0

Виктор Данилов-Данильян: "Золотой миллиард" не сумеет защититься от миллиардов голодных

Экс-министр охраны природы России, директор Института водных проблем РАН Виктор Данилов-Данильян объяснил «Фонтанке» как России подняться за счёт грядущего мирового водного кризиса и как обогатиться на Киотском протоколе, рассказал, что в Петербурге самая чистая вода в стране, и почему нельзя пользоваться фильтрами её очистки.

philanthropy.ru
philanthropy.ru
ПоделитьсяПоделиться

Экс-министр охраны природы России, директор Института водных проблем РАН Виктор Данилов-Данильян объяснил «Фонтанке» как России подняться за счёт грядущего мирового водного кризиса и как обогатиться на Киотском протоколе, рассказал, что в Петербурге самая чистая вода в стране, и почему нельзя пользоваться фильтрами её очистки.

- Действительно ли грядёт глобальный всемирный водный кризис? В каких отраслях мирового хозяйства и в каких странах уже сегодня сказывается дефицит воды?

- Этот кризис уже, что называется, на носу. И разразится через 10-15 лет. Дело в том, что экономически целесообразной для разработки воды, которую можно будет вовлечь в мировое хозяйство, скоро не останется нигде, кроме трёх стран. Канады, Бразилии и России. Только здесь есть вода, которую можно будет разрабатывать, не нарушая экологических ограничений. В Европе уже давным-давно нет свободной воды. В Китае - её острейший дефицит. В Индии тоже. Можно назвать десятки стран, которые уже сейчас буквально помирают от жажды. Если иметь в виду глубину кризиса водопотребления, то это прежде всего Северная Африка - подбрюшье Сахары и Ближний Восток. Там меньше всего воды в мире, там острее всего ощущается водный кризис уже сейчас, и в таком состоянии эти страны находятся уже давно. Реальный расход воды на душу населения в них ниже санитарных норм.

Что касается дефицита воды, то выражается он, прежде всего, в продовольственных трудностях; правда, ещё не глобальных. Если посмотреть на водопотребление во всемирном масштабе, то мы увидим, что две трети воды, которые человечество забирает из водных источников, расходуется на нужды орошаемого земледелия. И прироста воды в этих районах уже быть не может, потому что там, где развито орошаемое земледелие, дополнительной воды быть не может по определению. Это не касается, как мы поняли, трёх стран.

Россия по валовым водным ресурсам занимает второе место в мире. Я имею в виду речной сток плюс возможности компенсируемого изъятия подземных вод. Проще говоря, речь идёт о количестве возобновляемой воды, которая протекает на территории страны. Первые показатели - у Бразилии. А если считать количество воды на душу населения, то нас ещё обгоняет Канада. У нас нужды в орошаемом земледелии нет, хотя на юге всё же поливать надо - это понятно. Канада в этом смысле тоже не испытывает недостатка в воде, а Бразилия тем более - как я сказал, эта страна и по запасам воды, и по орошаемому земледелию лидирует в мире.

- Возможно ли возникновение на почве глобального дефицита воды политической нестабильности в мире? И как конкретно оно может выражаться?

- Вся история человечества, по крайней мере во многих своих главах, написана под знаком водных проблем. Сколько было вооружённых конфликтов и кризисов на почве борьбы за воду! Возьмите тот же Израиль. Конечно, причин сложных отношений этой страны с окружающими её арабскими государствами много, но проблема воды занимает среди них почётное место. Есть и другие примеры. Государства Африки в районе бассейна озера Чад или реки Нигер. Там все ниже лежащие по течению реки страны всегда безумно боятся, что страны, расположенные выше, построят плотину, и вода к ним вниз не пойдёт или будет сбрасываться только при паводках.

Конечно, человечество, особенно в лице ООН, будет принимать какие-то шаги, чтобы пытаться разрешить глобальный водный кризис. Но не дожидаясь официальных решений, рано или поздно резко интенсифицируется миграция обусловленная нехваткой воды. Предполагается, что с 2025 года - с момента возникновения глобального водного кризиса - за 15 лет появится до 300 миллионов мигрантов именно по причине водного фактора. Люди побегут из стран, где воды нет, пытаясь попасть в страны, где она есть. А что такое - 300 миллионов? Это - население Соединённых Штатов. Не шутка! Ведь США - третья страна в мире по количеству населения, её обгоняют только Китай и Индия, больше никто.

И второе, в чём будет выражаться глобальный водный кризис - это нехватка продовольствия. Эта опасная тенденция, о которой мы уже отчасти сказали, наметилась уже давно, но её подстёгивает, с одной стороны, продолжающийся рост населения Земли - а оно, по крайней мере, будет ещё лет 30 расти, а с другой - желание человечества жить всё лучше и лучше. А ведь лучше - это в том числе и улучшение структуры питания. А улучшение структуры питания - это дополнительное зерно, которым надо кормить скот, чтобы увеличить процент белковой пищи и, прежде всего, мяса. И так далее. Все эти цепочки, разматываясь, приводят к воде. Вода не всегда является в них главным фактором, но она всегда в них присутствует.

- Будут ли в таких условиях приняты какие-то политические решения о глобальном перераспределении водных ресурсов в мире?

- Конечно, дефицит воды приведёт к политическим решениям, к политическим последствиям, но дело в том, что перераспределять водные ресурсы не надо. Надо использовать их там, где они есть. Гонять их по планете экономически крайне неэффективно. Повторяю, их всего лишь надо использовать так, чтобы удовлетворять потребность мирового сообщества в водной продукции.

Но я не исключаю, что какие-то санкции будут применяться в том случае, если страна, как собака на сене, станет сидеть на своих водных ресурсах и не делать того, что она могла бы делать для удовлетворения потребностей мирового сообщества в воде. Это могут быть как целенаправленные, спланированные, объявленные, гласные политические меры, так и нелегальная, полулегальная миграция, контрабанда, воровство, всё, что хотите. Эти процессы наверняка будут принимать разные формы.

- Сможет ли Россия, как одна из трёх стран, обладающих избытком воды, в будущем использовать новое сырьевое преимущество? Надо ли нам уже сегодня готовиться к грядущим водным катаклизмам?

- Конечно. Дело ведь не только в том, чтобы не иметь неприятностей самим из-за того, что у нас есть вода, а у других её нет. Необходимо использовать те преимущества, которые даёт владение водой. А это огромные преимущества!..

-... которыми, тем не менее, впрямую, как, скажем, нефтью и газом, торговать нельзя?

- Как нефтью и газом, безусловно, нельзя. Потому что вода потребляется в невероятных количествах. Достаточно сказать, что её считают кубокилометрами. Стандартный блок на теплоэлектростанции или на атомной станции России - не гидроэлектростанции, подчёркиваю - это 1 гигаватт мощности; вот 4 РБМК-1000, каждый такой мощности, стоят в Сосновом Бору под Санкт-Петербургом. И так далее. Так вот для охлаждения этого самого распространённого в России энергоблока необходимо 1,6 кубокилометра воды. А что такое кубокилометр воды? Это - миллиард тонн! Из них лишь две трети возвращаются в водные источники, а одна треть испаряется безвозвратно. В случае с Сосновым Бором речь идёт о Неве.

Для сравнения могу сказать, что вес этой испаряющейся только с одного энергоблока воды равен весу всей добываемой за год в России нефти. С одного-единственного энергоблока! Поэтому, сами понимаете, возить её в таких количествах экономически безумно. Безумно строить каналы в несколько тысяч километров. Это можно делать только в исключительных случаях. И такой исключительный случай - это канал, который строит сейчас Китай из водохранилища "Три ущелья" на реке Янцзы в бассейн реки Хуанхэ.

Надо сказать, что север Китая находится в катастрофическом вододефиците. Хуанхэ впадает в океан 3 недели в год! В остальное время вся вода разбирается. И если сравнивать этот китайский канал с нашим каналом из низовья Оби в среднеазиатский регион, то мы увидим, что наш канал в два с половиной раза длиннее: 2550 километров против 1100. И по водозабору: у нас 27 кубокилометров, а у китайцев 12. Наш канал предполагалось использовать для орошаемого земледелия, а в Китае для этих целей ничего из этой воды использовать не планируют. Вся эта вода пойдёт на снабжение городов и на промышленность.

