18+
Проекты
Фото JPG / GIF, до 15 мегабайт.
Я принимаю все условия Пользовательского соглашения
Введите цифры с изображения:
22:24 22.10.2018

«Кто оскорбит мостростроителей, с тем разберутся»

Автор гимна Крымского моста «Я забиваю сваю…» Константин Хоменко рассказал «Фонтанке», что забил на славу автора нашумевшей песни, а те, кто захочет на ней заработать, - пожалеют.

«Кто оскорбит мостростроителей, с тем разберутся»

Константин Хоменко//Коллаж/"Фонтанка"/официальный сайт мост.рф

Строчки «Я забиваю сваю, я сваю забиваю, до отметки, до отказа, пусть непросто, пусть не сразу» сегодня с неподдельной улыбкой и радостью не поёт только ленивый. Гимн Крымского моста ушёл в народ после того, как откровения автора этих строк, инженера-проектировщика из Петербурга Константина Хоменко, перепели музыканты Денис Майданов, Александр Ф. Скляр, Ольга Кормухина и актёр Дмитрий Харатьян.

Главный инженер проектов института «Гипростроймост – Санкт-Петербург» Константин Хоменко категорически не общается с прессой. Однако для «Фонтанки», которой тоже не чужды проблемы человека труда, поэт и мостостроитель сделал исключение. Волнуясь и с трудом подбирая слова, он рассказал, что каждый может найти в его песне (про сваи и разнообразные способы «забивания») что-то своё, друзей в Украине у него нет, а с теми, кто посмеет оскорблять мостостроителей, разберутся по-мужски. 

В то же время коллеги автора «Я забиваю сваю…» подарили читателям «Фонтанки» ещё одно стихотворение всё про тот же Крымский мост. «Оно, конечно, несовершенно, но написано от души», – скромничают мостостроители. Но об этом чуть позже.

- Константин, вы рады успеху своей песни «Я забиваю сваю…»?

– Вообще-то, песня еще в 2016 году записана. 

- А как она родилась?

– Бренчал-бренчал на гитаре. Набренчалось что-то.

- А как песня попала на официальный Youtube-канал Крымского моста?

– Я ребятам прислал просто. Мы же общаемся по работе. Им понравилось. Сказали, что-нибудь придумают с этой песней.

- И дальше вы не следили за судьбой своего сочинения?

– Дальше я записался в студии. Здесь, в Петербурге. Это был мой первый опыт.

- Кто студию нашёл, оплатил?

– Эти вопросы не ко мне, все организовал информационный центр «Крымский мост».

- Не обидно, что все стали так широко обсуждать песню только сейчас, хотя она появилась ещё 2 года назад? 

– А на что обижаться? Да, я автор, но мне такая слава не нужна, у меня другая сфера деятельности – я проектировщик. Тем более это уже вторая волна обсуждения. Еще в 2016 году пережил первый всплеск интереса.

- С друзьями-то наверняка обсуждаете. Поздравляют?

– По-разному. Больше положительных реакций.

- А понимаете тех, кто воспринимает отрицательно? Те, кому не понравилось.

– Все люди разные. Всем мил не будешь. Два года уже этой истории.

- Сейчас перепели Майданов, Кормухина, Скляр и Харатьян. Обычно успешные треки потом переигрывают с оркестрами или делают на них танцевальные ремиксы. Вам что ближе?

– Ни то, ни то. И зачем это делать?

- Чтобы вашу песню узнали те, кто её ещё не слышал. Рок любят одни. Симфоническую музыку – другие. Техно – третьи.

– Те, кому она предназначалась, и так знают о моей песне. Зачем мне другие? Предназначалась она моим товарищам – тем, кто строит. Рабочим, инженерам.

- То есть это для узкого использования коллегами?

– Конечно. А кому ещё может предназначаться эта песня?

- После её исполнения на большой сцене и сетевого резонанса она стала народной.

– Её спели для нас, строителей. Тот концерт 15 мая – для нас же был.

- А всё, «народная» теперь.

– Ну и ладно. Никаких особых эмоций у меня на этот счет нет. Приятно, конечно, но, по большому счёту, всё равно. Это такая же новость, которая пройдёт через три дня. Вы лучше меня это знаете.

- По-разному бывает. Смотря какая новость. Эта песня очевидно будет жить дольше трёх дней.

– Она и так живет – уже больше 2 лет. И для своих – для наших участников проекта – может, и дальше будет жить. А потом забудется. Это нормально.

- Сайты с аккордами популярных песен давно опубликовали ваш текст. Будете ли вы рады, когда люди начнут петь песню во время застолья, у костра?

– Если они понимают, о чём песня, то да.

- А о чём песня? Что там может быть непонятным?

– Значит, всем всё будет понятно.

- Или у вас там спрятана какая-то загадка в тексте?

– Не знаю. Возможно (смеётся).

- Ветераны сцены, которые спели вашу песню на днях, поменяли текст. У вас ведь пелось в самом конце: «До отметки, до отказа! За! За! За!» А они спели: «До отметки до отказа! Да! Да! Да!». Заметили?

– Естественно.

- Смысл поменялся?

– Не знаю. Возможно.

- Ваше «За! За! За!» ассоциативно отсылает к таким слоганам, как «За Родину!». Замена на «Да! Да! Да!» обедняет многозначность и вариативность трактовок вашего оригинального текста.

– Это вы так воспринимаете.

- А вы как автор что вкладывали в оригинальную редакцию текста?

– Сложно сказать. Я как-то об этом не думал, когда ее написал.

- Секрет?

– Каждый воспринимает так, как он воспринимает. Вам кажется, что там есть подтекст. Возможно, и есть какой-то подтекст, контекст. Кто-то не увидит ничего. Каждый пусть решает сам.

- И может сам менять текст?

– Почему бы и нет?

- То есть можно и другие слова в тексте менять?

– Тогда ведь это будет уже другая песня?

- В последнем куплете вы поёте, что ваше кредо отличается от кредо «забивать патронами автомат». Вы против войны?

– Конечно. Всё можно и нужно мирно решать. Зачем воевать?

- Ваши друзья в Украине как восприняли песню?

– У меня нет там друзей. Но о реакции с той стороны догадываюсь.

- Я не догадываюсь. Расскажите.

– Вот тут вы уходите в политоту. У кого-то так сложена голова, что ему кажется, что всё про то. Но может быть ведь и не про то.

- Зря Россия ввязалась в войну?

– Вы имеете в виду в 1941?

- Нет. Там не ввязаться было невозможно после того, как на нас напали. Я про Донбасс.

– Опять политота. Почему-то никого не интересует, когда просто рассказывается о том, что люди работают! А вот когда воюют люди – всем сразу интересно. Зачем так? Надо про нормальных,  обычных людей! А все про политику.

- Вам обидно, что человек труда – не герой?

– Конечно. Тех, кто работает руками, головой не обсуждают. Обсуждают одну политоту.

- А как можно было бы в прайм-тайм по телевидению обсуждать работу строителей – так, чтобы это было всем интересно?

– Я не смотрю телевизор. Но знаю, что нашу стройку как раз телевидение вниманием не обошло. Поэтому и у вас интерес к моей песне. 

- Вообще телевизор не смотрите?

– Футбол смотрю.

- Вернёмся к человеку труда. Я понял, что вы – за то, чтобы такие люди были заметнее. Ваша песня этому содействует.

– Не было такой задачи, конечно. Но в целом, да, инженерную мысль надо поддерживать в разных сферах. Строительство, IT, атомные технологии, машиностроение. Любое дело, где мозг должен работать и что-то придумывать. Много же Кулибиных всегда было.

- Кулибиных-то много, только машиностроение по факту уничтожено.

– Не знаю. У меня есть товарищи, кто этим занят.

- А кому принадлежат права на текст? Вы как автор что-то заработали?

– Я эти стихи подарил. Что значит заработал?

- В России авторы публично исполняемых произведений могу получать через Российское авторской общество часть средств, полученных от исполнения.

– А я не понимаю, за что должен просить денег.

- За публичное исполнение вашего сочинения.

– Не думаю, что кто-то будет исполнять эту песню в коммерческих целях. Она сочинялась и исполнялась для моих товарищей строителей. Вы же сами сказали – она теперь народная.

- Если кто-то попытается заработать на песне вашей, будете недовольны?

– Я правда не представляю, как на ней можно заработать.

- Придумают. Песня популярная.

– Ну, значит с ними разберутся те, кому я эту песню подарил.

- И ведь мостостроители – серьезные ребята!

– Конечно! Если кто-то их будет оскорблять, они ответят. Их много, моих товарищей строителей.

 

Николай Нелюбин,

специально для "Фонтанка.ру"

 

P.S. В момент поиска автора гимна «Я забиваю сваю…» его коллеги скромно заметили «Фонтанке», что на призыв воспеть в стихах на тот момент строящийся мост откликнулся не только Константин Хоменко. Его коллега Марина Вязникова из канцелярии института тогда же, в 2016 году, тоже посвятила стихотворение многокилометровой переправе. Мы публикуем этот отвергнутый гимн. Кто знает, возможно, и его однажды споют ветераны советской и российской эстрады.

МОСТ

(автор Марина Вязникова)

 

Пантикапей, Тмутаракань!

Два берега, два добрых брата!

Души разорванная ткань:

Разделены они когда-то.

 

Во тьме веков, под спудом лет

Соединиться им хотелось.

И вот вдали забрезжил свет,

Явилась им монаршья милость.

 

Тогда Великая война

Прервала царственные планы.

И вот Советская страна -

Проектов новых – океаны.

 

Разруха, голод и война,

И гитлеровцы что-то строят.

И вновь Советская страна

Ведет на бой своих героев!

 

А после Сталина приказ -

Встал мост на сваях деревянных.

Что ж, лёд его разрушил враз.

А дальше – цепь событий странных.

 

Послевоенная беда,

Несовершенство технологий.

Союз распался навсегда.

Тут не помогут даже боги.

 

Пришли другие времена,

А с ними новые надежды.

Соединилась вновь страна!

Мы с Крымом вместе, как и прежде!

 

И мост чрез Керченский пролив

Стал нужен людям, словно воздух.

И свай надежных конструктив

В проекте новом был воссоздан.

 

Не страшно илистое дно,

Коррозия и льда навалы.

В движенье все приведено,

Строители – народ бывалый!

 

Фундамент свайный у опор

И буронабивные сваи,

Чтоб выдержать воды напор,

Всё проектанты рассчитали.

 

Таманский полуостров – вот

Начало трассы перехода.

Затем на Тузлу поворот.

Остался только год до ввода.

 

Тамань и Керчь! Там строят мост,

Навеки вас соединяя.

СГМ Мост, Гипростроймост,

И вся Россия дорогая!

 

Н. Н.

 

 

 

 

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор