Авто Недвижимость Работа Признание & Влияние Доктор Питер Афиша Plus
18+
Проекты
JPG / PNG / GIF, до 15 Мб

Я принимаю все условия Пользовательского соглашения

12:13 14.11.2019

Спорт

07.09.2019 16:34

«На реальную жизнь остается 2-3 часа в день». Как купить квартиру, играя в компьютерные игры

Почему уроки по киберспорту в школах — это дурацкая идея, как Dota 2 пережила обвинения в провоцировании трагедии в Керчи — об этом и многом другом в интервью «Фонтанке» бывший профессиональный киберспортсмен из Петербурга Егор Сурков.

«На реальную жизнь остается 2-3 часа в день». Как купить квартиру, играя в компьютерные игры

Фото из личного архива Егора Суркова

В Шанхае 25 августа завершился турнир The International по игре Dota 2, где десятки молодых игроков боролись за крупнейший в истории киберспорта призовой фонд в 34 млн долларов. На днях оттуда в Петербург вернулся бывший профессиональный киберспортсмен Егор Сурков, известный также как JotM. Егор работал в студии освещения турнира: комментировал и проводил анализ матчей. В разговоре с «Фонтанкой» он рассказал на примере собственной жизни, как компьютерные игры из вредного, по мнению некоторых взрослых, увлечения доросли до серьезной работы, за которую платят десятки тысяч долларов в месяц, не считая миллионных призовых.

 – Когда в твою жизнь пришел киберспорт?

– Если говорить о моей первой профессиональной команде, то в 2013 году. Но до этого, где-то с 2009 года, я уже так или иначе соревновался на городских турнирах и там занимал призовые места.

– Первые призовые?


– Это был турнир, в котором с каждого участника брали взнос по 300 рублей. Унес что-то типа 1300 рублей, поиграв целый день с 10 утра до 11 вечера.

– Знаю, что ты учился в ФИНЭКе на бюджете, но после 4 курса ушел. Что произошло?

– Я закрыл зимнюю сессию в июне 2014 и, так получилось, что моя команда Virtus.pro отобралась на International (крупнейший в киберспорте турнир с рекордными призовыми — ред.). После поездки на этот турнир я уже в институт не возвращался. Даже документы до сих пор не забрал.

– Как ты попал в команду Virtus.pro?

– Еще со старых времен, в 2008-2009 годах, когда люди играли в закрытых лигах, все были между собой так или иначе знакомы. В 12-м году меня стали звать в Virtus.pro поиграть на замену, потому что знали меня, а в 13-м году я вошел в основной состав. Тогда это была еще довольно закрытая тусовка.

– Сейчас это самая крупная и успешная команда в СНГ. Тогда она что из себя представляла?

– Тогда Virtus.pro была одной из трех команд в СНГ, в которых игроки получали зарплаты. И Virtus.pro точно была не самой лучшей из них. Скорее, она была на третьем месте в этом списке по уровню игры и по достижениям.


– Сколько тебе платили?

– Наверное, уже много времени прошло и можно сказать. По-моему, было 25 тысяч рублей в месяц. Это были первые деньги, которые стал стабильно получать. В то время я жил еще с родителями, поэтому мне было просто приятно.

– Почему ушел?

– В начале 2015 года были две команды — Virtus.pro и Virtus.pro Polar. Руководство приняло решение объединить их в одну сильную. Я в эту новую команду не прошел.

– Ты официально был трудоустроен в Virtus.pro?

– Да, но контракты, которые мы тогда подписывали, насколько я понимаю, были не очень правильно составлены с юридической точки зрения. Грубо говоря, нам можно было ничего не заплатить и им ничего за это не было бы. Но смысл обманывать? Так что контракты были, но в целом это все держалось на честном слове.

– В трудовой книжке запись осталась?

– Вроде, должна быть. Но свою трудовую книжку я никогда в руках не держал. Честно говоря, я вообще не знаю, есть ли она у меня до сих пор где-то.

– О пенсионных отчислениях не волнуешься?

– Вообще нет. Тем более, что сейчас пенсионный возраст постоянно поднимают. Дойдет до того, что его поднимут до 80 лет, и мы до него просто не доживем. Поэтому, зачем об этом беспокоиться сейчас, если ты можешь заработать столько денег, чтобы не рассчитывать на пенсию, которая все равно будет мизерной частью от того, сколько ты получал в зрелом возрасте. Лучше просто зарабатывать чуть больше или тратить по жизни чуть меньше, чтобы было на что жить на пенсии.

– Насколько покупка этой команды Алишером Усмановым изменила российский киберспорт?