- А какие альтернативы могут быть в таких ситуациях?

- Альтернатива для китайцев - это переселять людей и перевозить заводы. Но это самое дорогое, что только может быть. Получается, что продукцию возить дёшево, воду дорого, а людей безумно дорого. Так что китайцам не остаётся ничего, как строить этот канал и реконструировать канал - ровесник Великой китайской стены. Но этот канал, конечно, несопоставим со строящимся.

Можно строить водопроводы для обеспечения городского жилищно-коммунального хозяйства водой. Однако водопроводы окупаются, примерно, километров до 300-400, не больше - дальше невыгодно, и то, если вы возьмёте трубу диаметром от 2 до 4 метров. (В России, например, 4-х-метровых труб нет, хотя, скажем, 2-х-метровые используются для газопроводов). По трубам диаметра 4 метра Лесото подаёт воду ЮАР.

- Кстати, какая вода самая дорогая в мире, а какая самая дешёвая? Какова вообще потребность человека в воде?

- Считается, что при 200-х литрах в сутки на человека, можно жить, не нарушая никаких санитарных норм и вполне комфортно. Такой расход воды, например, в Бельгии. За воду везде платят по-разному. Самая дорогая - это опреснённая морская вода. В некоторых странах Ближнего Востока цена на неё доходит до $4-5 за кубометр. На Кипре - $3 за кубометр. А мировой рекорд самой дешёвой опреснённой воды у Испании, где на заводе в Барселоне кубометр стоил 50-60 центов. Уточню, кубометр воды - это тысяча литров, то, что нужно хорошо потребляющей воду семье из 3-5 человек в сутки.

- Коль скоро транспортировка воды, как мы выяснили, дело нерентабельное, России, чтобы обогатиться в будущем на водных преимуществах, остаётся развивать водоёмкие отрасли?

- Да! Потому что водоёмкую продукцию производят только там, где есть вода. А что является водоёмкой продукцией? Во-первых, сельское хозяйство. В ряде южных регионов России её рекомендуется возделывать на орошаемых землях, но у нас не требуется, например, аризонского или израильского подземного кабельного орошения. Мы вполне можем обойтись обычными дождевальными установками, воды на это хватит. Хотя, конечно, сама идея подъёма России в будущем за счёт экспорта продовольствия при нынешнем состоянии сельского хозяйства выглядит почти утопичной.

Вторая водоёмкая отрасль - это электроэнергия. Россия уже сегодня продаёт электричество. Правда, немного, а ведь можно продавать гораздо больше, если вовлечь в эту затею все наши возможности. У нас ведь в азиатской части страны используется меньше 40% гидроэнергетического потенциала. В европейской части - больше 90%, поэтому мы здесь ни одной крупной гидроэлектростанции уже построить не можем; можем только достроить Чебоксарскую и Нижнекамскую ГРЭС, а также строить малые станции. А на Востоке - пожалуйста, колоссальные резервы для гидроэнергетики. Так что если это грамотно сделать, это даст существенный доход государству.

Теплоэнергетика. Мы - самая богатая газом страна в мире. Очень богаты углём. Лучше, конечно, сжигать газ, а не уголь, но если иметь хорошее оборудование, то без особого экологического ущёрба можно сжигать и уголь. Я вам уже сказал, сколько требуется воды для охлаждения энергоблоков электростанций. Так что и это направление электроэнергетики перспективно с точки зрения экспорта, потому что у России есть и необходимое для теплоэнергетики сырьё и необходимая для этой отрасли вода. Вы видели в Сахаре крупную ТЭЦ? Нет, конечно. Потому что там нет воды. У полковника Каддафи было нефти - хоть залейся, а вода - страшная проблема.

Атомную энергетику я, как эколог, не очень люблю, но должен признать, что отнюдь не вода является сдерживающим фактором для её развития, а скорее уран, наличие которого в мире ограничено.

