18+
Проекты
Фото JPG / GIF, до 15 мегабайт.
Я принимаю все условия Пользовательского соглашения
Введите цифры с изображения:
00:22 15.11.2018

«Адвокаты по предварительному сговору…»

Никита Московец, осуждённый за совершение пяти убийств в течение пяти месяцев фигурант первого резонансного «дела санитаров», пожаловался в Следственный комитет на защищавшую его известного петербургского адвоката Марину Белинскую. Он утверждает, что лишился 22 500 евро и 400 000 рублей, полученных им по решениям европейского и российского судов. В другом уголовном деле имеются аналогичные показания в отношении самого Московца.

«Адвокаты по предварительному сговору…»

Антон Ваганов, "ДП"

Никита Московец, осуждённый за совершение пяти убийств в течение пяти месяцев фигурант первого резонансного «дела санитаров», пожаловался в Следственный комитет на защищавшую его известного петербургского адвоката Марину Белинскую. Он утверждает, что лишился 22 500 евро и 400 000 рублей, полученных им по решениям европейского и российского судов. В другом уголовном деле имеются аналогичные показания в отношении самого Московца.

22 500 евро и 400 000 рублей

Заявление Никиты Московца адресовано руководителю Главного следственного управления СК РФ по Санкт-Петербургу Александру Клаусу. В подробно и юридически грамотно составленном документе он описывает историю потери 22 500 евро и 400 000 рублей. Первая сумма предназначалась ему на основании решения Европейского суда по правам человека, вторая – по решению Верховного суда России в качестве компенсации. А меньше года назад он освободился условно-досрочно с 18-летнего наказания. 

Проводивший последние годы в местах лишения свободы Никита Московец не имел паспорта, что, как следует из его заявления, мешало ему открывать банковские счета и регистрировать на себя недвижимость. Поэтому 22 500 евро сначала якобы попали на банковский счёт также защищавшей его адвоката Татьяны Клыковой, а потом адвокат Белинская якобы предложила использовать эти деньги для покупки комнаты в квартире на Гатчинской улице. Комната и сегодня оформлена на Марину Белинскую.

Никита Московец утверждает: он может доказать, что адвокат является номинальной владелицей недвижимости – в частности ссылается на протоколы судебных заседаний, где Белинская якобы сама говорила об этом. И жалуется: несмотря на его многочисленные законные требования, женщина категорически отказалась переоформить комнату на него. Описанный поступок адвокатов Татьяны Клыковой и Марины Белинской господин Московец в своём заявлении называет мошенническими действиями группы лиц по предварительному сговору. 

Кроме того, Никита Московец в своём заявлении описывает, будто Марина Белинская предложила перевести 400 000 рублей присуждённой ему Верховным судом компенсации на банковский счёт своей помощницы Ольги Стасюк – ведь сам Московец не мог открыть счёт, находясь в местах лишения свободы и не имея паспорта. Бывший фигурант «дела санитаров», как следует из его заявления, освободившись, не сумел получить эти деньги. Действия обеих женщин в своём заявлении он также оценивает цитатой из статьи 159 Уголовного кодекса («мошенничество»).

Марина Белинская комментировать эти обвинения отказалась с предсказуемой интонацией: абсурдно настолько, что и говорить не о чем. Но ей теперь, видимо, предстоит во всех подробностях описать эту историю в Следственном комитете – там промолчать не дадут. Мы лишь обратим внимание: похожее заявление Следственный комитет уже рассматривал. Оно тоже касалось Марины Белинской и вроде бы не имеющего никакого отношения к Никите Московцу ранее осуждённого за кражу петербуржца Дмитрия Закирова. Однако та история странным образом замкнулась на того же Московца. 

Одно дело уже есть

В производстве следственного управления по Василеостровскому району ГУ МВД РФ по Санкт-Петербургу и Ленинградской области находится сейчас уголовное дело о хищении 328 000 рублей, выплаченных по решению Европейского суда по правам человека петербуржцу Дмитрию Закирову. Дело возбуждено по пункту «в» части 3 статьи 158 УК РФ («Кража, совершённая в крупном размере»), а его фабула аналогична содержанию заявления, которое Московец направил в Следственный комитет. Роль «злодейки» там также отведена Белинской, а роль потерпевшего – не Московцу, а Закирову.