– Мне кажется, если бы Усманов не купил Virtus.pro, ее бы просто не было в топ 5-6 мировых команд на последних двух International. Потому что сейчас зарплаты по миру выросли. В СНГ средняя зарплата игрока в 4-5 раз меньше, чем у игрока, например, в американской команде. Талантливых игроков просто забирали бы, и регион из-за этого пострадал. А кто знает, может, ребята остались бы и под тэгом СНГ занимали бы высокие места и тем самым привлекали спонсоров. Другое дело, что рынок СНГ вряд ли интересен спонсорам, как та же Америка или Европа. Однозначно, та покупка Усмановым придала некий импульс к развитию. Об этом заговорили даже те, кто вообще не разбирается в играх и не знал о существовании киберспорта. Для них стало откровением, что люди получают деньги за компьютерные игры. Медийный всплеск — это, наверное, главный результат.

– На последнем International, где был разыгран рекордный призовой фонд, ты работал как раз в студии освещения турниров. Расскажи как очевидец, чем это мероприятие отличается от классических спортивных соревнований?

– С каждым годом отличий становится все меньше и меньше по части атмосферы на стадионе. Когда начинается финальная часть турнира, набивается полный зал, люди смотрят за игрой любимых команд, за кого-то болеют, кричат. В Китае была вместимость 18500. И когда все эти люди начинали кричать, было очень громко. Но отличия, конечно же, есть. Проходит турнир в более короткие сроки, чем тот же чемпионат мира по футболу, где команды проводят один матч в два-три дня. Киберспортивные соревнования более сжаты по срокам, потому что в игры можно поиграть чуть больше. Групповая стадия проходит вообще в сумасшедшем режиме, когда идут одновременно сразу много игр. А финальная стадия, в принципе, проводится примерно также: выходят команды, их объявляют, звучат овации, они садятся в кабинки напротив друг друга и играют.

– В этом году впервые в истории турнир во второй раз подряд выиграла одна и та же команда. Почему в киберспорте тяжело держать стабильно высокий уровень?

– У нас ограниченное количество игроков, нет запасных. Если кто-то потерял мотивацию или стал играть хуже, его невозможно сразу заменить. Здесь на протяжении многих месяцев ты живешь в тяжелом режиме: ты постоянно летаешь в разные части света, страдаешь от джетлага, но тебе нужно играть в квалификациях, турнирах, тренироваться и все это в закрытом пространстве с пятью людьми. У тебя нет ни секунды на то, чтобы расслабиться. Как только ты себе это позволяешь, команда проигрывает, начинаются конфликты, а замен нет. Поэтому долго оставаться на плаву очень трудно.

Фото из личного архива Егора Суркова
Фото из личного архива Егора Суркова

Для просмотра в полный размер кликните мышкой

– Как проходит рабочая неделя геймера?

– Чем выше уровень команды, тем меньше тренировок, потому что больше времени тратится на перелеты. Если говорить про те команды, которые летают меньше и только пытаются попасть на крупные турниры, то у них выходной раз в неделю-две. Тренировки проходят по 6-7 часов в день, и помимо этого ты еще играешь один в оставшееся время, пока не спишь, оставляя, по сути, на реальную жизнь 2-3 часа в день.

– Что выгоднее в киберспорте, если ты не играешь сам, – комментировать или тренировать?

– Смотря на каком уровне играет команда, которую ты тренируешь. Если это участник International, который занимает там не последнее место, то тренировать выгоднее. Естественно, что натренировать такую команду очень сложно, но это и интереснее. Комментировать может большее количество людей, чем тех, кто может играть или тренировать на высоком уровне.

– Комментируешь ты по сдельном договору?

– «Подрядчик» — вот это все, да.

– На сайте liquipedia.net говорится, что самые крупные призовые, которые ты выигрывал с командой, составляют 63,651 доллара. Из этой суммы ты какую часть получил?

– Наверное, где-то 1/6. Обычно призовые делятся на пятерых, и еще какая-то часть отходит организации.

– И там же написано, что призовыми в сумме ты заработал 31671 доллар. Насколько это верные цифры?

– Примерно так и есть.

– Какой доход приносит комментирование турниров, если заниматься этим на регулярной основе?

– Точных цифр я не знаю, но что-то около 1500 долларов. Это исключительно их зарплата по контракту. Возможно, бывают надбавки за работу на крупных выездных турнирах.

– На что ты тратишь деньги?

– На еду в основном. Одежду покупаю очень редко. Большая часть моей одежды была подарена. Главный мой шик – поехать на такси, а не на метро.

– Настолько такой взгляд на жизнь обычен для киберспорта?

– Многие также начинали, но потом, вкусив сладкой жизни, не могли отказаться от нее, особенно если жили где-нибудь в провинции. Первые призовые часто больно бьют по голове таким людям. Меня мой скромный образ жизни устраивает.

– В киберспорте есть зазвездившиеся?

– Да, и таких очень много. Ведь в нашей сфере много молодых и незрелых людей. Многие из них жили в городах со средней зарплатой в 15 тысяч рублей. А тут они попадают в профессиональную команду, где получают по несколько тысяч долларов в месяц (по официальным данным, средняя зарплата в Virtus.pro составляет 10 тысяч долларов — ред.).