Третья водоёмкая отрасль - это целлюлозно-бумажная промышленность. Для неё нужны лес и вода. А леса у нас больше всех в мире. Если даже иметь в виду лишь тот объём, который можно вырубать, не нанося существенного экологического ущерба нашим лесам, то мы его выбираем в лучшем случае на четверть. В принципе, Россия могла бы всю Европу завернуть в свою бумагу. Но здесь лимитирующими факторами являются труд и капитал. Насчёт труда надо думать, а вот насчёт капитала надо договариваться. Если мы создадим хорошие условия, при которых инвестирование будет давать хорошую отдачу, то капитал в Россию пойдёт.

Ещё одна отрасль - химия. В химии ставятся рекорды затрат воды на единицу продукции. По некоторым продуктам - например, химии полимеров и некоторым видам пластмассы - соотношение 1:15000! То есть чтобы сделать тонну продукции, надо потратить 15 тысяч тонн воды. Безумие везти эту воду на химзавод, стоящий в безводном месте, надо его строить там, где есть вода. Кстати, для производства химической продукции требуется, наряду с газом и нефтью, электроэнергия. То есть мы с вами пришли к тому, с чего начали. Снова к затратам воды.

И, наконец, металлургия. Чёрная и цветная. И здесь у нас с точки зрения обеспечения ресурсами тоже всё хорошо. У нас представлена хоть и не вся таблица Менделеева в экономически приемлемых масштабах, но почти вся. Так что есть, чего добывать.

- Может ли стать предметом экспорта обычная питьевая вода?

- Бутилированная вода - это даже не проценты, а промилле процентов от этого гигантского объёма воды, который потребляет человечество.

- Реальна ли ситуация, когда нехватка воды будет существовать и в России?

- Если мы будем также, как сейчас, продолжать загрязнять воду и не будем заниматься радикальной перестройкой структуры и технологического уровня своего хозяйства, у нас её в скором времени на европейской территории России перестанет хватать. Есть ведь разные сценарии развития российской экономики. Самый худший из них - инерционный. Самый лучший - инновационный. Когда всё перестраивается на новые технологии, когда малоэффективные и грязные производства закрываются, а высокотехнологичные, экологичные, ресурсоэффективные производства развиваются на новой технологической базе - эдакий земной рай. Так вот, мы в России уже 20 лет идём по инерционному пути.

И никуда с него не сдвинулись. Никуда! И если мы ещё лет 15 будем идти по этому пути, нам в европейской части России просто не хватит воды. Она станет главным лимитирующим фактором развития экономики. Вернее, вопрос загрязнения воды в европейской территории страны может стать критическим фактором.

- Как оценивается загрязнённость водоёмов в России и какие конкретно регионы Вы имеете в виду?

- Прежде всего, Поволжье, бассейн Дона, Кубань, Предуралье. Существуют специальные категории оценки чистоты водоёмов: чистый, слабо загрязнённый, загрязнённый, сильно загрязнённый и чрезвычайно загрязнённый. В принципе, в России дела с чистотой воды обстоят плохо везде, практически все крупные реки по-разному, конечно, но загрязнены. Что касается притоков рек, то можно найти примеры сильно загрязнённых и даже чрезвычайно загрязнённых. Сильнее всего вода загрязнена там, где больше населения, где оно плотнее и где больше промышленности.

- Один из самых водных городов мира - Санкт-Петербург Вы не упомянули.

- Да, не упомянул, потому что в перечисленных мной регионах ситуация намного хуже, чем в Питере. В Неве вода считается просто загрязнённой. Речка она короткая, но сток у неё очень мощный. Кроме того, в Петербурге развиты далеко не самые грязные отрасли промышленности. В советское время Ленинград - это прежде всего машиностроение, полиграфия и так далее. Целлюлозно-бумажного завода в Питере, как известно, нет.

Вообще я считаю, что «Водоканал» Санкт-Петербурга и Ленинградской области - бывший Ленводоканал - это исключительная по организации, качеству и грамотности предприятие. Исключительное! Сравнивать его в России можно только с Мосводоканалом. Всё остальное не выдерживает никакого сравнения с этими двумя системами. Причём по целому ряду признаков и параметров - в основном технологии очистки и технологии подготовки воды - Питер даже впереди Москвы и выступает как технологический лидер страны. Во многом это заслуга директора питерского водоканала Феликса Кармазинова. И с этой точки зрения надо прямо сказать, что Питер живёт благополучно. Образцовое заведение для нашей системы. Хотя, конечно, и в Питере есть отдельные недостатки, но как, скажите, можно в отдельной ячейке устроить порядок на фоне общего беспорядка и при таком общем производственном уровне в стране?

- Как обычному человеку обезопасить себя в "водном" смысле в быту. К примеру, стоит ли покупать фильтры очистки воды?

- Покупать фильтр или нет, зависит от того, какую воду вы собираетесь пить. В Москве или Питере вам не нужно никаких фильтров, там, как мы выяснили, хорошая вода. Такую воду лучше отстоять, потому что хлорирование, правда, хлоритом натрия, а не элементом хлора, как раньше, всё-таки применяется. Но весь этот хлор при отстаивании сырой воды в стеклянной или эмалированной посуде выходит в течении 3-6 часов. Никаких фильтров не надо.

Фильтры в Москве и в Питере вредят. Если вы фильтруете воду бытовым фильтром - а многие глупые хозяйки в Москве и Питере этим занимаются - то возникают две опасности. Первая. Самые невинные фильтрующие материалы типа активированного угля отбирают полезные компоненты из воды. А от оставшейся дистиллированной воды, если он будет пить только её, человек довольно быстро заболеет. Потому что в его организм должны попадать те вещества, которые в нормальной, хорошей питьевой воде обязательно распространены. Санитарные нормы на питьевую воду предусматривают не только её чистоту, то есть отсутствие вредных компонентов, но и наличие полезных. Обязательно!

- Любопытно узнать, что же есть в нашей воде?

- В нашей воде есть всё. Но в тех количествах, которые не только не вредят, но и часто просто необходимы для человеческого организма. Ну, к примеру, борются с солями железа, магния или кальция. Почему? Потому что сплошь и рядом их чрезмерно много. Но эти соли должны быть в малых концентрациях в воде. Должны! А после фильтров их нет. А ведь даже байкальская вода не соответствует санитарным стандартам именно по той причине, что в ней не хватает нужных человеку компонентов. Вы можете услышать замечательные рассказы о невероятной чистоте байкальской воды, и это будет правдой, но байкальскую воду лучше употреблять вместе с какой-нибудь другой.

Воду можно кипятить, тогда хлор уходит сразу. Но делать это надо в хорошем чайнике. В дрянном чайнике хлор может соединиться с металлом, из которого чайник сделан. Да ещё там какая-нибудь органика наверняка есть. В результате у вас будут образовываться хлорорганические соединения. А это нехорошо. Хотя если мы с вами говорим о московско-питерской воде, то их будет ничтожно мало.

Если вы берёте воду из неглубокого колодца на даче в деревне, то вполне возможно, что бытовой фильтр является для вас подлинным спасением. Не сто процентов, но девяносто. Ведь кипячение только устраняет бактерии, но не устраняет химического загрязнения, а иногда даже может его ухудшить, потому что во время него из тех веществ, которые были, могут образоваться другие вещества в результате химических реакций со стенкой сосуда и так далее. Но пользуясь фильтром, надо помнить об одной опасности от него исходящей, это его картриджи. Их надо менять раз в 3 месяца. Потом картридж перестаёт работать, начинает накапливать грязь и отдавать вам её обратно.

- Многие даже в городе покупают питьевую воду в бутылках...

- Как правило, это та же самая водопроводная вода. Конечно, из плохого водопровода разливать воду станут самые распоследние негодяи, но в Москве и Питере очевидно, что вода в бутылках в подавляющем большинстве случаев - это вода из-под крана. Исследования на эту тему проводились неоднократно.

- Давайте от водных проблем перейдём к не менее важным проблемам человечества - климатическим. Что такое Киотский протокол и каковы по нему, в сравнении с другими странами, обязательства России?

- Киотский протокол - это международное соглашение, направленное на охрану климатической системы мира от негативных воздействий человека. В качестве этих негативных воздействий Киотский протокол фиксирует рост парниковых газов в атмосфере. Все страны по этому протоколу делятся на две категории: развитые и развивающиеся. Развитые страны берут на себя обязательства по ограничению выбросов к 2012 году. Для Европы это сокращение на 8%, для США 7%, для Японии 6%, а для России 0% относительно выбросов в 1990 году. Мы должны лишь не превзойти тот уровень.

Мы добились этого с помощью тонкой дипломатической игры, доказывая, что в 1990-е годы у нас был колоссальный спад производства и что нам надо поднимать экономику. А рост ВВП, как правило, пока ещё сопровождается ростом выбросов. Кстати, 1990-й год в качестве базового года - самый выгодный год для Российской Федерации, потому что за точку отсчёта лучше всего брать тот год, когда у вас был максимум выбросов. У нас это было как раз в 1990-м году.

- Имелось в виду, что Россия к 2012 году не достигнет уровня производства 1990 года?

- Ситуации обстоит несколько иначе. В 1990-е годы из-за спада производства у нас выбросы сократились более чем на 30% и к году завершения обязательств по Киотскому протоколу - 2012 году мы этого уровня выбросов действительно не достигнем. А рост экономики, который наблюдался с 1999 года в России, к счастью, происходит при малом приращении выбросов. На 1% прироста ВВП приходится 0,4% прироста выбросов парниковых газов. Кроме того, у России есть и резервы роста. Так что с этим у нас всё спокойно.

- США подписали Киотский протокол подписали, но, в отличии от России, не ратифицировали. Почему?

- Как я уже сказал, только развитые страны берут на себя обязательства по ограничению выбросов. А США в лице Буша-младшего - Клинтону так, кстати, не казалось - решили, что это несправедливо. Китай растёт со страшной скоростью, со страшной скоростью растут у него и выбросы парниковых газов, и с какой стати страна, которая демонстрирует самые высокие темпы роста выбросов парниковых газов, не берёт на себя никаких обязательств? Фактически же Джорджу Бушу не понравился заложенный в основу этого протокола и других документов ООН принцип общей, но дифференцированной, ответственности. То есть когда глобальную цель пытаются достичь совместно, но усилия для этого от стран требуются разные.

По этому принципу, во-первых, больше требуется от того, кто в формирование этой проблемы внёс больший вклад. А если вы возьмёте историю, то увидите, что роль Китая в парниковых выбросах не так велика – Китай в этом смысле вырос только в последние 15 лет. Весь 20 век атмосферу загаживали европейцы и американцы. А во-вторых, больше обязательств на себя берут страны, у которых большие экономические возможности. А экономические возможности Китая не ахти какие, потому что из миллиарда 300 миллионов китайцев миллиард продолжает жить более чем скромно. Ни один европеец так жить не согласился бы.

Короче говоря, эти принципы Джорджу Бушу не понравились, но подтекст его недовольства был другой. Если Киотский протокол начинает разворачиваться во всю ширь и мощь, то начинает развиваться рынок карбоно-экономных технологий. То есть тех, которые создают ту же самую продукцию - например, электроэнергию - но при гораздо меньших выбросах парниковых газов. А Штаты по этой части очень сильно отстали и от Европы, и от Японии. (Европа ведь тысячу лет живёт в тесноте, и поэтому привыкла всё экономить, в том числе и воду; разница водоёмкости американской и европейской промышленности в разы). Вот Штатам и не хочется наблюдать развитие этого рынка, в котором они занимают явно не лидирующую позицию. А шансов догнать Европу у них в обозримом будущем не много.

- Действительно ли на Киотском протоколе Россия может зарабатывать приличные деньги и даром повышать технологический уровень своих производств? Раскройте этот механизм, пожалуйста.

- В Киотском протоколе три механизма. Первый. Продажа разрешений на выброс. Что это такое? Допустим, какая-то страна произвела сокращение выбросов не на положенный ей миллион тонн, а на миллион сто тысяч. В этом случае ей разрешается квоту в сто тысяч продать тому, кому этих тонн (или больше) не хватает, чтобы выполнить свои обязательства по Киотскому протоколу. Получается, что эти страны суммарно выполнили свои обязательства, но сделали это максимально эффективным способом.

Так вот на этом направлении Россия может получать прибыль. Ведь мы выполняем свои обязательства, и нет никаких угроз, что мы их перестанем выполнять. А если мы, например, в теплоэнергетике внедряем передовые технологии и сокращаем выбросы, то излишки сокращений можем продать. Это торгуется активнейшим образом. Углеродный рынок в мире достиг порядка 700 миллиардов евро! Россия только-только начинает его осваивать.

Впрочем, продают не только квоты, есть ещё два механизма. Второй. Это механизм совместного осуществления. В отличии от предыдущего механизма, в нём участвуют совершенно конкретные совместные предприятия. Допустим, есть завод в России и его партнёр-предприятие в Германии. Который говорит: "Я могу у тебя устроить сокращение выбросов. Привезу оборудование. Мы его у тебя внедрим. Но моё участие в этом деле будет оплачено (полностью или частично) теми сокращениями выбросов, которые будут у тебя получены в результате реализации нашего проекта".

В чём выгода этого немца? В том, что у себя он будет продолжать осуществлять выбросы, как осуществлял до того. Дело в том, что ему, к примеру, на наших ТЭЦ гораздо дешевле сбросить выбросы, чем на немецких ТЭЦ. Технологически мир устроен так, что чем дальше вы продвинулись по определённому пути, тем сложнее вам даётся каждый следующий шаг технологического переоснащения. К примеру, средний КПД наших ТЭЦ - 35%. У немцев - 40 с гаком! Для нас - это мечта!

Так вот для того, чтобы на такой станции снизить выбросы, но при этом увеличить выработку электроэнергии - из кожи надо вылезти, а может, и невозможно, не изобретая ничего нового. А у нас? Ему легко. С помощью своего вчерашнего оборудования, которое он собрался выкидывать.

- Как эффективно Россия использует это направление?

- В этом году приняты все необходимые решения, которые дают возможность заключать такие сделки. Процесс пошёл. Речь идёт и о ЖКХ, и о металлургии, и о целлюлозно-бумажной промышленности. А что такое, к примеру, только ЖКХ? Это же и отопление, и водоочистка, всё! Российский ЖКХ - это обоюдовыгодный кладезь. Мы не только получим новые технологии, но и сможем за счёт них экономить газ, мазут, нефть, и, соответственно, продавать эти излишки за границу.

Всё, что я рассказал, как видите, очень выгодно для нас. Но есть ещё и третий механизм Киотского протокола. Механизм чистого развития. В соответствии с ним инвестором является развитая страна, а реципиентом - развивающаяся. А с развивающейся страны, как вы помните, выбросы списывать не надо. Соответственно, бухгалтерия по парниковому газу её не колышет.

- Какова цель Киотского протокола в цифрах?

- В соответствии с Киотским протоколом, выполнение всех обязательств, которые взяли на себя все его участники, должно привести к выбросу парниковых газов за 5 лет (с 2008 по 2012 годы) всего на 5%. Это мало. И когда критикуют Киотский протокол, то одним из доводов этой критики как раз является якобы незначительная величина сокращения выбросов. Но с моей точки зрения - и так думает большинство экономистов - смысл Киотского протокола не в этих 5%, а в том, чтобы отработать эти механизмы, о которых я вам рассказал. Чтобы научиться взаимодействовать. Если вы загаживали атмосферу 150 лет, то за 5 лет вы порядок в ней не наведёте. Для этого нужны десятки лет. Но нужно научиться работать. А для этого эти 5 лет бесценны!

Кроме того, надо понимать, что цифры сокращения выбросов будут продолжать сокращаться. Европа, например, к 2020 году собирается сбросить не менее 20%, а к 2050 году - половину. Точно такую же цель перед США поставил и Обама. Кстати, полагать, что раз США не участвуют в Киотском протоколе, то они ничего не делают, неверно. Там есть две программы. Исследования климата и сокращения выбросов. Правда, по этой программе они собираются сократить выбросы не на 7%, как записано для них в Киотском протоколе, а на 4,5%, чтобы не подорвать экономику. Но американские 4,5% - это, сами понимаете...

- Осталось спросить: а так ли плохо всё у человечества с выбросом парниковых газов? Чем ему грозит их увеличение?

