18+
Проекты
Фото JPG / GIF, до 15 мегабайт.
Я принимаю все условия Пользовательского соглашения
Введите цифры с изображения:
10:15 19.10.2018

Анатомия выборов депутата Нестеровой

Экс-депутат Заксобрания Нестерова стала взяточницей в глазах обвинения после встречи следователя с правой рукой парламентария. На суде помощница призналась, что с головой у нее не все в порядке.

Анатомия выборов депутата Нестеровой

Светлана Нестерова, фото - Михаил Огнев, архив "Фонтанки"

Первое заседание по делу бывшего парламентария Светланы Нестеровой посвятили допросу ключевого свидетеля обвинения. Татьяна Китова, уже осужденная за мошенничество с бюджетными деньгами, на очередной встрече со следователем рассказала такое, из-за чего в деле Нестеровой появилась особо крупная взятка. Из зала Китова уходила по-английски.

В Красногвардейский суд 19 января 62-летняя экс-помощница парламентария, а ныне безработная Татьяна Китова пришла в обтягивающих джинсах и сером пуловере, ярким пятном выделялся желто-зеленый шейный платок. Компанию ей составили также бывшая коллега Вера Шишкина и предпринимательница Светлана Гасанова. Все они уже получили условные сроки за мошенничество с бюджетными деньгами, но первой обличать Нестерову пригласили Китову.

– Вам знакома Светлана Нестерова? – начал прокурор Андрей Шибков.
– Лет двадцать знаю. Наши дети ходили в школу вместе. Была её главным помощником до 2015 года. Работала с избирателями, заведовала их чаяниями, желаниями, отвечала на письма. Рабочее место было на улице Малыгина, 8, в общественной приемной.

В 2013 году, по версии следствия, у руководителя Китовой возник преступный умысел на получение взятки от предпринимательницы Гасановой. Нестерова будто бы инициировала финансирование возглавляемых Гасановой организаций «Эдельвейс» и «Солнечный ветер».

Депутатская поправка в бюджет Петербурга обеспечила субсидиями на возмещение затрат по реализации общественно полезных программ, а на выходе пенсионеры Красногвардейского района получили экскурсии и обеды, сама же Нестерова якобы стала богаче на 4,8 млн рублей. Деньги, как предполагается, перекочевали к ней от Гасановой транзитом через помощниц. Показания обеих ассистенток легли в основу уголовного дела против Нестеровой. В 2016-м её заподозрили в мошенничестве, но затем изменили квалификацию, предъявив обвинение в крупной взятке. Предшествовала же переквалификации очередная встреча следователя с уже осужденными помощницами экс-депутата. Дело было в мае прошлого года, и первой на рандеву пришла Китова.

– Меня пригласили. Я рассказала, – не стала она вдаваться в подробности на суде.
– Вы что-то новое добавили? Почему вы решили, что участвовали во взятке, а не в мошенничестве? – попытались добиться конкретики защитники Нестеровой.

Китова взяла секундную паузу, но ясности не внесла:

– Будем считать, что мне так захотелось.
– Скажите, какие-нибудь неприязненные отношения сложились с подсудимой? – вступил обвинитель.
– Нет, – легко ответила Китова и добавила, что даже её уголовное преследование их отношения не омрачило.

Не нашлось у свидетеля претензий и к Гасановой. Досугом красногвардейских пенсионеров предпринимательница, по её словам, ведала с 2009 года. Нареканий не было. Исполнялись все пожелания жителей: экскурсионные маршруты пролегали не только по местным музеям, но выходили и за пределы Петербурга. Горожане были довольны и благодарили, и всё это шло в зачёт депутатскому имиджу. Но с 2013 года в траты на общественно полезное вклинилась дополнительная статья: 20% от полученных субсидий якобы следовало отчислять в пользу Нестеровой.

– Я присутствовала при разговоре. Светлана Николаевна просила, чтобы озвучили Гасановой: на выборы нужны деньги.

