18+
Проекты
Фото JPG / GIF, до 15 мегабайт.
Я принимаю все условия Пользовательского соглашения
Введите цифры с изображения:
02:28 15.08.2018

Особое мнение / Евгений Вышенков

все авторы
25.05.2017 20:32

Красные глаза прапорщика ГИБДД Крылова

Верьте, впервые я мочился при незнакомой женщине. Инициатором шоу стал прапорщик ГИБДД Крылов. Он остановил меня за красные глаза, вот и пришлось пройти экспертизу. Трезв, минус пара часов. Но есть нюанс.

Ничто не предвещало, но так уж вышло, что сегодня, 25 мая, около 16 часов возле станции метро "Чернышевская" меня атаковали в правовом поле. Служебная автомашина "Шевроле" с синим госномером «О 3122 78» порекомендовала мне прижаться. Встал, вышел, аккуратный прапорщик пригласил к себе. Сел, выслушал, что у него что-то сработало на мой номер. 

"Фонтанка"

Для просмотра в полный размер кликните мышкой

Ладно, проверяйте, мало ли что видеокомпьютеру показалось. Неожиданно мне предложили подуть.

– Так вроде вы меня остановили из-за того, что там что-то сработало с моим номером? – насторожился я, осматривая нашпигованный камерами и компьютером салон.

Но дискуссия переросла в подуть. Я вынул трубку из честного мешка с десятками трубок. Сам распаковал, сам вставил, сам дунул.

- Евгений Владимирович, вы когда последний раз выпивали? – грамотно спросил прапорщик.

Какие все-таки в ГИБДД психологи.

– Вы же видите, что я трезв. Что-то показало? – улыбнулся я, понимая, что абсолютно трезв.

- Минимально, но можно, - таково было мне оправдание.

Какие все-таки в ГИБДД филологи.

– Тогда все? – Я прильнул к двери.

- Придется проехать на освидетельствование.

– С какой стати? – напрягся я.

- У вас глаза красные. Есть подозрение, что вы употребляете наркотические средства.

– Товарищ прапорщик, – начал я, сдерживаясь. – Вы прекрасно понимаете, что никаких наркотиков я не употреблял.

- Но у меня есть подозрение.

И тут я смалодушничал.

– Я вынужден сделать звонок другу, чтобы не тратить время, – сказал я.

- Звоните.

И тут ко мне вернулась совесть. Наверное, старею. Быть похожим на депутата Госдумы, хватающегося за мобильник при боестолкновении с дорожной полицией… я передумал.

И тут возникла первая проблемка. Стояли мы под запрещающим знаком, а так как меня должны были увезти, риск эвакуации был 90-процентным. Пришлось сделать пару кругов по Кирочной. Безуспешно, я остановился примерно в том же месте. Злой был жутко, когда сел обратно к прапорщику.

– Вы уверены? – нехорошо спросил я.

- У вас глаза красные.

– Тогда поехали, – решил я убить вечер.

- Ладно. Евгений Владимирович, обратитесь к окулисту, – амнистировал меня сотрудник, сделав попытку отдать документы обратно.

Я не телепат, но что-то мне подсказывает, что такое решение было вызвано двумя факторами. Во-первых, ему стало ясно, что я трезв везде. Во-вторых, на обычный процесс договоренностей я не пошел, что подтверждало первый довод.

– Как же так? В таком виде отпускать меня? Я же народ поубивать могу. Надо идти до конца. Поехали, – еще злее сказал я.

- Странный вы человек. Вам советуют к окулисту, а вы хотите на экспертизу, – будто искренне удивился полицейский.

– Немного не так. Вы советуете после того, как поняли.

- Понял что? – осторожно, но недружелюбно переспросил сотрудник.

– Вы знаете, я сам носил погоны, так что сам не ангел и пока могу различать нюансы в диалогах, – произнес я и демонстративно отвернулся.

Все. Деваться обоим было уже некуда. Закусились.

Дальше началась процедура временного отстранения меня от руля. Товарищ прапорщик долго составлял протоколы. На вопрос «где работаете?» я ответил «Фонтанкой». В тишине что-то изменилось, но его лицо это не выдало.

Потом он нашел понятых. Потом мы при понятых вновь дунули в трубку и зафиксировали категорический ноль. «Как же так? Только что было минимально». Затем все расписывались при безукоризненной вежливости сотрудника органов внутренних дел. Все-таки я под включенную камеру вставил свои три копейки, мол, сам теперь настаиваю. И поехали мы на вечную в Петербурге лабораторию Боровая, 26.

Очереди особенной не было. Две милые женщины-медики поинтересовались, готов ли я пройти экспертизу.

– Настаиваю, – подтвердил я.

- А что вас привезли-то? – удивилась дама.

– Глаза красные, – повторил я фразу прапорщика, произнесенную мне не единожды.

Врач усмехнулась. Потом засмеялась, глядя в документы: «Так вы еще на «Фонтанке» работаете!»

Снова дунул в трубку. Снова «ноль».

Меня в уборную повели. Где впервые в своей жизни мне довелось мочиться при посторонней женщине. Претензий нет, просто порядки там такие. Дверь не закрывают, чтобы подмены мочи не было.

Наконец, мне экспресс-анализ показал, что из девяти видов наркотиков во мне нет ни одного. Мне выдали справку, сотрудник выдал мне копию. Там я и узнал его фамилию. Крылов называется.

Когда товарищ Крылов вез меня обратно, мы беседовали исключительно на пределе всевозможной вежливости. Он предлагал отодвинуть сиденье и приоткрыть окно. Я скромно благодарил.

Все же я не сдержался.

– Можно рассказать вам сказку? – начал я.

- Конечно.

– Примерно год назад на улице Зодчего Росси меня остановил наряд. Вы из какого района?

- Из Центрального, – ответил прапорщик.

– И те ребята были из Центрального. Я тогда так же дунул, и так же у меня оказались красные глаза. И так же они вздохнули, мол, что делать – надо ехать на Боровую. Но в тот день я не мог опоздать на встречу. Не мог ни под каким соусом. Мне пришлось им отдать 50 тысяч рублей.

- Так что же вы не сказали, где работаете?

– Так и вам я не сказал, пока до ситуации не дошло, – немного нагрубил голосом я и продолжил: – А после окончания той жуткой встречи я заехал к одному очень большому начальнику. Дунул на него, таким образом пройдя лучшее освидетельствование в Петербурге и Ленобласти. Но попросил лишь одного – узнать, где этот наряд сейчас. Он хотел расправиться с ними, но мне нужны были не эмоции, а деньги. В результате я их встретил на набережной Фонтанки, возле Областного суда. Поговорил и забрал деньги обратно. Я это к тому, что достало.

После философской паузы вступил и мой собеседник.

- У меня тоже было, я наркомана одного задержал… – начал он в духе Швейка, который якобы говорит все невпопад.

– Так сказка не о том, – возразил я.

- Я понимаю.

Довез он меня еще быстрее, чем на Боровую. Даже с элементами мигалок. А напоследок я спросил его имя. Оказалось, Александр. И напоследок он извинился и предложил свой телефон. Мало ли что. Я не взял. Время на часах – к половине седьмого вечера.

Все честно, Александр Крылов?

Евгений Вышенков,

"Фонтанка.ру"

Помните, что все дискуссии на сайте модерируются в соответствии с правилами блога и пользовательским соглашением. Если вы видите комментарий, нарушающий правила сайта, сообщайте о нем модераторам.