- Грозит усилением парникового эффекта. Кстати, без парникового эффекта средняя температура на Земле была бы не +15, а -14. И такой жизни, какую мы сейчас ведём, уж точно не было бы. Была бы какая-нибудь очаговая, и всё.

Что касается влияния человека на парниковый эффект. Сравните. Когда-то было 270 частиц парниковых газов на миллион частиц воздуха, а сегодня, благодаря человеку, 380. Почти наполовину! В результате климат теплеет. Правда, в силу как природных, так и антропогенных причин. По природным причинам климат менялся всегда: ведь менялась земная орбита, угол наклона земной оси, интенсивность солнечного излучения и так далее. Причём меняются циклично. Вот сегодня как раз такая фаза, когда климат теплел бы и без человека. Но благодаря усилиям человека, он теплеет существенно сильнее. Быстрее. Антропогенный вклад в нынешнее потепление сегодня оценивают в 90%.

Из-за человека за 100 лет потеплело на 0,7 градуса. Но это в среднем по Земле. А потепление неравномерно. В тропиках, например, почти ничего не меняется. Чем ближе к полюсу, тем изменения сильнее. В Сибири, скажем, это минимум 2 градуса. А мне попадались статьи, где авторы настаивали, что это уже 6 градусов! А ведь всякая система живых организмов оптимально приспособлена к той окружающей среде, в которой она живёт. Если среда начинает меняться, то начинает меняться и система. Но она может поспеть за этими изменениями, а может и не поспеть. Процесс видообразования очень долог и сложен. Один вид не образуется никогда. Образуется ансамбль новых видов. А для того, чтобы он возник, нужен миллион лет! А у нас счёт изменения климата идёт уже на десятки лет. Природа за нами не поспеет. Мы её ставим в катастрофические условия!

- В чём главный вызов цивилизации?

- Как раз экологический. Разрушение окружающей среды может привести к гибели цивилизации. Опустынивание. Обезлесивание. Уменьшение ресурсов воды в экономически доступных формах. Рост экономических затрат, обусловленный ухудшением качества среды. И, наконец, исчезновение естественной системы живых организмов. Как я говорил, она уже сегодня находится под угрозой.

Когда мы говорим слово "цивилизация", мы имеем в виду всё человечество, но у этого слова ведь есть ещё другой смысл - отдельные цивилизации, которые были в истории человечества. Древнеегипетская. Цивилизация доколумбовой Америки. Цивилизация Двуречья. Китайская цивилизация. И вот несколько таких цивилизаций уже погибло. И доминирующей причиной их гибели была экология.

Иногда, правда, эта причина от них не зависела. Скажем, цивилизация Майя скорее всего погибла от внешних причин. Вокруг них просто всё высохло. Не очень понятно почему, но не из-за них. А вот цивилизации Двуречья погибли из-за идиотских систем орошения, которые они сами и построили. У них произошло вторичное засорение земель. Стало нечего есть. Находившиеся на гораздо более низкой стадии развития кочевники стали чистить сначала окраины, а потом добрались и до центра. И всё - цивилизации нет.

Современная цивилизация уже находится в состоянии кризиса. И он всё больше и больше обостряется. Сейчас на Земле по статистике ООН 800 миллионов человек голодает. И это количество последние 15 лет не сокращается, хотя полтора десятка лет назад все были уверены, что к 2010 году таких людей останется лишь десятки миллионов. При этом площадь пахотных земель на человека уменьшается. А урожайность растёт медленнее сокращения пахотных земель. И так далее. Поэтому не за горами тот день, когда количество голодных начнёт расти. Если их будет миллиарда три, в мире начнётся чёрт знает что. Получится как в Древнем Риме, который не смог себя оградить от варваров. Так и "золотой миллиард" не сумеет защититься от миллиардов голодных.

Беседовал Лев Сирин, Москва, «Фонтанка.ру»

ПОДЕЛИТЬСЯ

ПРИСОЕДИНИТЬСЯ

Самые яркие фото и видео дня — в наших группах в социальных сетях.Присоединяйтесь прямо сейчас:

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

Комментарии (0)

Пока нет ни одного комментария.Добавьте комментарий первым!добавить комментарий

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...