Авто Недвижимость Работа Доктор Питер Афиша Plus
18+
Проекты
JPG / PNG / GIF, до 15 Мб

Я принимаю все условия Пользовательского соглашения

13:49 18.06.2019

Город

05.06.2019 12:45

«Люди имеют право знать, что происходит». В Русском музее планируют ввести кодекс этики для сотрудников

«Говорить нельзя молчать» — расставить запятые в этом предложении собирается руководство Русского музея. В пресс-службе уверяют: решение будет коллегиальным и пойдет только на пользу посетителям. Но цепочка скандальных событий в учреждении наводит сотрудников на другие мысли

«Люди имеют право знать, что происходит». В Русском музее планируют ввести кодекс этики для сотрудников

директор ГРМ Владимир Гусев/Михаил Огнев/"Фонтанка.ру"/Архив

Сотрудникам Русского музея могут запретить рассказывать о его внутренних делах. В ходе международного фестиваля «Интермузей», что ежегодно проводится в Москве, прошла панельная дискуссия «Где грань между свободой слова и профессиональной этикой в музее?». В ходе беседы замдиректора по развитию и связям с общественностью ГРМ Анна Цветкова рассказала о планах музея разработать кодекс этики для своих сотрудников. Мол, в последнее время те «странно комментируют» происходящее, и в СМИ «утекают» внутренние документы.

Если вспомнить, что в последнее время приходилось комментировать сотрудникам Русского музея, – то вспоминаются отнюдь не выставки, а скандалы. Тут и угроза реконструкции Михайловского дворца, и вред, нанесенный произведениям искусства в результате зимних протечек, и история с иконой «Ангел Злотые Власы», которую пожелал перевозить с места на место бизнесмен Шмаков.

Надо полагать, руководству Русского музея, действительно, неприятно фигурировать во всех этих скандалах в качестве «злодеев». И вот — помощь подоспела: как было доложено на «Интермузее», необходимые для разработки документа сотрудники есть и готовы взяться за работу. Осталось дать отмашку, и мысли материализуются. А мысли, как выясняется, давние.

«Такое обсуждение ведется», – признали в пресс-службе ГРМ, уточнив, что слышали о нем и до «Интермузея». По их словам, кодекс профессиональной этики может быть в дальнейшем включен в более глобальный документ – стратегию развития. Но конкретных сроков пока нет.



«Это будет обсуждаться внутри музея и станет неким совместным корпоративным решением, которое будет касаться высказываний не только в публичном пространстве, но и личного общения с посетителями», – заверил собеседник «Фонтанки».

«Я об этом слышу впервые, и не могу в этой связи дать никаких комментариев: что я буду фантазировать? Посмотрим, что будет, – отреагировала на вопрос «Фонтанки» старший научный сотрудник музея Оксана Лысенко. – Если уважаемая администрация хочет сказать, что нам запрещено говорить о проблемах Русского музея, то я могу ответить только одно: Русский музей — это государственная организация. То, что мы храним и изучаем, принадлежит государству. Это не частная собственность, не частный музей. И вся та информация, которая попадает в прессу, крайне важна: люди имеют право знать о том, что происходит в музее, как хранятся музейные произведения».

Сходную позицию заняла и сотрудник отдела древнерусского искусства ГРМ Ирина Шалина. Какую бы юридическую силу ни имел документ, по мнению Ирины Шалиной, его появление станет способом давить на сотрудников и сеять в них еще больший страх, нежели раньше. О перспективах разработки подобного документа в Русском музее она узнала от корреспондента «Фонтанки». И не смогла с ходу припомнить подобных документов у коллег из других музеев. Зато напомнила об иных механизмах регуляции.

«В других музеях все построено просто на внутреннем страхе, – считает она.  – Есть «страшилка», что музей – это особая статусная институция, сор выносить из избы ни при каких обстоятельствах не надо, музей – это сакрально».

Однако между обсуждением будущего «кодекса» и в том числе и своими публичными действиями сотрудник музея видит прямую связь.

«Я давала интервью изданию «Город 812», где называла действия администрации халатными, больно бьющими по сохранности музея и его истории. Понятно, что это интервью подтолкнуло обсуждение темы. Но ведь, с другой стороны, программа «Интермузея» готовится заранее».

В тенденции запретить сотрудникам высказываться о работе своих учреждений (сотрудников библиотек – о библиотеках, больниц — о больницах) Шалина видит конец свободы слова: ведь каждый где-то работает.

«Понятно, что любой директор не заинтересован в критике его деятельности, тем более сотрудниками, – говорит она. – Но есть музеи, в которых довольно жесткий режим, не терпящий никаких выступлений «низов» — типа нынешнего Музея Рублева, а есть более либеральные. И в Русском музее как раз до сих пор была достаточно демократичная обстановка — надо сказать, благодаря Владимиру Гусеву, именно эта особенность его личности в свое время была для нас главной, когда мы выбирали его нашим директором».

Интересно, что это уже не первый случай, когда учреждения культуры пытаются поставить под контроль информацию от сотрудников о том, что происходит в стенах учреждения.

Например, вспоминается ситуация в Российской национальной библиотеке — тогда в суд обратились три десятка сотрудников Публички, пожаловавшись на приказ, запрещавший им общаться со СМИ минуя сотрудников пресс-службы. 

Меж тем в Государственном Эрмитаже «Фонтанке» сообщили, что у них, к примеру, никакого кодекса этики нет, хотя этот вопрос и поднимался. «Есть некие общие понимания, никак не зафиксированные», – пояснили в пресс-службе. И напомнили о том, что, вообще говоря, давным-давно написан Кодекс музейной этики ИКОМ (Международного совета музеев). И вступая в него, члены обязаны следовать положениям этого кодекса. Если открыть пункт 8.2 Кодекса музейной этики, в нем можно найти положение о «профессиональной ответственности», которое гласит: «Музейные работники обязаны следовать политике и методам учреждения, в котором они работают. Однако они могут должным образом реагировать на действия, которые наносят вред музею, профессии или затрагивают вопросы профессиональной этики».

Алина Циопа, «Фонтанка.ру»

Наши партнёры

СМИ2

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор