11.06.2020 12:24
3

А ты сначала докажи. Почему в Петербурге отклонено 98 процентов заявок о форс-мажоре

Петербургская торгово-промышленная палата — единственная, кто может официально зафиксировать, что бизнес все-таки пострадал от коронавируса, — выдала весной 116 заключений о форс-мажоре. По остальным пяти тысячам заявок бизнес получил отказ.

автор фото Олег Харсеев/Коммерсантъ
автор фото Олег Харсеев/Коммерсантъ

Обращаться в торгово-промышленную палату (СПб ТПП) бизнесу пришлось из-за того, что оговорку о форс-мажоре, которая есть почти в каждом контракте, нужно обязательно подтверждать юридически. Если компании удается это сделать, она может избежать назначения штрафных санкций и пеней. В палате не считают статистику провалом и говорят, что документ все равно не носит обязательный характер. Но игроки рынка считают: в борьбе с заказчиками за отсрочки поставок он оказался не лишним, хотя от суда может и не уберечь.

Как сообщили «Фонтанке» в СПб ТПП, начиная с последней недели марта в палату поступило 5557 заявок на заключения о форс-мажоре. Большая часть — в марте — апреле, и лишь полтысячи — с начала мая. Судя по общему числу обращений, шансы освободиться от штрафов и пеней получили совсем крохи: форс-мажор подтверждался только в 2 % случаев. Даже федеральная статистика выглядит приятнее: успехом увенчались примерно 6 % обращений (около 2 тысяч из 33).

Однако такие цифры нисколько не смущают руководство петербургской ТПП. «В сложившихся обстоятельствах, когда люди готовы ухватиться за любую соломинку, наплыв обращений был нами предсказуем», — отмечает президент СПб ТПП Юрий Бурчаков. По его словам, на сайте и других информационных ресурсах палаты размещена информация, позволяющая предпринимателям упростить подачу заявления и самостоятельно оценить свои шансы на получение заключений о форс-мажоре. Но значительная часть заявлений изначально была обречена на провал: «Многие заявители по-прежнему полагают, что наличие форс-мажора освободит их от обязательств по исполнению договора. Некоторые допускают злоупотребления, у многих не хватает доказательной базы, отдельные вопросы (например, в сфере отсрочки и льгот по аренде) сегодня урегулированы законодательно, соответственно, выдача заключения не требуется», — поясняют в юридическом департаменте СПб ТПП.

«К примеру, срок исполнения по некоторым контрактам из заявок, поступивших в палату, наступает в конце 2020 года. Если предприятие должно поставить товар до 31.12.2020 г., а фактически не работало неделю с 30.03.2020 г., то оно обязано принять меры к надлежащему исполнению или доказать, что это было невозможно ни при каких обстоятельствах. Другой пример — из-за принятия запретов и ограничений в иностранных государствах у заявителя возникла задержка поставок, что уже привело к просрочке по внутрироссийскому договору. В первом случае — срок исполнения не наступил и в настоящий момент принять положительное решение невозможно, во втором — заявление на получение заключения о форс-мажоре, скорее всего будет, рассмотрено положительно», — разъясняют юристы.

О тех, кому посчастливилось оказаться в первой пятерке компаний с заключениями на руках, «Фонтанка» рассказывала. Чаще всего положительные заключения выдавались в двух случаях: если поставщик не смог исполнить договор поставки из-за закрытия предприятия или если из-за принятия запретов и ограничений в иностранных государствах у заявителя возникла задержка поставок — это, соответственно, сказалось на сроках исполнения внутрироссийских контрактов.

И если сначала игроки рынка указывали на факультативный характер заключения и сомневались в пользе документа, то теперь в компаниях признают: в общении с заказчиками он пригодился. К примеру, по договорам ООО «КРТ Система», которое занимается подрядами при строительстве дорог, железнодорожных путей, мостов, а также инженерных коммуникаций. Выручка предприятия в прошлом году составила 113 млн рублей, объем госзаказов — 32 млн. Сроки штрафных санкций по контрактам еще не наступили, но большая часть заказчиков им уже говорит: «Ну да, так, значит, так, заключение есть», — отмечает коммерческий директор компании Роман Ломакин.

Размер штрафных санкций по их договорам весьма существенный: по словам Ломакина, речь идет о десятках и сотнях тысяч рублей за каждый день просрочки исполнения обязательств. В общей сложности фирма подавала в СПб ТПП 40 заявок. Поначалу возникла задержка. «Попросили расставить приоритеты, по каким контрактам выдавать срочно, по каким — немного позже», — говорит директор. Когда заключения все-таки были получены, фирма направила их заказчикам по электронной почте. Одни сразу признали обстоятельства форс-мажором и согласились сдвинуть сроки исполнения работ, но кто-то на словах говорил, что им плевать на этот документ — мол, ждем работу в срок. «Все же пока мы не получали ни одного официального уведомления об отказе от приема заключения», — продолжает директор.

В ООО «ЭРГОдизайн» (занимается поставкой мебели, выручка в прошлом году — 92 млн рублей, объем госзаказов — 27 млн) рассказывают, что их государственный заказчик тоже охотно согласился с доводами СПб ТПП и продлил сроки поставки товара до середины июля. Других заявок на заключения о форс-мажоре компания не направляла, но взяла текст документа за образец в общении с остальными контрагентами — все письма сопровождала абзацем: «Дополнительно информирую: законодательством РФ не установлены требования к свидетельствованию обстоятельств непреодолимой силы по договорам, заключенным между российскими юридическими лицами. Подтверждением невозможности исполнения условий договора являются непосредственно нормативные акты органов государственной власти, которыми введены соответствующие ограничения и запреты».

Похожим образом поступили в юридической фирме ООО «Мешков энд Партнерс». Они получили заключение только по одному контракту, но на всякий случай направили его и другому заказчику — он согласился сделать небольшую отсрочку. «Заключение не лишнее. Оно послужило нам дополнительным основанием для согласования по облегчению исполнения наших обязательств», — подчеркивает гендиректор компании Антон Мешков. Однако, по его словам, на рынке сейчас «кто как хочет, так и пляшет». «У нас, например, был поставщик бетона. Он просто сослался на указ президента — сказал, что никаких поставок в наш адрес не будет, и все. Но там же было указано, что работают те организации, работу которых приостановить невозможно. А бетон — извините меня, непростая штука. Если идет процесс залития фундамента, и его не вовремя приостановить, мы можем получить плохой результат», — замечает Мешков.

Эксперты палаты признают необязательный характер заключения: «Контрагент вправе не согласиться с доводами заключения и продолжать претензионную работу. В этом случае арбитражный суд будет оценивать влияние запретительных мер на возможность исполнения договора», — говорят они. Палата не является государственной структурой и находится на полном самофинансировании. Так что, по словам главы СПб ТПП Юрия Бурчакова, безвозмездная экспертная работа по рассмотрению заявлений и выдаче заключений по форс-мажору — это часть поддержки, которая должна поскорее вывести бизнес из кризиса.

Елизавета Ивантей, «Фонтанка.ру»

автор фото Олег Харсеев/Коммерсантъ
автор фото Олег Харсеев/Коммерсантъ

ПОДЕЛИТЬСЯ

ПРИСОЕДИНИТЬСЯ

Рассылка "Фонтанки": главное за день в вашей почте. По будним дням получайте дайджест самых интересных материалов и читайте в удобное время.

Комментарии (3)

260796651
У нас ТПП просто еще вменяема, я читал заключение карельской ТПП, это лютый писец.

Meshpart
Мы не можем прекратить, нам продолжают звонить)) Юриспруденция, извините меня, не простая штука.

261738921
Да прекратите вы уже, я не могу больше так ржать )

Наши партнёры

СМИ2

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор