18+
Проекты
Фото JPG / GIF, до 15 мегабайт.
Я принимаю все условия Пользовательского соглашения
Введите цифры с изображения:
23:10 12.12.2018

Лондонский суд вернул Архангельского в петербургскую реальность

В Лондоне оглашено решение по иску Банка «Санкт-Петербург» к бывшему владельцу «Осло Марин Групп» Архангельскому. Судья не только взыскал почти два миллиарда в пользу банка, но и был щедр на нелестные выражения в адрес бежавшего в Ниццу.

Лондонский суд вернул Архангельского в петербургскую реальность

Олег Харсеев/Коммерсантъ

В Высоком суде правосудия (Лондон) завершено многолетнее разбирательство между Банком «Санкт-Петербург» и бывшим владельцем «Осло Марин Групп» (ОМГ) Виталием Архангельским. Согласно официальному сайту Британского и Ирландского института правовой информации, удовлетворен иск банка о взыскании задолженности по кредитным договорам и поручительствам, а также полностью отклонены встречные требования. Виталий Архангельский теперь должен банку 1,8 млрд рублей.

С 2006 по 2008 год компании ОМГ и Виталий Архангельский получили кредиты на сумму более 14 млрд рублей в восьми российских банках, включая Банк «Санкт-Петербург». Задолженность перед последним и стала предметом рассмотрения в Высоком суде правосудия. Заметим, что Архангельский все еще является должником не только Банка «Санкт-Петербург», но и Внешэкономбанка, ВТБ, Банка «Возрождение», Связь-Банка, Мастер-Банка, Морского Акционерного Банка, Энергомашбанка и Липецкомбанка. Кстати, он признан Арбитражным судом Петербурга и Ленобласти банкротом еще летом 2017 года. Ранее между Банком «Санкт-Петербург» и Архангельским имелось более чем 20 судебных дел в России, Болгарии и на Британских Виргинских Островах, завершившихся в пользу банка. В 2011 году стороны пришли к соглашению о передаче дальнейших споров в Высокий суд правосудия, первые слушания в котором состоялись в 2016 году.

По данным «Фонтанки», 9 мая суд установил, что договоры займа и поручительства были подписаны именно Виталием Архангельским, и не были поддельными, вопреки его заявлениям. Суд также пришел к выводу, что ОМГ являлась компанией, «построенной на песке» (цитата из решения), и могла существовать только набирая кредиты на обслуживание уже имеющихся кредитов. В свою очередь все обвинения г-на Архангельского в отношении Банка «Санкт-Петербург» были отвергнуты судом.

Также «Фонтанка» увидела занимательные, по сравнению с решениями российских судов, обороты речи судьи, которые он зафиксировал письменно, и перевела некоторые негативные характеристики в отношении Архангельского.

Так, например, фразы «... свидетельские показания г-на Архангельского были расплывчатыми и не подкрепленными никакими убедительными документальными доказательствами, а его перекрестный допрос скорее подчеркнул их ненадежность, нежели обоснованность» или «… таким образом, что г-н Архангельский стремился взять в долг на заведомо ложном основании и на основании ложных или поддельных документов» привычны для стиля судов, в том числе и в Англии.

Все же найденные нами другие замечания – безусловно, артефакты:

– «если таково было убеждение г-на Архангельского, то это был триумф надежды над реальностью» («If this was Dr Arkhangelsky s belief, it was a triumph of hope over reality»);

– «в лучшем случае, это был слепой оптимизм: это было полностью оторвано от реальности, как я полагаю, должен был понимать г-н Архангельский» («This optimism was, at best, blind: it was entirely detached from reality, as I think Dr. Arkhangelsky must have appreciated»);

– «в своих устных показаниях г-н Архангельский усомнился в документе на том основании, что он «очень странно выглядит» и не имеет печатей банка, но это кажется оппортунистическим основанием, чтобы оспаривать его подлинность» («… his oral evidence Dr Arkhangelsky queried the document on the basis that it looked «very strange» and lacked any stamps from the Bank, but that appeared to me to be an opportunistic and wholly inadequate basis for disputing its authenticity»).

Что касается комментариев от Банка «Санкт-Петербург», то их высказал «Фонтанке» директор Дирекции по правовым вопросам Сергей Данейкин:

«Мы с удовлетворением восприняли решение Высокого суда Лондона и считаем его справедливым завершением многолетнего судебного процесса. Мы изначально были уверены в том, что по этому спору, в основе которого лежало откровенное мошенничество нашего заемщика, будет принято не предвзятое и объективное решение. Сейчас мы изучаем, каким образом и за счет каких активов господин Архангельский сможет исполнить это окончательное решение».

Виталий Архангельский бежал в Болгарию, а затем в Ниццу еще в 2009 году. Тогда же Главное следственное управление ГУ МВД по Петербургу и Ленобласти возбудило в отношении него уголовное дело по статье 174 УК РФ – «Легализация денежных средств, полученных преступным путем». В 2013-м Интерпол объявил его в розыск. Французские власти неоднократно рассматривали вопрос об экстрадиции, но не согласились отправить Архангельского на родину, ссылаясь на «расплывчатость» формулировок российской стороны в запросе о выдаче. Не исключено, что текст решения Высокого суда правосудия в Лондоне может повлиять и на их позицию.

Евгений Вышенков,
«Фонтанка.ру»


© Фонтанка.Ру

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор