0

В деле о доске Маннергейму ищут ответчиков

Заседание по существу по иску гражданина, требующего от правительства Петербурга демонтажа мемориальной доски Карлу Маннергейму, пока привело к фиаско идеи перед законом. Судье практически пришлось давать урок юриспруденции адвокату истца.

читатель "Фонтанки" Глафира
читатель "Фонтанки" Глафира
ПоделитьсяПоделиться

В Смольнинском районном суде 14 сентября началось рассмотрение по существу иска петербуржца Павла Кузнецова к правительству Петербурга. Истец обратился в суд через 12 дней после того, как на фасаде здания Военной академии материально-технического обеспечения на Захарьевской улице глава администрации президента Сергей Иванов и министр культуры Владимир Мединский открыли мемориальную доску военачальнику Карлу Маннергейму. Он потребовал признать незаконными действия правительства Петербурга в части появления доски и настаивает на демонтаже.

Адвокат истца – юрист, общественный деятель и колумнист федеральных СМИ (как он сам представился журналистам) – Илья Ремесло начал давать комментарии телевизионщикам, не доходя до зала 35, где должно было начаться рассмотрение. Он эмоционально описывал перспективы Петербурга, если требования не будут удовлетворены: «Город погрузится в правовой хаос. Все станут вешать доски хоть нацистам, хоть кому. Правительство должно ответить, ведь без разрешения у нас рядовым гражданам даже кондиционер на фасад не повесить».

Не менее эмоционально представлял он и позицию по иску перед судьей Татьяной Матусяк. Ссылался на закон Петербурга о мемориальных досках и благоустройстве. Предлагал представить, что кто-то повесит доску на здании самого суда. 

Уважаемый суд эмоции юриста оставил без внимания. Матусяк напомнила Илье Ремесло, что на предварительном заседании было установлено, что правительство Петербурга не имеет никакого отношения к появлению доски, да и здание академии городу не принадлежит. «Да я вам на следующее заседание принесу фото из СМИ, что на открытии были представители правительства!» – размахивал руками юрист.

– Так, а какие действия ответчика вы хотите признать незаконными, если нет подтверждения каких-либо действий? – еще раз поинтересовалась судья.
– Наша цель – снять доску, – настаивал ответчик.
– Тогда уточните, из каких нормативных документов следует, что именно правительство занимается демонтажом? – продолжала задавать наводящие вопросы Татьяна Матусяк.
– По закону Петербурга. Вот же статья 5 закона «О мемориальных досках», – Ремесло судорожно перебирал толстую пачку принесенных с собой документов. – «...отвечает за порядок демонтажа».
– Порядок — это процедура, я так понимаю, которую правительство принимает? А снимать кто должен? Может быть, вам уточнить все-таки ответчика по иску? – судья практически помогает собраться юристу.
– Мы подали иск. А суд должен уточнить надлежащего истца.

-  Суд напоминает, что бремя сбора доказательств, подтверждающих ваше требование, ложится, по Административному кодексу, на заявителя, как и уточнение ответчика по этим требованиям, — Татьяна Матусяк явно не рада роли учителя.

Однако Илья Ремесло перебивает ее, настаивая на своей позиции. 

Слушающий все это представитель правительства Петербурга уже очевидно скрипит зубами. Когда ему предоставляют слово, смольнинский повторяет тезисы о том, что нет никаких документов, говорящих о том, что правительство имеет отношение к появлению доски. Приводит пример из практики процедуры того, как принималось решение о мемориальной доске первому генерал-губернатору Камчатки в Петербурге в конце августа 2016 года. Напомнает, что комитет по культуре проводит проверку после того, как администрация Центрального района выяснила, что память Маннергейма увековечена незаконно (проверка начата 6 сентября и закончится 6 октября, сообщает он). И помогает истцу, уточняя, что демонтажом, согласно постановлению правительства 3/71, должен заниматься комитет по культуре.

Юрист комитета по культуре, который в деле заявлен как заинтересованное лицо, вторит коллеге. Просит не удовлетворять иск. 

И тут же подвергается эмоциональному допросу от адвоката. Он вопрошает: «Почему не подлежит удовлетворению иск, если вот ваша коллега говорит, что комитет отвечает за демонтаж мемориальных досок?»
– Так у вас комитет не заявлен как ответчик? – опять намекает судья Матусяк.
– Тогда ходатайствую о том, чтобы комитет был включен как ответчик, – не теряется Илья Ремесло.
– Суд разъясняет, что по закону в случае уточнения искового заявления вы должны оформить это в письменном виде, – напоминает правила судопроизводства судья.

Илья Ремесло просит время на оформление, и Татьяна Матусяк это желание удовлетворяет.

После окончания заседания юрист, опять представший перед телекамерами, разражается тирадой о гражданской позиции.  Но натыкается на вопрос о том, не первый ли это его процесс. «Я уже десять лет в профессии».

Татьяна Востроилова,
 «Фонтанка.ру»

ПОДЕЛИТЬСЯ

ПРИСОЕДИНИТЬСЯ

Самые яркие фото и видео дня — в наших группах в социальных сетях.Присоединяйтесь прямо сейчас:

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

Комментарии (0)

Пока нет ни одного комментария.Добавьте комментарий первым!добавить комментарий

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...