Распоряжение о сборе средств на муниципальные выборы 2014 года, по признанию Китовой, получила её коллега. А Гасанова, мол, правила игры знает. Настойчивое пожелание передали по телефону.

– А если бы отказалась? – уточнили у Китовой и получили категоричное:
– Она бы не исполняла адресные программы.
– То есть при вас депутат требует за что-то заплатить, и вас это не удивило? – усомнились адвокаты в исполнительности бывшей госслужащей, но зря.
– Не удивило.

Предпринимательница, по всей видимости, действительно разбиралась в правилах. Сейф в общественной приёмной начал пополняться белыми конвертами, сумму на которых заботливо проставляли помощницы. Время от времени их якобы забирала Нестерова.

– Вы лично мне передавали деньги? – взяла слово подсудимая.
– Да.
– Сколько?
– Не помню уже, в 2013 году было, – попыталась сослаться на давность Китова, но потом добавила: – По 200-300 тысяч. Четыре или пять раз.

И тут вскинулись адвокаты, щедро подчеркивающие маркером противоречия в более ранних показаниях:

– Вы же называли точные цифры. Где правда?

Заслушав более ранние показания свидетеля, выяснили, что в апреле 2016 года Китова также избегала конкретики, а Нестерова якобы опустошала сейф периодическими набегами. Зато в мае 2017-го встреча со следователем способствовала просветлению: припомнить удалось каждый железный рубль, выпадающий из конверта. И депутат уже вроде бы не так часто приходила за деньгами.

Избирательную память Китова демонстрировала не только в отношении «взносов на выборы». Если верить ранним показаниям, то время стерло и её собственное участие: в новые правила игры предпринимательницу посвящали обе помощницы лично, за закрытыми дверями. Сразу не вспомнила свидетель и миллион, внесенный на сберегательный счет в неурочное время, а про пустые бланки ЗакСа с подписью Нестеровой, которые, согласно протоколу обыска, были обнаружены в тумбочке в её, Китовой, квартире, забыла вовсе.

– Зачем вам эти бумаги?
– Не помню, не могу ответить.

Впрочем, по её признанию, без Светланы Николаевны ни одно решение из кабинета не выходило. Хотя экс-депутат, с её слов, на диво несамостоятельна: «даже таблетки просила подавать».

– В сейфе вашем драгоценном деньги только Гасановой хранили? – надоело разбираться в устройстве памяти судье Наталье Козуновой.
– В сейфе? – растерялась Китова.
– Ну а где вы ещё их хранили, в тумбочке?
– Да, Гасановой. И деньги на выборы.
– А забирала она какие деньги? – запутался прокурор. Зато сориентировались адвокаты:
– Так может, она за деньгами для выборов приезжала, а не за деньгами Гасановой?
– Сейф был, – признала Китова, и судья обрадовалась:
– Ну слава богу. Хоть в чём-то сошлись.
– Она приезжала за деньгами. Может, на выборы, может, нет. Вы у Гасановой спросите, – посоветовала Китова.
– А вы к врачу обращались? – невзначай поинтересовались защитники. – У вас с головой всё в порядке?
– Нет. У меня давление, – пожаловалась Китова.
– Вопросы к свидетелю ещё есть? На сегодня? – устало уточнила судья.

И хоть в показаниях так и не разобрались, больше терзать Китову не рискнули. Простоявшая почти четыре часа бывшая помощница возникшей паузой воспользовалась своеобразно и, не прощаясь, вылетела из зала суда.

– Куда свидетель-то убежала? – опомнилась судья и снарядила вдогонку секретаря. Китову он настиг уже на лестнице: несмотря на фору, сбежать с пятого этажа она не успела и все же получила повестку. Копаться в её памяти и слушать оставшихся свидетелей будут 6 февраля.

Татьяна Ципуштанова,
«Фонтанка.ру»


© Фонтанка.Ру

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор