6

Соляной переулок как «стержень». «Фонтанка» рассказывает о новых филиалах Музея обороны, «институте блокады» и архипелаге памяти

«Фонтанка» узнала, какими будут новые экспозиции Музея обороны и блокады Ленинграда и когда в Петербурге может появиться общедоступная научная библиотека с сотнями материалов о жизни в осаждённом городе.

Фото: Алексей Смагин / «Коммерсантъ»
ПоделитьсяПоделиться

Музей обороны и блокады Ленинграда вырывается из информационного затишья: в ближайшие несколько лет в городе обустроят сразу несколько его филиалов, а сотрудники главного здания в Соляном переулке, 9, получат новые помещения от Министерства обороны и создадут единый «Институт битвы за Ленинград и блокады Ленинграда».

«Трагедия не в том, что заработал завод»

О том, что в парке Победы, в павильоне у Верхнего пруда, где в советскую пору находился кинотеатр «Глобус», должен появиться филиал Музея обороны и блокады Ленинграда, в Смольном заявили в октябре 2020 года. К весне 2021 года специалисты успели разработать план будущей экспозиции и осмотреть зал. На 223 квадратных метрах, часть из которых будет отведена под помещения для персонала и хозяйственные пространства — холл, гардероб, туалеты, комнаты для персонала, планируется открыть экспозицию о том, как Ленинград оправлялся после первой и самой сложной блокадной зимы.

«В основном зале мы обнаружили много перегородок, которые, благодаря тому, что не являются капитальными, получится передвинуть и немного переформатировать пространство. Оно будет хоть и небольшим, но очень комфортным», — рассказала «Фонтанке» директор Музея обороны и блокады Елена Лезик. По её словам, экспозиция уже спроектирована, зрителей ждут четыре тематические зоны.

Входя в главный зал, посетитель попадает в пространство, посвящённое весне, лету и осени 1942 года. В документах, фотографиях, записях в дневниках пришедшим расскажут о том, как ленинградцы очищали улицы, сажали растения, хоронили умерших. Часть документов «экономии места ради» выведут на мультимедийные экраны, позволяя в буквальном смысле «листать» страницы, а в витринах выставят необходимые атрибуты — санки, кирки, лопаты.

«Об этом времени мы хотим говорить с точки зрения анализа санитарно-эпидемиологической обстановки в городе, налаживания производства, мобилизации населения для работы по очистке города: несмотря на то, что большая часть предприятий была эвакуирована, в блокадном Ленинграде продолжала работать промышленность. Нам очень хочется понять, как люди после первой блокадной зимы нашли в себе силы выходить на улицу, разгребать завалы, хоронить умерших в первую блокадную зиму. Не секрет, что в морги превращались даже подъезды. Изучаем, консультируемся с медиками, чтобы рассказать, как ленинградцы избежали эпидемии, несмотря на крайнее истощение», — поясняет концепцию Лезик.

Начав уже в первом зале говорить о том, как со смертью справлялись выжившие, сотрудники планируют тем самым «максимально бережно» подвести горожан к основной теме второго блока — истории кирпично-пемзового завода № 1. Весной 1942 года он был превращен в крематорий.

Архитектура павильона позволила «изолировать» второй зал от основных разделов экспозиции: стены, огораживающие помещение, «создают некую камерность в изложении темы». Эффект «отделения» намеренно усилят при помощи отделки. Чтобы те, кто не готов к восприятию, могли вовремя остановиться.

«Трагедия не в том, что заработал сам кирпично-пемзовый завод — он не первым стал крематорием, — но в том, что ленинградцам пришлось задействовать и это средство. В этой части экспозиции, конечно, будут личные истории: мы уже взаимодействуем с людьми, чьи родители, бабушки и дедушки работали на заводе, активно сотрудничаем с Центральным государственным архивом Петербурга. Архив научно-технической документации помог нам исключительно интересными материалами по захоронениям 1942 года. Мы пока не будем открывать, что там, но скажу, что это очень страшные материалы, которые, думаю, надо показывать только введя возрастной ценз — некоторое шокирует даже нас», — поделилась директор Музея обороны Елена Лезик. «Такие вещи мы будем экспонировать, используя специальные музейные методики, когда посетителей просят что-то открыть, выдвинуть, посмотреть дополнительно. Дети этого сразу сделать не смогут, только взрослый обратит внимание на ящичек и прочтёт этикетку. С каждым разом посетители будут открывать для себя всё больше и возвращаться, когда будут готовы», — пояснила идею она.

Выдохнуть и погрузиться «хотя и в очень тяжёлое, но светлое время» горожане смогут в тематических блоках, посвящённых истории создания и планировке Московского парка Победы. Посетители узнают, как в 1940–1960-х годах он стал одной из главных «рекреационных зон», где ленинградцы гуляли, катались на лодках, и как формировалась идея сохранения памяти о блокаде.