«Фонтанка» уже описывала, как несколько лет назад Марина Белинская защищала некоего Дмитрия Закирова. Тот был осуждён за кражу, а после освобождения адвокат по просьбе клиента обратилась в Европейский суд по правам человека с жалобой на условия содержания в следственном изоляторе. Суд вынес решение о выплате компенсации в размере 328 000 рублей. Закиров оформил банковскую карту, которую передал на хранение Ольге Стасюк, помощнице адвоката Белинской, – реквизиты карты следовало отправить в Европейский суд для проведения выплаты. 

О вынесенном Европейским судом решении Белинская, по её словам, узнала от бывшего тогда её помощником Никиты Московца. Именно от Московца она, как следует с её слов, узнала, будто данное решение не окончательное – и решила его обжаловать, рассчитывая на присуждение клиенту большей суммы. Тем временем в Министерство юстиции РФ поступило несколько рукописных заявлений за подписью Дмитрия Закирова о выплате присуждённых ему денег. На банковскую карту поступили 328 000 рублей, но Закиров, судя по всему, эти деньги не получил и решил, что их похитила Белинская. 

Ольга Стасюк, у которой дома хранилось клиентское дело Закирова вместе с его банковской картой, заявила: это и несколько других клиентских дел исчезли из её квартиры в то время, когда там временно проживал после освобождения Никита Московец. Как следует из объяснений Ольги Стасюк, Московец попросил у неё на пару дней банковскую карту Закирова – якобы для получения где-то заработанных денег. А сама Белинская и ещё один адвокат, Татьяна Клыкова, – обе в своё время защищали Московца – объяснили следователю: заявления о выплате денег, направленные в Министерство юстиции РФ, хоть и подписаны Закировым, но, по их мнению, написаны почерком Московца.

Аргументы Марины Белинской показались проводившему проверку следователю СК убедительными – было вынесено постановление об отсутствии в её действиях состава преступления, а материал проверки направили в полицейское следствие, которое и возбудило уголовное дело по факту «кражи».

Но Московец против

Никита Московец заявил «Фонтанке»: Закиров сам подписывал свои заявления, причём не писал, а подписывал – они были отпечатаны на принтере. А говорить, будто подпись Закирова исполнена Московцом, по мнению самого Московца, некорректно: во-первых, он давал соответствующие объяснения следователю, а во-вторых, никто не проводил почерковедческую экспертизу. А ещё господин Московец утверждает, что Марина Белинская не обжаловала решение Европейского суда о выплате компенсации Закирову – хотя она подтвердила данный факт документально. По словам Московца, Белинская знала, что решение обжалованию не подлежит, но через месяц после хищения денег направила Закирову письмо, в котором сообщала, будто Европейский суд ещё не вынес решение по его делу. 

Никита Московец считает, что в Следственном комитете данное письмо намеренно проигнорировали. 

Возможно, в следственном управлении УМВД России по Василеостровскому району Петербурга проведут-таки почерковедческую экспертизу, которая ответит на главный вопрос: кто написал заявления о выплате Дмитрию Закирову денег, присуждённых Европейским судом? После проведения такой экспертизы взаимные упрёки Никиты Московца и Марины Белинской в хищении этих денег потеряют всякий смысл. 

Константин Шмелёв, «Фонтанка.ру» 

Справка:

Никита Московец был фигурантом так называемого «дела санитаров». 12 фигурантов этого дела в совокупности обвинялись в десятке убийств и квартирных мошенничествах, но в суде устояло обвинение только в одном убийстве. Во время расследования этого уголовного дела у Московца истек предельный срок содержания под стражей, и в августе 1999 года ему заменили арест подпиской о невыезде. На свободе он пробыл недолго – примерно 5 месяцев – в течение которых умудрился совершить 5 убийств.

В 2004 году Санкт-Петербургский городской суд приговорил его к пожизненному лишению свободы. Однако Московец обжаловал этот приговор через Европейский суд. После этого президиум Верховного суда РФ усмотрел нарушения, допущенные во время судебного процесса, и, посчитав, что они повлекли нарушения прав подсудимого, отправил дело в горсуд Петербурга на новое рассмотрение. В феврале 2011 года он был приговорён к 18 годам лишения свободы и в декабре 2013 года освободился условно-досрочно.

Вынесения этого уникального по-своему приговора (после высшей меры наказания!) добилась для Никиты Московца адвокат Марина Белинская.

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор