Авто Признание & Влияние Доктор Питер Афиша Plus
18+
Проекты
JPG / PNG / GIF, до 15 Мб

Я принимаю все условия Пользовательского соглашения

17:14 14.12.2019

Спорт

26.12.2018 17:58

Блиц – не домино. Несколько устаревших мифов о быстрых шахматах

Чемпионат мира по рапиду и блицу начался в Петербурге с поражения абсолютного чемпиона мира по шахматам. Норвежец Магнус Карлсен уступил украинцу Адаму Тухаеву. Возможно, турниры с укороченным контролем станут главными для определения лучшего шахматиста мира.

Блиц – не домино. Несколько устаревших мифов о быстрых шахматах

pixabay.com//stevepb

Пока же в первый день чемпионата мира по рапиду в Петербурге чемпион мира Магнус Карлсен терпит неудачу. Вокруг блица всегда существовало много стереотипов, но сейчас это официально признанный вид шахматного единоборства. Выражение блицоров прошлых лет «рубить флаг» (делать любые бессмысленные ходы в надежде, что противник не успеет поставить мат и проиграет по времени) ушло из жизни с появлением электронных часов, которые позволяют более гибкие системы компенсации: или добавление определенного количества секунд после каждого сделанного хода, или «задержку» – время у игрока не снимается, если он делает ход ранее условного времени (такая система применялась на декабрьском Grand Chess Tour в Лондоне).

На чемпионате мира по рапиду в Петербурге (он начался 26 декабря) шахматистам на партию дается каждому по 15 минут + 10 секунд добавления к каждому сделанному ходу. Это позволяет играть активно и не бояться просрочить время в выигранной позиции: ведь даже со временем почти на нуле нужно просто не тратить на ход больше 10 секунд. В таком режиме сложностей с реализацией большого преимущества у гроссмейстера не должно возникнуть.

Но в первом же туре чемпионата мира по рапиду в Петербурге сильнейший шахматист мира Магнус Карлсен в лучшей позиции не успел сделать ход и проиграл по времени малоизвестному шахматисту с Украины Адаму Тухаеву. Плохая форма? Психология? Самоуверенность? Помутнение? Трагедия? Курьез? Тот вид сенсации, за который и любят быстрые шахматы. Когда Давид бьет Голиафа. В чемпионате по блицу придется думать быстрее, контроль – 3 минуты на партию + 2 секунды на каждый ход, но в выигранной позиции даже «на висящем флажке» мат поставить можно.

И если к рапиду как серьезному жанру шахмат нет вопросов даже у замшелых ретроградов, то вокруг блица (хотя это слово давно вошло в наш лексикон) осталось несколько мифов из прошлых времен.


Блиц – это легкий жанр. Пафосное сравнение шахмат с классической музыкой, красоту которой слышат многие, но понимают единицы, привело к банальному низвержению блица до уровня эстрадной песенки, популярной, но бездарной подделки, уделу халтурщиков.

С этим определением был не согласен виртуоз игры в блиц мастер Генрих Чепукайтис, коротких партий с которым боялись не только гроссмейстеры (чьи скальпы в блиц он собирал без счета), но даже чемпионы мира (известна история, как жена Тиграна Петросяна не пустила чемпиона мира тех лет сыграть на блиц-первенство Москвы: «А вдруг ты проиграешь Чепукайтису?»). Для Чипа (так все называли Генриха Михайловича) классическая партия, дебют которой (вместе с дебютными новинками – «домашними заготовками», как их называют шахматисты) проанализирован целой группой аналитиков заранее, – не музыка, а выступление «под фанеру». Соответственно, блиц – это импровизация. Чепукайтис еще 20 лет назад писал, что «изящная логика» партий «первопроходцев шахматных лабиринтов» до сих пор больше поражает воображение, чем бездушная конструкция правильных компьютерных расчетов. Блиц – это не легкий, а, скорее, приключенческий жанр. В котором импровизация, напор, нахальство, уверенность вполне сопоставимы с энциклопедическими познаниями.

Блиц вреден. Особенно для молодых шахматистов. Популярное мнение среди шахматных тренеров в XX веке, которые боролись с игрой в блиц, как со страшным подростковым пороком, от которого волосы на руках растут. Считалось, что увлечение блицем дело не только несерьезное, но и вредное, мешающее вдумчивому изучению шахматных глубин, приучающее к поспешности в принятии решений, влекущее нестойкие души в пучину разврата, карт и игры на деньги.

В те времена среди серьезных шахматистов ходила шутка: что готовиться к партии лучше одному, потому что вдвоем возникает желание сыграть в блиц, а втроем  –  расписать пулю.
Но классический контроль уже сокращается, и можно прогнозировать – будет и дальше сокращаться. Так что банальная, но очевидная вещь: навыки быстрого принятия решения не менее важны. Вспоминаю, как во времена своей молодости я работал вместе с прославленным шахматным педагогом Владимиром Григорьевичем Заком. И мы, молодые тренеры, его мучили теми же вопросами: мол, есть перспективный мальчик, но руки вперед головы, «шлепает», а не думает. Что делать? «Может, пройдет… – отвечал Зак. – Вот у меня был ученик, Боря Спасский, тоже «шлепал», у него прошло». Мы радостно затихали при имени экс-чемпиона мира. «А может, и не пройдет, – продолжал Зак. – Вот у меня был ученик (тут он называл фамилию известного гроссмейстера), у него не прошло – до сих пор «шлепает».

На чемпионате мира по рапиду и блицу выступят лучшие российские молодые шахматисты, которые со свойственной юности наглостью и бесстрашием, уверен, поборются за самые высокие места. Также уверен, что в скором времени вы их фамилии услышите как претендентов на звание чемпиона мира в шахматах «больших» – «серьезных».
     
Блиц – это лотерея. Часто говорят, что послематчевые пенальти в футболе – это лотерея. Но в лотерее шанс выиграть у вас и у Месси одинаковый, а в пенальти – не совсем. Конечно, и Месси может промазать, но это уже не лотерея, а несчастный случай. Так и в блице ни у меня, ни у вас, казалось бы, нет ни одного шанса победить Магнуса Карлсена. Конечно, и супергроссмейстеры могут зевнуть и сдаться шахматисту менее именитому, но эти нелепости создают дополнительную привлекательность блицу: нет запрограммированного результата, а есть элемент случайности. И 26 декабря 2018 года это произошло: абсолютный чемпион мира по шахматам проиграл блиц украинцу Адаму Тухаеву. В развязке партии норвежца была подавляющая выигрышная позиция, но он не уследил за временем хода и попал в цейтнот.

Магнус Карлсен// фото: Этери Кублашвили
Магнус Карлсен// фото: Этери Кублашвили

Но случай – это не правило. Можно просто сравнить рейтинги по классическим шахматам, рапиду и блицу. В списках сильнейших ни в одном из топов случайных людей нет. Во всех – на первом месте Магнус Карлсен. Во всех трех топ-10 Вашье-Лаграв и Аронян. В двух из трех – Накамура, Мамедьяров, Ананд, Грищук, Артемьев. И если брать верхнюю тридцатку, то в основном шахматисты там одни и те же, а разница в позициях определяется стилем игры, молодостью (азартом) – любители подумать Каруана, Динь Лижень, Крамник занимают более высокие места в «классике», но и в рапиде с блицем входят в топ-30. А умеющие хорошо играть быстро Непомнящий, Федосеев, Весли Со – среди ведущих гроссмейстеров и в главном списке.

Блиц – это как казино. Форма азартной игры. Действительно, страсти в блице повыше, так что, глядя на блицующих гроссмейстеров, легко забыть про стереотип шахматиста как унылого ботаника. Образно блиц сравнивают и с сексом. Голландский гроссмейстер Доннер писал, что в отличие от обычных шахмат при молниеносной игре «заветным желанием каждого шахматиста является изнасиловать саму музу шахмат Каиссу».

А сколько историй, как два шахматиста садились сыграть вечерком в блицок, а к утру бегали в ванную – ополоснуть голову холодной водой, чтобы сесть и продолжать бесконечный поединок. Говорят, что Чепукайтис как-то непрерывно играл в блиц больше суток.

Он считал, что в блице необходим нахрап, блеф, авантюра, изворотливость. Его правило блица: «Хорошо играть совсем не обязательно, надо, чтобы партнер играл плохо!» Его советы шахматистам, мягко говоря, нетрадиционны: «Ищите активный ход пешкой. Если найти не удается – делайте длинный бестолковый ход. Это шанс. Ваш противник как вкопанный остановится перед Буридановой проблемой выбора, истратит драгоценное время». Еще он вывел «кнопочную теорию Чепукайтиса»: ходить можно как попало, главное  –  фигурой, которая ближе к кнопке. «Основной принцип, соответствующий моему пониманию шахмат, – русское авось», – писал Чепукайтис.

Как-то Марк Тайманов в чемпионате Ленинграда по блицу проиграл партию мастеру Чепукайтису на третьем ходу. Первыми ходами соперники выдвинули вперед пешки ферзевого фланга. Своим вторым ходом игравший белыми Чип сделал «длинный бессмысленный» выпад слоном на g5 в расчете на растерянность противника, и это сработало. Не ожидавший подвоха Тайманов в ответ быстро сделал заранее заготовленный ход пешкой е (так обычно играют в ответ на главное продолжение ферзевого гамбита, а не на выкрутасы ловкого блицора), после чего «нелепый» слон тут же слопал ферзя черных. Гроссмейстер сразу сдался и в сердцах заявил: «Вам бы пивом торговать, а не в шахматы играть!»
 
Но никакого нарушения правил здесь не было. Возможность в блице уйти от уже изученных дебютных теорий – не недостаток, а преимущество быстрой игры.

Блиц – это мелкое мошенничество. Раньше часто про блицоров говорили пренебрежительно, в стиле предыдущей реплики Тайманова, как про наперсточников, которые при помощи всяких уловок готовы поймать «клиента»-разиню в свои сети. Действительно, этот образ был живуч еще со времен скамеечек в Катькином садике, обеденных перерывов в советских КБ, громких стуков фигурами по часам в санаториях и домах отдыха. Тогда играли со «звоном» (так называли шутливые выражения, которыми комментировали свои и чужие ходы), быстрота давить на кнопку была важнейшим талантом, правило «тронул – ходи» не соблюдалось (сделанным считался ход при переключении часов), допускалось мелкое плутовство, даже жульничество.

Действительно, в партиях в блиц некоторые беспринципные игроки часто пытались мухлевать. В ход шли как невинные психологические трюки (нельзя ходить туда, куда вы смотрите, не смотрите туда, куда пойдете), так и вполне криминальные вещи: незаметно от противника передвинуть фигуру на соседнее поле (например, ничейное окончание с разноцветными слонами незаметно для соперника «перевести» в выигранный эндшпиль с одноцветными легкими незаметным смещением своего слона на соседнее поле).

Все это осталось в прошлом. Конечно, и сейчас в блице встречаются недоразумения, но строгие судьи готовы восстановить справедливость (хотя по скорости принятия решений они и уступают ведущим игрокам). На прошлом чемпионате мира по блицу в Эль-Рияде (Саудовская Аравия) Магнус Карлсен вместо отступления ладьей пожертвовал ее, объявив шах королю соперника. Игравший черными Эрнесто Инаркиев в ответ сделал запланированный ход конем: тоже шах! В итоге оба короля оказались под шахом, что правилами, конечно, запрещено. Но в данном случае, это было недоразумение.

Одна из угроз для классических шахмат (особенно в детских соревнованиях и коммерческих турнирах среднего уровня) – читерство, использование подсказок компьютерных программ, которые давно уже играют лучше, чем живые шахматисты. Чтобы подсмотреть в смартфон, жулики часто ходят в туалет. Встречается и система подсказок из зала – при помощи условных знаков.  

Чем меньше контроль времени, тем сложнее мошенничать. Так что в данном плане блиц чище. Подсмотреть времени уже нет. Приходится думать самому.    

Так что флибустьерское время в блице прошло. С новым контролем фокусы типа «кнопочной теории» не проходят. Победит сильнейший.

Владислав Бачуров,
специально для «Фонтанки.ру»


© Фонтанка.Ру
Читайте также
Яндекс.Рекомендации

Жильё в Санкт-Петербурге

    Работа в Санкт-Петербурге

      Наши партнёры

      СМИ2

      Lentainform

      Загрузка...

      24СМИ. Агрегатор