18+
Проекты
Фото JPG / GIF, до 15 мегабайт.
Я принимаю все условия Пользовательского соглашения
Введите цифры с изображения:
11:37 19.09.2018

"Жемчужный прапорщик" не достоин амнистии

Обвиняемый в хулиганстве Бойко оказался недостоин амнистии, но его защита настроена оптимистически. Наконец доставленные в суд свидетели обвинения фактически оказались свидетелями защиты, опровергнув свои показания. Открылись новые подробности и о самом «жемчужном прапорщике»: из документов, которые впервые огласил суд, просматривается героическое прошлое.

"Жемчужный прапорщик" не достоин амнистии

Обвиняемый в хулиганстве Вадима Бойко оказался не достоин амнистии, но его защита настроена оптимистически. Наконец доставленные в суд свидетели обвинения фактически оказались свидетелями защиты, опровергнув свои показания, данные полиции. Открылись новые подробности и о самом «жемчужном прапорщике»: из документов, которые впервые огласил суд, просматривается героическое прошлое.


Государственное обвинение все же смогло 24 января доставить в суд свидетелей, которые должны были рассказать о стрельбе, которую, по версии следствия, «жемчужный прапорщик» Вадим Бойко из хулиганских побуждений учинил в кафе «Чебурек» на улице Чайковского утром 11 мая 2013 года. Результат этих усилий получился спорным.


Я не видела, и она не видела

Первой на свидетельское место была приглашена 31-летняя Шахназа Кадирова. Пояснив, что является гражданкой Узбекистана, но проживает в Петербурге уже около 4 лет и в достаточной мере владеет русским языком, свидетельница отказалась от переводчика. Рассказ свелся к тому, что она пришла утром 11 мая на работу, и о стрельбе в «Чебуреке» узнала с чужих слов.

Государственный обвинитель Артем Лытаев ходатайствовал об оглашении показаний Кадировой, которые она давала дознавателю в мае 2013 года. В протоколе, который зачитала судья, Кадирова подробно излагала, как она лично наблюдала Бойко, заряжающего ружье перед входом в кафе, а затем направляющего оружие на посетителей.

«Нет, я не видела ничего. Мне другая официантка рассказывала, Азиза, меня там не было ещё. Примерно без десяти девять я пришла, а стреляли часов в восемь. Я не знаю, стрелял он, не стрелял. И Азиза сама не знает, когда выстрел был, она на кухне спряталась. Протокол... да, я подписала, что мне Азиза говорила, я и пересказала». При этом Шахназа Кадирова была твердо уверена, что свои показания в полиции она давала в августе, тогда как дата в протоколе — 30 мая.

Дознаватель Мария Прибыток, проводившая тот допрос, была сама допрошена судом сразу же после свидетельницы. «Раз там так записано, значит так и было. Мы всегда записываем показания точно со слов. Подпись моя. Если там написано 30 мая, значит, 30 мая и допрашивала. Позднее это дело было передано другому дознавателю и я следственных действий по нему не проводила».

Следующий свидетель обвинения нанес по обвинению очередной удар. Администратор «Чебурека» по имени Айбек во время предварительного расследования утверждал, что прибыл в руководимое им заведение уже после 9 утра, когда Бойко был благополучно задержан, а ружье изъято и обезврежено. Но если в протоколе полицейского допроса указано, что подробности он узнал из рассказа повара и Шахназы Кадировой, то в суде он уверенно вспомнил другое. «О том, что случилось, мне рассказала официантка Азиза Мурадова. Шахназа не видела ничего, ей тоже Азиза все рассказала. Я так и на допросе говорил, я не знаю, почему записали, что там Шахназа была. Может, я объяснить не смог правильно, может, дознаватель перепутал».

Когда был задан вопрос о размере причиненного кафе материального вреда, этот вред отпал совсем. В материалах дела имеется заявление, в соответствии с которым заделка отверстия в потолке, оставленного выстрелом Бойко, обошлась «Чебуреку» в 1 тысячу рублей. Айдек широким жестом от каких-либо материальных претензий отказался, «Да там пошли в магазин, алебастр купили, замазали. Там и тысячи не было. Материальных претензий нет». Вадима Бойко вспомнил. «Когда я в кафе пришел, этот уважаемый человек за столом в наручниках сидел. Но я не видел -  он стрелял, не он. Мне повар сказал. Но повар тоже не видел».


А тот, кто видел, - официантка Азиза Мурадова, по словам свидетелей, находится на родине за пределами Российской Федерации и для допроса не доступна.

 

Амнистии не достоин

Исчерпав свидетелей, суд рассмотрел ходатайства, поданные защитой. Первое было достаточно радикальным: как заявила защитник Анна Мюррей, Бойко, как ветеран боевых действий, подпадает под амнистию, объявленную в связи с 20-летием российской Конституции. Что касается приговора за «хорьков», то 27 декабря срок условного наказания истек, и Бойко, по мнению защиты, не судим. Прокурор возражал. Судья Анжелика Морозова, которая к ходатайству отнеслась с не слишком скрываемой иронией, похожей на сарказм, через 10 минут огласила решение: отказать. И процитировала часть четвертую 74 статьи УК: «В случае совершения условно осужденным в течение испытательного срока преступления по неосторожности либо умышленного преступления небольшой или средней тяжести вопрос об отмене или о сохранении условного осуждения решается судом».

После чего ещё через 10 минут отклонила второе ходатайство - об изменении меры пресечения на любую, не связанную с нахождением в СИЗО. Как сказал сам Вадим Бойко: «Ваша честь, говорят, я могу оказать влияние на свидетелей и потерпевших. Но мои собственные показания с самого начала полностью совпадают с их показаниями. Ну зачем мне на них влиять? И честное слово, я никуда не убегу».

Суд решил оставить меру пресечения без изменений, отвергнув аргументы адвокатов. Так, уход за тяжело больной матерью Вадима Бойко может осуществлять его сестра, которая находится на свободе. Ходатайство первого заместителя атамана городского казачьего общества «Конвой» Куца было принято с явным скепсисом.

Зачитывая решение, судья огласила список регалий бывшего милиционера. Сведения о службе в ОМОНе и полку патрульно-постовой службы, командировки на Северный Кавказ, участие в боевых действиях, медаль МВД за 10 лет безупречной службы и почетные знаки за участие. В этом перечне оказалась подробность, ранее неизвестная.

 

Ну очень неизвестный герой

Согласно документам, предоставленным защитой, Бойко был награжден за заслуги орденом Красной Звезды, двумя медалями «За отвагу» и медалью «За боевые заслуги». Бант, достойный героя.

На вопрос корреспондента защитник Анна Мюррей пояснила, что такие сведения она получила из кадрового аппарата подразделения, где служил её подзащитный. Эти награды, по словам защитника, Вадим Бойко получил ещё до поступления на службу в милицию. О местах подвигов было отвечено туманно, с намеками на Таджикистан и другие горячие точки.

Учитывая дату рождения Вадима Бойко и тот факт, что последнее награждение орденом Красной Звезды состоялось в 1991 году, свой подвиг Вадим Бойко совершил в возрасте не старше 16 лет.

 

Денис Коротков, «Фонтанка.ру»

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор

MarketGid

Загрузка...