Близкие и далекие. Опеку отправляют в Смольный

Муниципальные органы власти в Петербурге через несколько лет перестанут оказывать услуги по опеке, за это возьмутся администрации районов. Скорость реформе придала Валентина Матвиенко, назвав уполномоченные службы «бездушными и репрессивными».

9
Фото: Александр Петросян/Коммерсантъ
ПоделитьсяПоделиться

Последние 20 лет в Петербурге опекой и попечительством занимались муниципалитеты. В администрации каждого из 111 округов организованы отделы, где заседают по несколько человек, в чьи обязанности входил надзор за несовершеннолетними с не самой счастливой судьбой. В результате реформы муниципалитеты потеряют значительную часть бюджета: ежегодно город выделяет им почти 2 млрд рублей. Впрочем, финансовая составляющая вопроса волнует местные власти в меньшей степени. Одни боятся, что исполнительная власть не сможет быть так близко к горожанам, другие, напротив, видят в реформе одни плюсы. «Фонтанка» выясняла, что поменяется и зачем нужно перекладывать опеку из одной корзины в другую.

О том, как реформировать органы опеки в Петербурге, разговор идёт последние несколько лет. По крайней мере, по оценке бывшего детского омбудсмена Светланы Агапитовой, вопрос обсуждается лет 7–8. «Проблема в том, что муниципальная опека очень разобщена. Их 111, каждый отдел опеки полностью независим, и у каждого сотрудника своё мнение. Было много таких историй, когда мы оказывались с ними по разные стороны баррикад: они просят поместить ребенка в детский дом, а на нас вышла мама, попросила о помощи, пообещала исправиться. Мы (аппарат детского омбудсмена) всегда вставали на сторону родителя: надо давать шанс ребенку расти в семье, подключать к работе с такими семьями некоммерческие организации, психологов. И бывало, что нам удавалось убедить опеку изменить своё мнение».

Юридически история вопроса выглядит так: местные власти занимаются опекой с 1998 года. До 2006 года эти функции им делегировал федеральный законодатель. После закон поменяли и передали эти полномочия региональным властям. В большинстве российских регионов не стали заморачиваться и уже своими нормативными актами сохранили опеку за муниципалами. В последние годы система начала двигаться в обратном направлении: проверки регионов показывали, что муниципальная опека не всегда справляется, и субъектовые власти начали забирать полномочия обратно. С критикой системы опеки в 2020 году выступила спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко: «Благодаря сложившемуся впечатлению у граждан службы опеки воспринимаются как бездушные, чуть ли не репрессивные структуры, некомпетентные, необоснованно изымающие детей из семей».

К 2021 году всего в 24 регионах России опекой занимаются муниципалы. В Москве к июню из 125 муниципальный районов с полномочиями по опеке и попечительству останутся только пять.

Ежегодно в Петербурге 111 муниципалитетов получают специальные субсидии. Например, в прошлом году на это ушло 1,8 млрд рублей. При приёме на работу муниципального специалиста отдела опеки должны протестировать и согласовать с комитетом по социальной политике города.

«Муниципальная опека сейчас — это низкий уровень оплаты труда, перегруженность полномочиями. На одного специалиста может приходиться до пяти тысяч детей. Понятно, что в таких условиях о персональном внимании к каждому подопечному говорить не приходится. Еще две проблемы: слабые контакты опеки с другими службами (в результате информация о неблагополучии семьи вовремя не отрабатывается) и ротация кадров. Смена не готовится, работа по кадровому резерву на замещение должности не ведется. На примере органов местного самоуправления мы видим, пока человек долго и добросовестно исполняет обязанности, все хорошо. Как только он меняется, сразу начинаются нарушения прав детей», — говорит детский омбудсмен Петербурга Анна Митянина.
Её предшественница Светлана Агапитова добавляет: мешают ещё и муниципальные дрязги. «После прошлогодних выборов многие опеки так и не приступили к работе. Где-то муниципалы не могут до сих пор между собой договориться. Где-то набирали заново сотрудников, кто-то поменялся. А ведь у опеки довольно много функций: это и участие в судах, и выходы по сигналу в семьи, где обстановка соответствующая, и ведение всех опекаемых, плюс инвалиды…».

С политической ангажированностью органов опеки столкнулся в 2019 году главный редактор газеты «Московский комсомолец» Максим Кузахметов: «Я и моя жена принимали участие в выборах в муниципалитете «Екатерингофский». Мы выдвигались от «Яблока». Во время и после выборов к нам приходили органы опеки — якобы поступал сигнал, что мы с супругой кричим на детей и бьём их. Я во второй раз попросил у них подтверждение, что была такая жалоба. Они показали какую-то записку, там было написано «я их знаю, потому что они принимали участие в выборах». А мы с женой избирались в разных округах, нас было невозможно увидеть вместе». Повышенное внимание опеки Кузахметов связывает с конфликтом с главой муниципалитета Олегом Смакотиным. Накануне выборов в муниципальной газете, которую издает муниципалитет «Екатерингофский», появилась публикация под заголовком: «Помогите! Мой папа — оппозиционер».

На другую проблему обращают внимание уже сами муниципалы: органы опеки часто оказываются в ситуациях, которые сложно решить самостоятельно без взаимодействия с другими органами власти. «У нас был случай, когда беспризорный ребенок был обнаружен у нас на территории, а мы ничего не можем сделать, потому что он не зарегистрирован в нашем округе, более того, он вообще не был прописан в регионе. Мы консультировались с профильным комитетом, в итоге ребёнка увезли в регион прописки», — говорит глава округа «Смольнинское» Григорий Ранков. Специалист отдела опеки тоже находящегося в центре Сенного округа Анна Матвеева добавляет, что объем и характер работы зависит от района. На окраине, где население растёт быстро, сотрудников чаще всего не хватает: «Штат рассчитывается, исходя из официальных данных, а они запаздывают». Обратная ситуация в округах с дешевым жильём под сдачу в аренду. «Минимум раз в месяц нам приходится заниматься детьми, у которых нет ни регистрации, ни гражданства. Мы разыскиваем их родителей, обращаемся в консульство. Конечно, такие вопросы было бы проще решать, если бы взаимодействием занималась районная администрация. С другой стороны, мы всё равно остаёмся самыми близкими к жителям», — добавляет Матвеева.

Ностальгические чувства на счёт потери муниципальной опеки испытывает глава совета муниципальных образований Всеволод Беликов. По его мнению, стоит не забывать о достигнутых успехах — количество детей в региональном банке данных, подлежащих устройству в семью, сократилось за последние 10 лет с четырех до полутора тысяч. Передача полномочий по опеке, по его оценке, займёт 1,5–2 года.

Для реформы необходимо внести изменения в двух регионах законопроекта. Дорожную карту по их разработке и подготовке к реформе должны представить в Смольном к 24 апреля.

Ксения Клочкова,
«Фонтанка.ру»

Фото: Александр Петросян/Коммерсантъ

ПОДЕЛИТЬСЯ

ПРИСОЕДИНИТЬСЯ

Самые яркие фото и видео дня — в наших группах в социальных сетях.Присоединяйтесь прямо сейчас:

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

Комментарии (9)

Куда уж проще-то....все дети привлекательной группы давно по семьям, по крайней мере в европейской части РФ. В ДД и ДМ остаются дети с большими проблемами по здоровью, подростки и сиблинги, которых нельзя разлучать. Во всех более менее крупных городах ОЧЕРЕДЬ из желающих и имеющих на руках все необходимые документы на детей (дети возраста до 5 лет, группа здоровья 1,2,3). 5 лет назад мои знакомые были 400 в очереди !! в СПБ на мальчика до 5 лет. Давно надо готовить профессиональные приемные семьи для приема подростков, детей с ОВЗ, паровозиков. Создавать для них условия, помощь реальную психологическую, медицинскую, финансовую.

уменьшение детей под опеку это не заслуга органов опеки, а увеличение в тиранической путинской России пособия на такого ребенка до 25 тыс. руб. Для многих это реальная сумма для содержания ребенка. Разнести мелкомуниципальную опеку давно пора в пух и прах. Специалистов нет, есть только бабки, лезущие куда им не нужно, и отставные училки.

Государственные функции должны исполняться государственными органами, должна быть преемственность сотрудников и отсутствие политической ангажированности. Это могут обеспечить исключительно администрации районов под персональную ответственность главы района.

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...