12

Электроизоляция высокого напряжения. Молитвенный дом баптистов у «Горного института» оказался в центре земельного скандала

Объединение церквей евангельских христиан-баптистов по Санкт-Петербургу и Ленинградской области готовит документы, чтобы судиться с владельцами завода «Электроаппарат». Они хотят получить право беспрепятственного доступа к церкви, которая находится на территории предприятия за высоким забором. Получить его можно только через суд — установлением сервитута.

Четырехэтажное здание, построенное в 1911 году на деньги христиан-баптистов на 24-й линии Васильевского острова, отрезано от внешнего мира заводским забором. На его восстановление нужно минимум 200 млн рублей, которые община, вновь обретшая свой дом по закону о возвращении церковного имущества, готова собрать. Но подобраться к своему зданию верующие просто так не могут.

Чтобы верующим попасть в свое — построенное на собственные деньги, затем реквизированное, а несколько лет назад возвращенное в распоряжение баптистов — здание, нужно подавать заявку заранее. Предприятие, говорят, режимное: гособоронзаказ, ФСБ и все, что с этим связано. Но на этот же режимный объект каждый день заезжают арендаторы бизнес-центра, гостеприимно распахнувшего двери через стенку от молитвенного дома, отмечают представители церкви. Он тоже принадлежит владельцам «Электроаппарата», и, хотя находится в том же самом охраняемом периметре, к нему можно и пройти в любой день, и проехать на машине.

У молитвенного дома на 24-й линии длинная и хорошо задокументированная история. В 1910 году община баптистов за очень серьезные по тем временам деньги — 42 тысячи рублей — купила участок в 717 квадратных саженей (около 3,3 тыс. м2) на 24-й линии. В силу законодательных ограничений, действовавших в империи, согласовывать эту сделку пришлось на высочайшем уровне — в архивах отыскались свидетельства о положительной резолюции Николая II. Очень быстро после этого молитвенный дом общей площадью около 3 тыс. кв. м был построен. В состав ансамбля входила также небольшая площадь, выходящая на 24-ю линию, и проходная с забором и воротами.

Фото: из личного архива Алексея Синичкина (архивариуса российского союза евангельских христиан-баптистов)
Фото: из личного архива Алексея Синичкина (архивариуса российского союза евангельских христиан-баптистов)
Фото: из личного архива Алексея Синичкина (архивариуса российского союза евангельских христиан-баптистов)
Фото: из личного архива Алексея Синичкина (архивариуса российского союза евангельских христиан-баптистов)

В советские годы молитвенный дом был закрыт и передан соседнему «Электроаппарату». Там располагался заводской ДК, здание хорошо содержалось и к новейшему времени неплохо сохранилось.

Вопрос передачи церкви историческим владельцам впервые был поднят еще в начале 1990-х гг. Распоряжением Сергея Беляева, в ту пору главы городского КУГИ, в октябре 1993 года здание перешло из собственности «Электроаппарата» к городу и сразу же передано в бессрочное и безвозмездное пользование протестантам. Там же речь шла и о переустройстве проходной завода и об организации беспрепятственного доступа.

Однако то постановление касалось только здания, но не земли. И вот с ней-то как раз все оказалось сложнее. Только в 2013 году участок под церковью был передан баптистам. Однако в сильно усеченном виде — «по фундаменту», и это, по мнению специалистов Юридического бюро Юрьева, может являться нарушением законодательства. Всего 1600 м2, что вдвое меньше, чем верующие покупали в 1910 году. Недостающие метры — как раз выход к 24-й линии — остались в собственности владельцев завода, породили юридическую коллизию и рассорили электриков с баптистами.

Куда хуже, чем отчетные концерты и собрания коллектива завода при СССР, на церкви отразились невзгоды последних лет. Сейчас, судя по фотографиям изнутри, здание сильно захламлено, вызывает вопросы сохранность несущих конструкций, а некоторые балки, изготовленные 110 лет назад, имеют критические повреждения.

Фото: Сергей Дручек
Фото: Сергей Дручек
Фото: Сергей Дручек
Фото: Сергей Дручек
Фото: Сергей Дручек
Фото: Сергей Дручек
Фото: Сергей Дручек
Фото: Сергей Дручек
Фото: Сергей Дручек

Как рассказал «Фонтанке» управляющий делами религиозной организации Дмитрий Коларьков, трещины в балках появились совсем недавно. Дело в том, что в 150 метрах от здания сейчас строится станция метро «Горный институт». Метростроители в 2018 году обращались к баптистам с предложением укрепить фундамент исторического дома за свой счет — это было предусмотрено в смете проекта. Верующие с радостью согласились, однако этого так и не произошло. В имеющемся в распоряжении «Фонтанки» письме ГКУ «Дирекция транспортного строительства» говорится, что представители «Электроаппарата» не согласовали эти строительные работы и не пропустили строителей.

В позиции завода есть своя правда. Молитвенный дом «находится на опасном производственном объекте, выполняющем государственные оборонные заказы, на территории со строгим пропускным режимом», писал баптистам в 2017 году гендиректор «Электроаппарата» Алексей Грицаев. Руководителю религиозной организации для прохода в молитвенный дом было предложено на общих основаниях проходить по предварительно оформленным пропускам с соблюдением требований режима.

Вместе с тем строгость режима не уберегла молитвенный дом от очевидно вандальных действий. Невооруженным взглядом пешеходы могут увидеть с 24-й линии, что в здании побиты стекла, а по имеющимся в распоряжении «Фонтанки» фотографиям изнутри видно, что там все перевернуто вверх дном и разорено, то есть крайне далеко от того, что можно было бы ждать на режимном объекте.

Фото: Knight Frank
Фото: Knight Frank
Фото: Knight Frank
Фото: Knight Frank

Ограничения на проход владельцев молитвенного дома к своему зданию на заводе объясняют «соблюдением требований по промышленной безопасности, коммерческой и иных тайн». «На территории находятся опасные производственные объекты..., выполняются работы для нужд компаний с госучастием, в том числе и выпуск продукции военного назначения», — объясняют в «Электроаппарате».

Не очень понятно, о какой степени вовлеченности в секретные оборонные заказы говорят на предприятии. Судя по открытым данным, продукцию они выпускают сугубо мирную. Самый стратегический из их заказчиков — «Росатом». Возможно, какие-то подряды от связанных с военной отраслью компаний «Электроаппарат» и получает негласно. Однако источники «Фонтанки», которым по роду деятельности знать такие вещи необходимо, не смогли отыскать признаков того, что у завода есть допуск к гостайне.

«Электроаппарат» — это частное предприятие. С серьезным портфелем заказов и выручкой в 2018 году почти в 3,4 млрд рублей (чистая прибыль — 179 млн рублей). Кому оно принадлежит сейчас, данных в системе СПАРК нет. Последние сведения датируются летом 2015 года. Тогда крупнейший пакет принадлежал Андрею Серебрякову (38,52 %), вице-президенту предприятия, а у президента Евгения Коробова было 35,39 %. Еще 14,9 % значилось за Вячеславом Желонкиным, долгое время работавшим гендиректором АО «Научно-исследовательский и проектно-конструкторский институт высоковольтного аппаратостроения». Этот НИИ в советские годы был технологически связан в «Электроаппаратом» и располагался по соседству. Но поскольку он находился вплотную к будущей станции «Горный институт», его корпуса пали (некоторые в буквальном смысле) жертвой коммерческих интересов городских девелоперов.

В бизнес-центр превратился и другой корпус завода, который еще в 2015 году перешел от непосредственно «Электроаппарата» в собственность ООО «24-я линия», принадлежащего Андрею Серебрякову, Евгению Коробову, Вячеславу Желонкину и нескольким другим физлицам. На сайтах объявлений о коммерческой недвижимости этот корпус фигурирует как «БЦ 24-я линия».

«Фонтанка» попыталась прояснить ситуацию напрямую у руководства «Электроаппарата». Однако Алексей Грицаев трубку мобильного телефона не взял, а на сообщение корреспондента не ответил. В компанию отправлен официальный запрос.

Баптистам предлагали отказаться от полученного в рамках восстановления исторической справедливости участка и здания и строить новое где-нибудь в другом месте. В официальном письме из администрации губернатора Петербурга от начальника отдела по связям с религиозными объединениями Владимира Иванова фигурирует цифра в 15 млн рублей, которую завод был готов выплатить баптистам за отказ от недвижимости на 24-й линии. А предложенные городом альтернативные площадки — например, в Рыбацком, — мягко говоря, неравнозначны. К тому же, даже с учетом ограничений по проезду, стоимость этого актива (здание с соответствующим ему земельным участком) согласно экспертному заключению агентства Knight Frank, на 9 августа 2019 года составляла около 33 млн рублей.

Кроме того, построенная в 1910 году церковь — место важное для баптистов с точки зрения эмоций. «В нашем вероисповедании нет сакрального отношения к зданию. Важнее память о людях, которые были там и претерпели мученичество за веру», — говорит Коларьков.

Восстановление церкви оценивается баптистами минимум в 200 млн рублей — это только стоимость стройматериалов по рассчитанной смете. Однако даже уточнить эту стоимость, проведя более тщательную экспертизу здания, сейчас невозможно. В ответ на последнюю просьбу баптистов пустить их к своему молитвенному дому Алексей Грицаев 22 мая отказал им в выдаче пропусков, ссылаясь на противоэпидемические меры.

Епископ Объединения церквей евангельских христиан-баптистов Виктор Сипко говорит, что в последний раз был в своем здании на 24-й линии два года назад — уже тогда было видно, что его состояние ухудшается из-за протекающей крыши. «Первое, что там надо будет сделать, — перекрывать кровлю. Затем — обследовать фундамент, перекрытия. Кроме того, завод полностью отрезал здание от всех коммуникаций, и все придется проводить заново: электричество, воду, канализацию», — рассказывает епископ. То есть, скорее всего, окончательная цена восстановления церкви существенно вырастет.

«Когда в 1910 году строили Дом Евангелия, собирали средства по всему миру. Так и сейчас. У нас не будет проблем с восстановлением. Есть Всемирный баптистский альянс, в который входит и наш, российский союз евангельских христиан баптистов, — рассказывает Дмитрий Коларьков. — На свою текущую деятельность мы полностью себя сами обеспечиваем. На восстановление Дома Евангелия конечно будут привлечены ресурсы со всего мира».

Иван Черных, «Фонтанка.ру»

ПОДЕЛИТЬСЯ

ПРИСОЕДИНИТЬСЯ

Рассылка "Фонтанки": главное за день в вашей почте. По будним дням получайте дайджест самых интересных материалов и читайте в удобное время.

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

Комментарии (12)

Djnyana
Да, некрасиво как-то получается.. Плюс - оскорбление чувств баптистов..

261761081
По моему мнению, это беспредел со стороны завода. В любой европейской стране не только бы давно вернули здание, но ещё бы суд обязал восстановить до исходного состояния, либо компенсировать (не говоря про 100 лет бесплатно использования здания заводом).
Пока закон не будет работать, страна не будет развиваться.

Davidson
Здание вернули, землю не вернули - в чем логика? И вся история тянется уже 30 лет... Почему суд не смог за эти годы принять справедливого решения? или он уже совсем не исполняет своей роли?..

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...