Одну из витрин в «мирной зоне» планируют сделать в виде скамейки, возле которой «любитель фигурного катания словно бы только что бросил коньки и валенки, а кто-то оставил лыжи». На витринах выставят снимки горожан: моржей, атлетов, шахматистов, участников «Клуба здоровья» на зарядке, и в целом постараются «эмоционально максимально раскрасить зал». Рассмотреть мелкие ландшафтные детали у посетителей получится тут же, на макете парка Победы.

Четвёртая тематическая секция в новом филиале получила условное название «Шахматный клуб»: там планируется поставить стулья, экран для проведения лекций или показов фильмов. Там же расположат информбюро.

Хотя тематика разных зон будущего филиала «перетекает» одна в другую, изучать экспозицию не обязательно хронологически. В музее рассчитывают, что летом сотрудники смогут открывать большие фронтальные двери павильона, «сразу погружать в атмосферу парка» и начинать экскурсию в обратном порядке, стартуя с победной темы. Столпотворения при этом быть не должно: одновременно на экспозиции будут находиться не больше двух групп, каждая — не больше 20 человек.

«Мирные» темы отделят от «блокадных» при помощи дизайна: границу между ними отметят, используя контрастные материалы и соответствующую цветовую гамму. Для передачи ощущений такой подход подойдёт лучше возведения искусственных стен.

Сроки, филиалы, возможности

Прежде чем превращать павильон в парке Победы в музей, его придётся отреставрировать. Здание в стиле сталинского неоклассицизма, построенное в 1952 году по проекту архитектора Валериана Кирхоглани, — объект культурного наследия и охраняется КГИОП. Строение успело побыть одним из филиалов сетевого ресторана японской и азиатской кухни, так что помимо восстановления лепнины, колонн, обновления штукатурки, специалистам предстоит «устранить проблемы инженерно-технического характера».

ПоделитьсяПоделиться

Подобную «зачистку» следов ресторана в Петербурге уже проводил коллекционер и создатель частного музея «Ленрезерв» Анатолий Бернштейн: в 2019 году он приобрёл павильон «Цветы» рядом с Пискарёвским кладбищем, который, согласно информации агентств недвижимости, продавался за сумму, близкую к 25 миллионам рублей. В результате на точке была создана экспозиция, посвящённая первой блокадной зиме.

В Музее обороны и блокады полагают, что провести работы получится оперативно. «В этом году мы разработаем проект и проведём все необходимые согласования, в 2022 году постараемся выполнить две очень сложные задачи: и провести ремонт, и открыть экспозицию. Попробуем успеть за год, в зависимости от того, достаточным ли будет финансирование», — сообщила Елена Лезик.

Параллельно с планированием открытия точки в Московском парке Победы Музей обороны и блокады планирует вести работы над созданием ещё одного филиала — так называемого «Бункера Трибуца» на Инструментальной улице, 3. О решении восстановить его и, несмотря на удручающее состояние здания, показать, в каких условиях с весны 1942 года работало командование Балтийского флота в Ленинграде, стало известно в 2019 году.

Мысль о том, что «снести никогда не поздно, гораздо сложнее — сохранить», в музее повторяют и теперь. К весне 2021 года помещения, где много лет жили бездомные, несколько раз случался пожар, уже обследовали специалисты.

«Там сохранились перегородки 1940-х годов, линолеум того времени и даже унитаз с бачком и верёвочкой с наконечником для смыва. Бункер был сделан весной 1942 года, что называется, из того, что было: из стреляных бронелистов с Ржевского полигона, из корабельных тюбингов и срубов, а рассчитан был на попадание тонной бомбы, — перечисляет Лезик. — Перво-наперво стоит вопрос о приведении помещения в нормальное состояние. Думаю, что в этом году мы разберемся со всеми инженерно-техническими нагрузками и постараемся заложить в бюджет 2022 года расходы на проектирование и обследование этого объекта. Если вдруг появится возможность, мы сможем провести всё в этом году».

В основных помещениях в Соляном переулке работа ещё не закончена. Несмотря на то, что обновлённая экспозиция Музея обороны и блокады после капитального ремонта открылась в 2019 году, вопрос с передачей ему помещений, много лет находящихся в ведомстве Минобороны, пока не закрыт. Несмотря на принятое решение о том, что музею точно перейдут 3,5 тысячи квадратных метров, расшириться и занять дополнительные помещения пока ещё невозможно. Как в интервью ТАСС подчеркнул вице-губернатор Петербурга Борис Пиотровский, процесс движется, но идёт поэтапно: с частью пространств «есть определённые сложности». В Соляном его слова подтверждают, напоминая: в залах не выйдет просто установить экспонаты и сразу же позвать посетителей: предстоит как ремонт, так и переформатирование уже имеющейся экспозиции.

От арматуры к «блокадному архипелагу»

Несмотря на то, что о сроках окончательного расширения в Соляном говорить пока не берутся, сотрудники уже начали работу над созданием «Института битвы за Ленинград и блокады Ленинграда» — своеобразного «института памяти», о важности которого в Петербурге говорили не один год.

По словам Елены Лезик, несмотря на то, что при отсутствии новых площадей строить планы пока что можно «только гипотетически», уже сейчас появилась уверенность в том, что институт изучения блокады Ленинграда заработает на базе музея в начале 2022 года.

«Сейчас мы работаем над изменением устава музея, потому что у нас появляется новое структурное подразделение — институт, и формируем штатное расписание. Активно работаем с ведущими исследовательскими и музейными центрами Петербурга: отделением Института истории РАН, Институтами истории СПбГУ и РГПУ им. Герцена, Европейским университетом. В нашем городе функционирует отдел Научно-исследовательского института военной истории, который в Москве находится при Военной академии Генерального штаба. Участники рабочей группы, созданной музеем для организации института, — руководители названных учреждений, а Европейский университет представляет проректор, — рассказала Лезик. — Цивилистическое и военное — это направления исследовательской работы. Мы хотим создать очень мобильное современное структурное подразделение, которое будет, во-первых, самостоятельно вести научно-исследовательскую работу, во-вторых, поможет нашему музею абсолютно и всегда иметь в основе любой экспозиции научную основу. Одной из задач института мне видится формирование единого банка данных, документов и всевозможных источников, которые касаются битвы за Ленинград и блокады Ленинграда: будет формироваться так называемый цифровой архив, которым смогут воспользоваться все, кому это интересно».

Научная библиотека музея должна стать общественной: записаться в неё получится как в любую другую в городе, посетителям выдадут читательские билеты и откроют доступ к постоянно обновляющимся базам научных работ, документов, художественных книг.

Получать информацию о блокадных объектах «в поле», а не сидя за книгами, петербуржцы, вероятно, смогут в ближайшее время, как только Музей блокады запустит обновлённый проект «Блокадный архипелаг». Идею о том, что множество малоизвестных точек — музеев и памятных мест — необходимо объединять в единую систему, впервые выдвинул директор Эрмитажа Михаил Пиотровский. Вдохновившись идеей, «Фонтанка» с 2018 года собирала и дополняла гид по небольшим блокадным музеям, «которых нет на карте», рассказывая об их истории и экспонатах. В фойе же обновлённого музея в Соляном переулке висит настоящая карта, на которой звездочками отмечены самые значимые блокадные точки. Сотрудники признают, что дополнять подобный плакат можно до бесконечности: когда горожанам предложили рассказывать о местах, связанных с блокадной темой, в музей посыпались сотни звонков. Люди искренне хотели помочь, и тут, как это бывает, не обошлось без казусов: металлический элемент в стене одного из домов, на который сотрудникам очень настойчиво предлагали посмотреть как можно скорее, на проверку оказался не осколком снаряда, а куском арматуры. Поняв, что своих сил на верификацию каждого объекта не хватит, горячую линию решили закрыть.

Вопрос о том, в каком именно виде должен реализоваться проект, пока что решается: как только станет понятно, какая форма будет удобна для горожан, проверенные точки отметят на карте в специально разработанном приложении, а у объектов «архипелага» по всему городу могут появиться небольшие опознавательные значки.

«Мы хотим стяжать всю ту славу, которая была достигнута в 1940-е годы Музеем обороны Ленинграда, занимающем тогда весь Соляной городок, и очень хотим, чтобы вокруг нас, как вокруг некоего стержня, вращалось всё, что связано с сохранением памяти о блокаде, желанием людей узнавать и говорить о ней», — описывают план на ближайшие годы в музее.

Ольга Минеева, «Фонтанка.ру»

Фото: Алексей Смагин / «Коммерсантъ»

ПОДЕЛИТЬСЯ

ПРИСОЕДИНИТЬСЯ

Самые яркие фото и видео дня — в наших группах в социальных сетях.Присоединяйтесь прямо сейчас:

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

Комментарии (6)

spb7771250
Самый главный архипелаг памяти недавно опять отказались рассекретить. И будут продлевать, как говорится... Всё остальное - просто поставлено на службу в угоду и задачам.

Очередная пустая трата бюджетных денег. Превращают трагедию города в какое-то шоу. А главное, что всей правды всё равно не расскажут.
Лучше бы эти деньги отдали немногим, ещё оставшимся в живых ветеранам.

hmkv
И "корабельный тюбинг" - открытие, поди

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...