– Сможет ли киберспорт обогнать по популярности обычный спорт?

– Не уверен насчет футбола, а вот второстепенные виды киберспорт уже обгоняет – теннис, волейбол и так далее. Футбол, баскетбол, бейсбол, если говорить про Америку, – это все, наверное, пока еще популярнее. Но лет через 20 будет только футбол и киберспорт.

– Конкретно Dota 2 сколько еще будет популярна?

– Тут мы не знаем, будет ли Dota 3. Если говорить о Dota, как о жанре, то смотри… Стратегии жили лет 10 — где-то с 2000 по 2010 год. Потом стал популярен жанр MOBA (многопользовательская онлайновая боевая арена — ред.). Сейчас набирает популярность жанр Battle Royale — это PUBG и Fortnite. Наверное, это будет следующий популярный жанр, а MOBA будет отходить на второй план. Думаю, это начнется через год-два.

– Что ты будешь делать, когда Dota 2 потеряет популярность?

– Что-нибудь придумаю. Я мальчик сообразительный. Может, в другую дисциплину перейду, а, может, останусь. Киберспорт в целом растет. Dota 2, возможно, не будет самой популярной, но она как минимум останется на своем текущем уровне и будет приносить такой же доход, как сейчас, а, может, и еще больше, потому что вся сфера растет. В любом случае, как бы ситуация ни повернулась, я буду заниматься киберспортом. Ничего другого в жизни я не делал. Да и нет у меня уже желания что-то еще делать. Я настолько привык к этому всему и настолько люблю это с детства, что обменять это на что-то еще не готов. Возможно, когда-нибудь меня настигнет кризис среднего возраста и я буду думать, что я потратил свою жизнь впустую, на какие-то компьютерные игрушки, тогда я уеду жить на ферму, где нет Интернета, и буду помогать лошадкам.

– В прошлом году, когда произошла трагедия в Керчи, власти всерьез говорили о том, что ситуацию могли спровоцировать компьютерные игры. Создало ли это какие-то проблемы киберспорту?

– Каждый раз, когда говорят, что компьютерные игры виноваты в каких-то терактах, игровое сообщество смотрит на таких людей, как на дурачков. Из-за того, что киберспорт живет в Интернете, а не в телевизоре, на его имидж это никак не влияет.

– Проблем со спонсорами после этого тоже не было?

– В России спонсоров не так уж и много, а глобально это точно никак не отразилось.

– Какое отношение в геймерской среде к институту развития интернета России?

– Никогда не слышал об этой организации.

– А зря. Дело в том, что эта организация предложила организовать в школах факультативные занятия по киберспорту.

– Слышал что-то такое, но даже не в курсе был, кто это предложил. Уроки по киберспорту — что это вообще такое? Что там будут делать? Играть в игры? Это не киберспорт. Это как если бы физкультуру называли спортом. Физкультура — это развитие тела. А спорт – это режим дня, изнурительные тренировки, игра на результат. Значит это киберфизкультура будет? Этим школьники могут и дома в свободное время заниматься. Это бессмысленно делать в рамках школы. Если человек не умеет играть совсем, но хочет научиться, он найдет в интернете кучу гайдов для начинающих. Зачем для этого идти в школу?

– В список рекомендованных игр вошли Dota 2, Hearthstone, Dota Underlords, StarCraft II, FIFA 19, World of Tanks, Minecraft и CodinGame. Мог бы ты что-то добавить?

– Я бы все убрал, потому что это бесполезная история.

– Есть какая-то компьютерная игра, которая все-таки могла бы быть полезна школьникам?

– Если это факультатив, то зачем? А если бы это был обязательный урок в школе несколько раз в неделю… наверное, я бы назвал какую-нибудь стратегию, StarCraft, к примеру. Это был бы идеальный вариант. StarCraft способен дать подрастающему организму больше всего из перечисленных выше игр. StarCraft  учит логически мыслить, правильно распределять свое время, ресурсы, играть с неполной информацией. Каждый аспект этой игры как-то тебя развивает не только в этой игре.

– Ты бы пошел работать в школу учителем по киберспорту?

– Не, я ж дома люблю сидеть. Поэтому нет. Думаю, что я бы с этим справился, но зачем, если я могу это делать в киберспортивной команде на высоком уровне? А учитель в школе — это на сколько уровней ниже? Это как спросить ученого, который метит на Нобелевскую премию, а мог бы ты пойти работать учителем физики? Он-то мог бы, но зачем?

Беседовал Артем Кузьмин, «Фонтанка.ру»

Читайте также
Яндекс.Рекомендации

Жильё в Санкт-Петербурге

    Работа в Санкт-Петербурге

      Наши партнёры

      СМИ2

      Lentainform

      Загрузка...

      24СМИ. Агрегатор