Авто Недвижимость Работа Признание & Влияние Доктор Питер Афиша Plus
18+
Проекты
JPG / PNG / GIF, до 15 Мб

Я принимаю все условия Пользовательского соглашения

08:38 18.11.2019

Арест до Дня российского кино. Суд отправил в изолятор кинопродюсера и «друга Кудрина»

Бывший и нынешний гендиректоры связанного с Алексеем Кудриным ООО «Инмед» отправлены под арест. Из 110 миллионов у следствия вопросы к пятой части.

Арест до Дня российского кино. Суд отправил в изолятор кинопродюсера и «друга Кудрина»

Рушан Насибулин//ИТАР-ТАСС/Интерпресс/Петр Ковалев

О том, что дело касается не просто предпринимателя, а человека от кино, догадался бы и случайный наблюдатель. На третьем этаже Куйбышевского районного суда в ожидании заседания 18 июля маялся режиссер Алексей Герман-младший. Корреспонденту «Фонтанки» он сообщил, что пришел поддержать Рушана Насибулина, считает происходящее ошибкой и готов выступить поручителем. Остальным участникам многочисленной группы поддержки, похоже, изобразительное искусство тоже было не чуждо. Одному предложили зарисовать происходящее в зале заседаний, как принято в американском суде. «Ну и типажи», – заинтересованно пробормотал другой, присмотревшись к приставам и оперативникам.

В зал поместились не все. Прессе в виде исключения разрешили постоять. Судья Савленков со скучающим видом открыл заседание. Слушатели, да и сам Насибулин, напряженно вслушивались в его ленивую речь, пытаясь разобрать что-то через шум проезжающих за окном автомобилей.

«Фонтанка» рассказывала накануне об обысках, после которых задержаны оказались двое: гендиректор и соучредитель ООО «Инмед» Александр Внучкин, а также бывший директор и отец второго соучредителя Рушан Насибулин. Если имя первого широкой публике ни о чем не говорит, то Насибулин известен как продюсер фильмов отца и сына Германов. Уголовное дело по мошенничеству в особо крупном размере, однако, относится не к кинематографу, а ко времени, когда Насибулин руководил «Инмедом». По версии следствия, компания в 2016 году получила субсидии от Минпромторга, 20 млн оказались похищены. Рядовое по фабуле дело вызвало большой резонанс — в том числе потому, что одним из собственников компании на тот момент был Алексей Кудрин, ныне глава Счетной палаты, а ранее министр финансов России.

Следствие сразу попросило приобщить к делу рапорты о том, что еще два возможных фигуранта дела покинули страну, очевидно, предупрежденные о начавшихся мероприятиях: это один из собственников компании и дочь Насибулина Евгения Кузнецова и некто Денис Громов. Защита возражала, заявляя, что это не имеет отношения к сути рассматриваемого вопроса, но судья со следователем нашли взаимопонимание. То же самое произошло с ходатайством об избрании меры пресечения даже в отсутствии гособвинителя: адвокаты указали, что это прямо противоречит закону, но судья решил, что прокуратура была извещена должным образом, а значит, хватит и следователя.


Через несколько минут счет по удовлетворенным ходатайствам в пользу следствия стал разгромным. Защита попыталась заведомо отбить один из аргументов для ареста Насибулина: предложила приобщить к делу загранпаспорт подозреваемого, тем самым давая понять, что убегать от правосудия он не намерен. При этом адвокаты подчеркнули, что не раз предлагали следователю забрать документ — во время обысков и перед заседанием. «Я в Ленинграде родился, у меня здесь дети, – подтвердил сам Насибулин, видимо, не имея в виду старшую дочь. – Никуда не собираюсь». Судья принимать паспорт на хранение не стал.

Самому уголовному делу нет и месяца, оно возбуждено 27 июня. По версии следствия, в конце 2016 года Внучкин и Насибулин вместе с «иными неустановленными лицами» заключили договор от имени «Инмеда» с Минпромторгом. В рамках него министерство за счет бюджетных субсидий компенсировало предприятию затраты на проведение научно-исследовательских работ. «Фонтанка» уже писала о том, что главная продукция компании – «Гемофлекс», что-то вроде современного бинта; это средство получило одобрение Минздрава, а на юге Петербурга компания строит производственный комплекс на 7 тысяч квадратов. Однако субсидии выдавались не на кровоостанавливающие технологии, а на ламинирование мембранных материалов для верхней одежды.

В ходатайстве следствия называется дата заключения договора — 9 декабря 2016 года – и его номер. Беглый поиск по базе Минпромторга показывает: договор упоминается в приказе министерства от 21 декабря. Этот приказ распределяет субсидии на 307 млн между шестью компаниями, больше всего — 110 млн — достается «Инмеду».

К слову, на сайте Минпромторга можно найти несколько документов, где отображаются отношения министерства и компании. К примеру, Александр Внучкин включен в состав научно-координационного совета по вопросам реализации подпрограммы «Легкая промышленность и народные художественные промыслы». Есть в базе приказы от 22 декабря 2014 года и 21 августа 2015 года о предоставлении субсидий российским организациям на компенсацию части затрат на проведение научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ в рамках программы «Развитие промышленности и повышение ее конкурентоспособности». В списке значатся компании с красочными названиями вроде «Вяземский льнокомбинат» и «Русская кожа».

«Инмеду» по этим приказам выделено 120 млн. В апреле 2016 года выходит еще один специальный приказ Минпромторга, которым чиновники разрешают «Инмеду» использовать неизрасходованные в 2015 году средства. Есть интересная деталь: соответствующее допсоглашение поручено подготовить Денису Паку, который через пару лет незапланированно встретился в кафе с игроками российской сборной по футболу и приобрел всероссийскую известность. На тот момент Пак возглавлял департамент внутренней торговли легкой промышленности и потребительского рынка.

Дальше не совсем понятно: следствие считает, что получатели субсидии по договору от 9 декабря 2016 года представили документы, в которых намеренно завысили стоимость и значение научно-исследовательских работ. Надо полагать, значение работ все же признал заказчик, когда выделял на них миллионы, но, возможно, дело в неудачной формулировке. Адвокаты, которые представляли Насибулина в суде, не настроены были общаться с «Фонтанкой», сославшись на то, что только вступили в дело. По данным издания, в материалах дела есть суждение о том, что часть работ не стоила выделенных на них средств. Если гипертрофировать главную мысль — компании выделили денег на научные исследования, а она скачала реферат в Интернете.

Сам Насибулин в ходе заседания поспешно попытался донести до судьи, что перечисленный массив документов не подписывал, а из названных свидетелей ему знакома лишь одна фамилия. Однако для решения о мере пресечения это было неважно. Зато важно было, как суд определяет потерпевшего. Защита напомнила, что Верховный суд запрещает арестовывать подозреваемых в мошенничестве в сфере предпринимательства. Суд и следствие сошлись на том, что раз ущерб нанесен государству, к данному делу позиция ВС не относится. Судья все с тем же скучающим видом зачитал доводы следствия, включая тезис о том, что подозреваемый может скрыться за границей, и вынес решение: заключение под стражу до 27 августа. Дело в двухмесячном сроке следствия, но и здесь не обошлось без злой иронии: 27 августа — День российского кино.  


Приставов разрывали противоречия: с одной стороны, было уже шесть часов вечера, время выпроваживать посторонних и ставить здание на охрану. С другой — сначала надо было вывести Насибулина. Группа поддержки тоже заметно нервничала и стремилась покинуть зал заседания. Людей не выпускали, и адвокаты подозреваемого со знанием дела заговорили о незаконном лишении свободы. Впрочем, в этом случае их услуги не понадобились: Насибулин в наручниках вышел из зала, следующим на очереди был Внучкин. Через пару часов суд и его арестовал почти на полтора месяца. Адвокаты обоих подозреваемых будут обжаловать решение.

Николай Кудин,
«Фонтанка.ру»


© Фонтанка.Ру
Читайте также
Яндекс.Рекомендации

Жильё в Санкт-Петербурге

    Работа в Санкт-Петербурге

      Наши партнёры

      СМИ2

      Lentainform

      Загрузка...

      24СМИ. Агрегатор