18+
Проекты
Фото JPG / GIF, до 15 мегабайт.
Я принимаю все условия Пользовательского соглашения
Введите цифры с изображения:
14:30 21.03.2019

«Не молчать – это уже большое дело»

Выступление Сокурова на церемонии вручения кинопремии "Ника" было встречено на ура и в зале, и в соцсетях. Но его голос не был одиноким. Как церемония стала трибуной и чем обществу поможет искусство - в эфире [Фонтанки.Офис]

«Не молчать – это уже большое дело»

На церемонии вручения кинопремии «Ника» сразу несколько режиссеров (среди которых Александр Сокуров, Марк Захаров, Виталий Манский, Алексей Красовский) выступили со сцены в поддержку задержанных на митингах против коррупции 26 марта. Федеральные каналы не вели трансляцию награждения. В эфире [Фонтанки.Офис] подробности рассказали Виталий Манский и Алексей Красовский.

28 марта в Государственном академическом театре имени Моссовета состоялась юбилейная, 30-я церемония вручения премии «Ника». Выходя на сцену за статуэтками, лауреаты не рассыпались в благодарностях, а говорили о политике. Целая группа кинорежиссеров выступила в поддержку тех, кого задержали на воскресных акциях против коррупции. Высказались, в том числе, документалист Виталий Манский, который получил премию за фильм «В лучах солнца», и режиссер фильма «Коллектор» Алексей Красовский.

Эти речи – событие из ряда вон выходящее?

Виталий Манский: Было бы постыдно, если бы кинематографисты промолчали. Постыдно для них самих. Здесь не идет речь о том, что выступления могут что-либо изменить, но в каком-то смысле сейчас очень важно сохранить собственную репутацию. За это нужно платить. Я плачу тем, что на меня ввели чуть ли не запрет на профессию в России, я уехал из страны и сейчас живу в Латвии. Но остаться человеком – куда более ценно, за это я готов многим пожертвовать.

Алексей Красовский: У нас большое количество политзаключенных, и это надо признать. У нас огромная и страшная цензура. Когда-то кто-то должен был выйти и сказать, что "король голый", и пора все это прекращать. Я был на акции (26 марта. — Прим. ред.), там было много подростков, молодых людей, и стыдно видеть, что дети выходят за своих родителей, которые, может быть, уже не верят, что что-то можно изменить.

Алексей, вы со сцены призвали киносообщество помочь политическим заключенным. Чем могли бы им помочь лично вы?

– Помимо этой речи – я выходил на митинг, я планирую всячески поддерживать людей, попавших в застенки, в том числе материально. У меня есть план. Я не буду делать властям одолжение и раскрывать все секреты. Я подписываюсь под тем, что было там сказано: по крайней мере, не молчать – это уже большое дело. Я верю, абсолютно верю в то, что если видео «Он вам не Димон» (расследование Фонда борьбы с коррупцией) посмотрит 100 млн людей, мы с вами проснемся в другой, очень хорошей и интересной стране.

Слушатели спрашивают: все выступали не раз, говорили про режиссера Олега Сенцова, про цензуру. А есть ли в этом смысл? Вас же не слышат.

Виталий Манский: Я думаю, что надеяться на практические результаты не приходится, но на моральные, этические, гуманистические и исторические – да. Когда-то, когда все это закончится, может быть, и нас уже не будет – поднимут церемонию "Ники" 2017-го и увидят, кто кем был в это смутное время. Понимаете, Сокуров не обращался по поводу Сенцова абстрактно, в воздух. Пару месяцев назад он говорил с гарантом, глаза в глаза, и потом продолжал настаивать. В Якутии на 20 лет посажен в тюрьму молодой и талантливый парень, который не только не считает Россию своей родиной, но и себя не считает ее гражданином. Он родился в Крыму, и его насильно, по сути дела, вписали в российское гражданство, и на этом основании он сейчас отбывает срок. Сокуров призвал к элементарному милосердию.

Алексей Красовский: Все меняется! Нас слышат, видят, есть реакция! То количество молодых людей, которое было на митинге, сильно воодушевило нас. Для этих людей нет оппонента в виде пресс-секретаря Пескова или депутатов Госдумы. Они не смотрят на этих людей и не реагируют на них. Канал Фонда борьбы с коррупцией смотрело, насколько я знаю, более 170 тысяч человек. Это – новое телевидение. Пришло другое поколение, пришли другие возможности – ничего с этим уже сделать будет нельзя.

Каков итог выступлений на церемонии?

Виталий Манский: Было подписано открытое письмо кинематографистов. В нем идет речь о том, чтобы государство оставило искусство в покое. Оно так и называется: «Власти, забудьте про нас». Культуру уже узурпировали и превратили в инструмент идеологии. Теперь вторгаются в вопросы художественного творчества. Такие вещи известны по делу Бродского, которого отправили в ссылку на том основании, что он не может быть поэтом, потому что не является членом Союза писателей. Современная Россия идет по тем же стопам. Человек, снявший даже не фильм, а 15-минутную видеоинсталляцию, не может ее показать в клубе или баре своим друзьям, потому что это считается публичным показом и требуется прокатное удостоверение. Выселяют Театр.doc в очередной раз под давлением властей. Все эти вещи сформулировали такой уже крик отчаяния – забудьте про нас, забудьте! Художественное творчество по определению является делом индивидуальности, художника, а художник является по определению свободным человеком. Без этих вещей нет развития искусства.

Виталий, в своем выступлении вы сказали, что мы, россияне, хуже Северной Кореи...

– В КНДР все ужасно, там отсутствует понятие, и даже информация о таком понятии, как гражданские свободы, о сменяемости власти. Это вещи, не существующие в сознании северокорейца. Но важно понимать, что те, кто живет в КНДР, – уже родились в этой системе координат, она им досталась по наследству. А мы – граждане России – мы как раз и есть то поколение, которое потеряло, упустило собственную свободу. Мы по сути дела профукали собственную страну, поэтому мы – хуже. Мы – поколение проигравших. Нужно возлагать надежду на молодежь, но не идеализировать эту ситуацию. Она только зарождается, но еще увидим, какой будет реакция властей на это неожиданное для всех явление. Если говорить прагматично – до 2023-го года в России вообще дергаться бессмысленно, все предрешено. А тогда этим 18-летним ребятам, которые вышли, будет уже 24 года, они уже будут встроены в систему, работать в "газпромах". Нужно будет какое-то новое поколение.

То, что произошло 26 марта, – это шаг в сторону гражданского общества?

Виталий Манский: Мне кажется, произошла встреча власти со своим народом. Власть никогда не выходила на площадь для разговора, они послали свои силовые структуры. Вот такой способ общения. Я думаю, что власть услышала этот сигнал. Мы ждем теперь реакцию на него, и, боюсь, в нынешней системе координат она будет такой же неадекватной, как и предыдущие действия. В Латвии был огромный скандал – любимый латышами президент, госпожа Вике-Фрейберга, захотела получить место на кладбище, закрытом для захоронения. Только желание любимого и много сделавшего для Латвии человека вызвало огромную дискуссию и осуждение – только посыл. А здесь мы видим картину Навального «Он вам не Димон» – и вообще ноль на выходе. Это говорит о неадекватности восприятия. Это не могло не иметь вообще никакой оценки – как это произошло в России. Это говорит о том, что власть ушла в открытый космос, у нее нет связи с землей, с нами. И народ вышел крикнуть: «Ау, власть, ты что там?»

И власть, в том числе вам, ответила. Сегодня депутат от «Единой России» Евгений Федоров заявил, что кинематографисты, выступившие в поддержку политзаключенных, «побегут из страны, когда начнется кровавая каша», что у режиссеров «отсутствуют понятия патриотизма и любви к Родине». Также отметил, что постановщики получают государственную поддержку вопреки политике, которая должна проводиться в интересах Отечества.

Виталий Манский: Я не комментирую заявления душевнобольных людей. Это бессмысленно.

Алексей Красовский: Депутат Федоров в данном случае отвечает не мне и не нашим режиссерам, а единственному, как я понимаю, заказчику. Депутат Федоров попросту врет. Наш фильм «Коллектор» снят без господдержки, мы за ней не обращались. Более того, депутаты Госдумы просили показать им фильм бесплатно. У них нет денег на билеты в кино, поэтому они устраивают у себя киновторники или киночетверги. И смотрят, как они пишут, лучшие российские фильмы, в комфортных условиях. Мы дали им такую возможность, они посмотрели «Коллектора» бесплатно, за счет налогоплательщиков. Так что депутату Федорову пламенный привет. Предлагаю в следующий раз поизворотливей врать. Мне это все достаточно весело слушать.

Что касается искусства – что с его помощью можно сделать такого, что изменит ситуацию?

Алексей Красовский: Скорее, что я хотел бы и что я мог бы сделать. Я хотел бы снять кино на остросоциальные важные темы. У меня готов полнометражный сценарий про закон Димы Яковлева – я не могу найти под него деньги, потому что здесь все этого боятся, а он не такой дешевый. Если не получится, я сниму кино, на которое мне не нужно будет очень много денег. Я впервые столкнулся с цензурой, когда сдавал сериал «Откровение». Было снято на две серии больше, но их не выпустили в эфир. В одной серии у нас был разговор о военном атташе, и серию запретили к показу, потом актер Кирилл Пирогов лежал под развалинами, и, видимо, подразумевался теракт, хотя никакого слова даже не было... Когда вы пытаетесь что-то придумать на темы, которые вас беспокоят, например, тот же закон Димы Яковлева, и обращаетесь с этим на каналы, к продюсерам и так далее – вам отказывают. И это тоже цензура. Это все достаточно унизительно для людей, которые занимаются, как я надеюсь, искусством.

Все-таки, почему церемония вручения «Ники» в этом году стала трибуной?

Виталий Манский: Набухло, да. Это и события выходного дня, и какое-то отчаяние, и, может быть, 30-летие самой "Ники", и интонация, с которой она проводилась. Я сегодня вспомнил, что в этом году на "Нике" не было знаменитого, неотъемлемого от ее истории капустника. И это так органично – невозможна она без знаменитого любимого сатирического журнала. Что-то меняется. Мы видим эти изменения, но, к сожалению, они происходят в нашем сознании, но не в обществе, и, конечно же, не в состоянии понимания властей. Поэтому Сокуров – он вообще не выступал ни с какой оппозиционной речью, он сказал достаточно деликатно. Обратился к власти, указав ей на ее ошибки. Он не призывал людей бороться с властью. Он, наоборот, сказал ей: вы совершаете ошибку, и если вы хотите продолжать быть властью, услышьте нас. Тем молодым людям, которые вышли на митинги в воскресенье, я не буду ничего советовать. Это их жизнь и их будущее. Мы должны посыпать голову пеплом и извиниться перед ними за то, что мы передаем им страну в таком плачевном состоянии.

Одна из лауреатов премии «Ника», актриса Юлия Ауг, написала позже на своей странице в Facebook: «Мне жаль, что вы не услышите речи Александра Сокурова, Алексея Красовского, Елены Кореневой, Марка Захарова. Я не думаю, что в трансляции, когда будут показывать "Нику", эти речи сохранят». Действительно, федеральные каналы вообще не вели трансляцию церемонии. А сообщил о ее итогах только 5 канал – на кадрах были показаны коридоры театра имени Моссовета, фотографирующиеся люди и пустой зрительный зал. Ни слова о выступлениях лауреатов.

Марина Муратова, для "Фонтанки.ру"

Наши партнёры

СМИ2

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор