07.07.2020 14:06
37

Старость — только в ПНИ? Почему у стариков в Петербурге может не оказаться выбора

Смольный задним числом меняет условия поддержки домов престарелых. Проработав первое полугодие без положенных от города компенсаций, там опасаются, что получат меньше, чем им обещали.

Фото: EPA

Похудевший из-за коронавируса на 100 млрд рублей бюджет Петербурга ударил по социальному бизнесу. Сначала тревогу почувствовали в частных школах, теперь очередь дошла до домов престарелых. В середине года чиновники решили изменить условия игры, наделив себя правом выбирать, какому пансионату сколько денег выделить. А если суммы вдруг не хватит на всех постояльцев, то руководителям предлагают отказываться от клиентов и переводить их в психоневрологические интернаты.

Речь идёт о частных домах престарелых, которые включены в городской реестр поставщиков социальных услуг. Такие учреждения, как и их коллеги-бюджетники, принимают к себе пожилых горожан за плату в 75 % от пенсии. Остальное и тем и другим город компенсирует по одинаковым тарифам. Всего в реестре 124 организации, 10 из них частные.

«Приходят родственники и говорят: мы не можем за бабушкой ухаживать. И для неё составляется программа — набор услуг, например, помощь в кормлении — 300 рублей. Каждая услуга протарифицирована и имеет свое количество в месяц. Нужно три раза в день кормить, значит таких услуг в месяц 90», — объясняет руководитель дома «Наша забота» Анна Юрганова.

Чтобы попасть в частный дом престарелых, пенсионеру необходимо иметь городскую прописку, также его должны признать нуждающимся в постоянном уходе. С каждым клиентом заключается акт о выполненных работах, который предоставляется в комитет по соцполитике. В зависимости от количества принятых рассчитывается компенсация для учреждений. В апреле пансионаты должны были получить деньги за первый квартал.

«Наше заявление приняли 5 апреля и 17-го прислали письмо, что денег уже нет. И на все наши интеллигентные просьбы оплатить наши услуги нас кормили завтраками, — отметила Анна Юрганова. — С 1 января мы наших бабушек кормим, ухаживаем, греем и так далее, не получая ни копейки. На сегодняшний день нам нечем платить зарплаты сиделкам. Если раньше мы могли пускать какие-то деньги в инвестиционные проекты, то сейчас нет. Это значит, мы будем покупать самые плохие памперсы и самые плохие кровати. То, на что будет хватать денег».

Сейчас у «Нашей заботы» 15 подопечных. Организация не дождалась 6 млн компенсации за первый квартал и 5 млн — за второй. Юрганова говорит, что пришлось продать квартиру, чтобы обеспечить зарплаты и функционирование организации.

Один из лидеров рынка, сеть пансионатов «Опека», выходит из ситуации с помощью займов. В учреждении не дождались 200 млн рублей компенсации. В их пансионатах в Петербурге проживает около 700 человек, 30 % клиентов — коммерческие, чьи родственники оплачивают услуги полностью. Основатель сети Алексей Маврин уточняет, что эти деньги облегчают ситуацию, но чтобы держаться на плаву, нужны большие суммы.

«Мы подумываем о том, чтобы вообще нам с городом не работать и больше на коммерческих клиентов ориентироваться. Город постоянно клиентов даёт, но проблемы с оплатой, и мы все время можем оказаться на грани банкротства. Город скажет: «А я вам ещё полгода не заплачу». А что мне делать с бабушками и дедушками? Если я сейчас разорву отношения с городом, то я плохой — выкинул стариков на улицу, а город — хороший будет», — рассуждает Маврин.

В июне после утверждения бюджета Петербурга с учётом коронавирусных поправок на сайте Смольного опубликовали проект постановления правительства, согласно которому частным домам престарелых будет выплачиваться не компенсация, а субсидия. Если раньше учреждения получали сумму в зависимости от количества постояльцев, то теперь комитет сам определяет размер финансирования. Усложняется и процедура заявки. Поставщики социальных услуг называют инициативу «сыренькой» и отмечают, что в ней содержится более 20 пунктов, которые могут стать поводом для отказа.

«Например, они просят справку 6-НДФЛ из налоговой по зарплатам. Просят каждый месяц до 5-го числа. Но она не даётся до 5-го числа, она делается раз в квартал. Получается, заложена такая мина, что если я справку не получу, то не могу субсидию получить», — уточняет Маврин.

Руководитель реабилитационного центра «Эглин» Вера Соловьева рассказала, что ради спасения бизнеса взяла кредит на себя под 16,7 % годовых, так как оформление суммы на юридическое лицо занимает время, а деньги нужны были срочно. Соловьева поддерживает коллег и также считает проект постановления «расплывчатым».

«Получается, что мы принимаем людей по программе, потом подаём в комитет отчёт, там проверяются все 24 условия, если хоть одно не совпадает, мы ничего не получаем, — рассуждает она. — Ряд пунктов можно трактовать так, как захочется одному из чиновников».

«Если раньше финансирование зависело от числа людей, — объясняет Анна Юрганова, — то теперь я не знаю, как будет формироваться сумма. Формула непонятная. В ней есть коэффициент, который определяет комитет по соцполитике, а как он его определяет — никто не знает. Этот коэффициент не может быть больше единицы. То есть они заведомо нам урежут финансирование, на 10 % или на 50 % — никто не знает».

Предлагаемые изменения будут введены задним числом. Они регламентируют получение выплат с 1 апреля 2020 года.

В комитете по социальной политике Смольного отметили, что изменение порядка предоставления компенсации на возмещение затрат направлено «на совершенствование механизма финансирования расходов на выплату компенсации негосударственным поставщикам социальных услуг».

«Механизм субсидирования позволит повысить эффективность планирования бюджетных средств и обеспечит недопущение возникновения обязательств бюджета Санкт-Петербурга в объемах, превышающих ассигнования, предусмотренные на эти цели», — заявили в Смольном.

Согласно порядку получения субсидий, у поставщиков социальных услуг не должно быть долгов по налогам, пеней и штрафов. После проверки документов деньги перечислят не позднее 10 рабочих дней.

6 июня в комитете по соцполитике прошло совещание с представителями пансионатов для престарелых. Бизнесмены надеялись, что чиновники внесут ясность в размытые формулировки документа, но получили короткий ответ: есть поручение вице-губернатора Эдуарда Батанова — перевести всех на субсидии, его и отрабатывают.

«Нам сказали, что надо отработать это постановление по-быстрому. То есть мы должны по-быстрому согласиться с этим постановлением, потом по-быстрому подать документы к 1 августа. И тогда, может быть, к сентябрю мы получим эти деньги. Это никого не устраивает, потому что деньги у всех закончились, нечем зарплату платить и не на что людей кормить», — отметила Анна Юрганова.

Руководители пансионатов отмечают, что новая инициатива Смольного противоречит федеральному закону, который даёт право любому гражданину выбирать между частным и бюджетным учреждением. Сокращение финансирования ведёт к сокращению мест. По словам Юргановой, на совещании чиновники посоветовали тем, у кого не хватает денег, отказываться от клиентов и переводить людей в ПНИ.

«А как отказаться от человека, который годами у нас живёт? Сказать ему — иди в психоневрологический интернат? — комментирует Юрганова. — Ничего плохого по поводу коллег сказать не хочу, они работают в тех условиях, которые были созданы. Но во всем мире социальный бизнес — это частный бизнес. Вся Европа так работает, государству невыгодно содержать государственные дома престарелых, потому что менеджмент кривой и косой в государстве. А мы работаем за свои деньги, и качество услуг у нас за счёт этого выше».

Лена Ваганова, «Фонтанка.ру»

Фото: EPA

В психоневрологических интернатах проживают люди пожилого возраста и взрослые инвалиды, нуждающиеся в постоянном уходе. Система ПНИ регулярно подвергается критике из-за негуманных условий содержания проживающих.
На начало пандемии коронавируса в петербургских ПНИ проживало более 6100 человек, половина из них была сосредоточена в трёх учреждениях. В интернате №10 произошла вспышка заболеваемости, COVID-19 диагностировали практически у 500 человек. Накануне стало известно, что 76 подопечных учреждения скончались в больницах Петербурга за три весенних месяца.

© Фонтанка.Ру

ПОДЕЛИТЬСЯ

ПРИСОЕДИНИТЬСЯ

Рассылка "Фонтанки": главное за день в вашей почте. По будним дням получайте дайджест самых интересных материалов и читайте в удобное время.

Комментарии (37)

3. "всю жизнь работать на государство" люди перестали в 1991году =29 лет назад. То есть тот, кто вышел на пенсию в прошлом году, а начал работать условно в 22 года, всего-навсего 10ть лет потрудился именно что на государство (из 28летнего стажа, если что). Так что и здесь серьёзная промашка в том, что должны и кому правопреемники "совка" - нынешняя служба соцобеспечения.

Почему в Финляндии "большинство стариков живёт в съёмных квартирах", учитывая, что Финляндия входит в двадцатку стран с самым доступным для приобретения в собственность жильём и более половины финнов, согласно статистике, живёт именно в собственном жилье?

Каким образом они, состарившись, становятся обитателями "съёмных квартир"?

Из интереса вернулся и перечитал все комменты. Что сказать: реально у здешних обитателях в головах каша.
1. Вы, наверное, сильно удивитесь, но в "тоталитарном совке" существовала на законодательном уровне обязанность детей содержать престарелых родителей. И, что характерно, число исков на взыскание алиментов с детей в некоторых регионах превышало по взысканию алиментов с бывших супругов. И это не шибко какая тайна: достаточно порыться в профильных (в т.ч. он-лайн библиотеках) чтобы убедиться в этом.
2. Никакое государство в мире (кроме, наверное, КНДР) сейчас не обязано целиком и полностью содержать всех подряд стариков. В том числе, разумеется, и РФ. И налоги здесь вообще ни при чём. Обязанность самого человека думать\заботиться о своей старости, если, конечно, он человек разумный, а не "снежинка"="типа блохер".

Наши партнёры

СМИ2

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор