерживала меня, а я радовался ее успехам, глядя, как она гуляет по пляжам Гоа. Тоже представлял, как когда-то вернусь к своей мечте.

Возвращение к вейкборду

Процесс моей реабилитации в большей степени пришелся на осенне-зимний период. В целом мне понадобилось 8 месяцев для того, чтобы я снова начал более-менее уверенно ходить без костылей. Весной я пошел в тренажерный зал и в бассейн, а ближе к лету ребята из вейкпарка пригласили меня приехать к ним. Не браться за вейкборд, а просто позаниматься ЛФК на свежем воздухе и понаблюдать за другими вейкбордистами. Я согласился, а потом стал ездить к ним регулярно.

Через несколько недель я купил себе вейкскейт — это безопаснее вейкборда, и нет риска резко удариться об воду. Я попробовал, и последующие тренировки показали, что у меня это получается. К тому же ноги становились все сильнее и сильнее. Так весь оставшийся сезон я прокатался на вейкскейте. Потом наступила зима, я прошел дополнительный курс реабилитации и в следующем сезоне катался уже на обычном вейкборде. Мечта стала снова явью.

Фото: Из личного архива Максима Пономарёва
Фото: Из личного архива Максима Пономарёва
Фото: Из личного архива Максима Пономарёва

Создание Step2Wake

В тот период я наткнулся на ролик об итальянском вейкбордисте, человеке с ограниченными возможностями здоровья, Эммануэле Пагнини. Он катался, сидя на специальном стуле, делал сложные элементы. Оказалось, что он проводит обучение для таких же людей на международном уровне. И я подумал: почему у нас до сих пор этого нет? Как же было бы здорово, если бы ребята с инвалидностью могли получать те же невероятные эмоции от спорта, что и обычные люди!

Тогда я много размышлял и о том, как будет выглядеть моя жизнь. До травмы я занимался строительством, но теперь работать в этой сфере стало для меня невозможным. Я пытался найти новую цель. Сходил даже на биржу труда и там прошел несколько тестов на профессиональную пригодность. Все результаты указали мне на тренерство.

Так я вдохновился на создание нашего движения Step2Wake и развитие адаптивного вейкборда в России.

Создание проекта пришлось на конец сезона, поэтому мы с приятелями решили за зиму все максимально хорошо организовать. Мы изучали спрос, советовались в социальных сетях и к началу следующего сезона уже имели единомышленников.

Основное место работы для меня сейчас — Step2Wake. Все начиналась на волонтерских основах, но потом мы получили президентский грант, и он уже включал в себя мою нынешнюю зарплату как руководителя и тренера-реабилитолога. Вне сезона я веду проект, совмещая с работой в магазине спортивной одежды.

О школе

Сейчас деятельность нашего проекта распространяется на всю Россию. Наше обучение прошло более 100 человек по всей стране. Ученики абсолютно разные. После своих первых занятий уходят с горящими глазами и улыбкой до ушей. Обычно, несмотря на интерес, у человека все равно есть боязнь. Говорят: «А вдруг не получится», «Ой, тут вода». Но даже на мастер-классах, которые мы проводили, у 90% ребят практически сразу получалось. Ничего страшного произойти не может, ведь на них надеваются спасательные жилеты, гидрокостюмы. Ни при каких обстоятельствах человек не утонет.

Зимой мы занимаемся в бассейне. Наши будни в сезон — это тренировки на открытом воздухе, и летом я нахожусь в парке круглосуточно. Как команда мы много ездили в этом году с мастер-классами и по соревнованиям. Были в Новороссийске, Крыму, Серпухове, Твери, Пскове, Чечне. Ездили в этом году и на чемпионат России в Краснодар. Год назад впервые за всю историю российского вейкборда была открыта категория по сидячему вейкборду, и там наши ребята сразу же показали достойный уровень.

Также мы гордимся, что стали первыми в России, кто разработал адаптивный вейкборд со специальным креслом. Вообще есть хорошее профессиональное французское оборудование, но оно стоит 3,500 евро. Это непосильно, чтобы каждого обеспечить. Наше стоит 75 тысяч рублей. Поэтому мы сами связываемся с производствами. Часто ученики не имеют возможности приобрести вейкборд и за такие деньги, поэтому мы стараемся снабжать ими всех, кто действительно этим горит и хочет заниматься.

Фото: https://vk.com/step2wake 

Меня расстраивает то, что пока проект не может охватить всех сразу. Запрос растет с каждым годом, и я мечтаю о регулярном проведении наших тренировок и в других городах. Но пока я не смог там найти подходящую команду.

Также нужно, чтобы в Петербурге появился круглогодичный крытый комплекс для воднолыжных видов спорта. Вне сезона мы можем заниматься только в двух бассейнах: один из них на Васильевском острове, Средней линии, 87, а второй в межвузовском студенческом городке на «Парке Победы». Дело в том, что не в каждом бассейне есть возможность смонтировать лебедку, которая тянет. К тому же бассейн — это такая вещь… Туда многие любят ходить на обычное плавание, на водное поло. Чаще всего свободного времени нет, и нам позволяют тренироваться уже только в самые поздние вечерние часы.

Меня очень радует история, как в Германии нашли в полях старый большой ангар для дирижаблей. Там удалось сделать райский уголок воднолыжников: песчаный пляж, пальмы… Свой микроклимат. Такое можно было бы сделать и у нас. Смонтировать воднолыжные лебедки, сделать искусственную волну, чтобы было интересно и можно было и серфингом заниматься. В общем, это большой летний комплекс с летними развлечениями.

В ближайшее время у нас в планах начать развивать детское направление и создать детское сиденье для вейкборда. Это очень перспективное направление для ребят, и хочется, чтобы они с самого детства привыкали думать, что они могут заниматься многими вещами в своей жизни.

Также мы хотим выйти на международный уровень. Чтобы наши спортсмены участвовали в соревнованиях в других странах и в больших масштабах.

О недоступности доступной среды

В России редко можно встретить человека в инвалидной коляске. Но такие люди должны быть полноценными членами общества. В нашем городе, стране, мире должно быть место для всех.

Чаще всего они сталкиваются с двумя проблемами: во-первых, изначально не могут выйти из дома. Что-то где-то не приспособлено для их передвижения. Например, иногда даже при наличии специального пандуса может быть отсутствие лифта в доме.

Хорошо, предположим, они самостоятельно вышли. Куда им можно пойти? Ну во дворе прогулялся, пошел обратно. А ведь можно было бы и в магазин сходить, в кино или кафе… Пойти туда, куда мы с вами ходим.

Они ведь такие же, как и мы с вами. Слушают современную музыку, смотрят те же сериалы, часто подписаны на тех же блогеров в социальных сетях. Мне вот Оксимирон нравится. И я уверен, найдутся многие из ребят, которые тоже любят его слушать.

У нас нет хорошей доступной среды для них, а они стесняются просить о помощи. Говорят: «Я боюсь, вот у меня дома телевизор». Я пытаюсь им передавать то, чтобы они не раскисали, не закрывались от мира, сидя дома.

И я рад, что с развитием социальных сетей сейчас появляется все больше и больше активистов — людей с ограниченными возможностями. Среди них есть популярные блогеры, которые рассказывают о своей жизни. Они действительно вытаскивают многих «загнанных» людей. Борются, чтобы у них была возможность выйти из дома, чтобы была доступная среда.

Я надеюсь, что мы находимся на пути к большим изменениям, и что будущее поколение таких людей будет свободными изнутри. Свободными от страхов и имеющими такие же возможности, как у нас с вами. А это во многом зависит от нашей общей поддержки.

Для меня Step2Wake — это не только развитие адаптивного вейкбординга, но и своеобразная идеология, желание показать, что люди, которые имеют ограничения, могут иметь их по минимуму. Самое главное — не бояться ставить себе цели, зарядиться поддержкой и потихоньку, продуманно двигаться. Тогда все будет получаться.

Вероятно, многим покажется странным, но если бы у меня была возможность не проходить все те сложности, я бы ее не выбрал. Я люблю жизнь такой, какая она у меня есть. И я благодарен за то, что сейчас занимаюсь тем, чем действительно горю, и что в трудное для себя время увидел, насколько добрыми могут быть люди.

Полина Могина, социальный некоммерческий проект «Петербург. Город добрых дел» для "Фонтанки.ру"

Фото: Из личного архива Максима Пономарёва

ПОДЕЛИТЬСЯ

ПРИСОЕДИНИТЬСЯ

Рассылка "Фонтанки": главное за день в вашей почте. По будним дням получайте дайджест самых интересных материалов и читайте в удобное время.

Комментарии (0)

Пока нет ни одного комментария.Добавьте комментарий первым!добавить комментарий

Наши партнёры

СМИ2

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор