06.11.2013 18:48
0

КС vs ЕСПЧ: у кого больше?

Функции Европейского суда по правам человека могут быть радикально урезаны в России. Его решения не должны «применяться механически», их нужно согласовывать «с мнением Конституционного суда», заявил 6 ноября на рассмотрении соответствующего дела в КС представитель президента Михаил Кротов. Если орган конституционного контроля прислушается к мнению чиновника, то позицию ЕСПЧ будут учитывать только в частных делах о нарушении прав россиян.

Функции Европейского суда по правам человека могут быть радикально урезаны в России. Его решения не должны «применяться механически», их нужно согласовывать «с мнением Конституционного суда», заявил 6 ноября на рассмотрении соответствующего дела в КС представитель президента Михаил Кротов. Если орган конституционного контроля прислушается к мнению чиновника, то позицию ЕСПЧ будут учитывать только в частных делах о нарушении прав россиян. То есть, когда Страсбург потребует правки отечественных законов, его проигнорируют.

Когда военнослужащий Константин Маркин в 2008 году подавал жалобу в Конституционный суд, он вряд ли предполагал, каким долгоиграющим будет его дело. В 2009-м КС пришел к выводу, что 33-летний радиосвязист из Гатчины не имеет права на отпуск по уходу за новорожденным ребенком, несмотря на то, что недавно развелся с женой. Годом позже Европейский суд по правам человека огласил абсолютно противоположное постановление: Россия нарушила Европейскую конвенцию о защите прав человека и основных свобод, дискриминировав капитана по половому признаку.

Маркину предоставили и денежную компенсацию в 200 тысяч рублей, и сам отпуск, но он решил идти до конца. В системе военных судов мужчина попытался оспорить вынесенные ему из-за неоднозначной ситуации дисциплинарные взыскания. Систему это привело в состояние, которое нынче принято называть «когнитивным диссонансом».

Перед Ленинградский окружным военным судом  лежали два противоположных решения. Одно было вынесено Конституционным судом, другое – ЕСПЧ. Согласно Гражданскому процессуальному кодексу, оба являются основаниями для пересмотра дела. Так чьим же мнением должна руководствоваться кассационная инстанция, и в какую сторону пересматривать? Этот вопрос в форме официального обращения в феврале 2013 года полетел в КС.

Солидарность

Процесс, где в титанической схватке сошлись национальное и международное правосудие, стартовал 6 ноября в Конституционном суде тихо. Представителей Страсбурга не было – «Фонтанке» не удалось выяснить, были ли они, в принципе, приглашены или нет. Одним ручейком в величественный зал КС стекались журналисты. Около другой двери теснился десяток судей Ленинградского окружного военного суда. Возрастом за сорок, в одинаковых серых костюмах, аккуратно подстриженные, служители Фемиды даже фотографировались на память.

– Почему вы солидарно решили поддержать слушание в КС? – удивилась «Фонтанка».

– Дисциплина, – улыбнулся один из участников процессии и развел руками.

Солидарность и вообще пропитывала всю атмосферу в бывшем здании Сената, что здесь случается редко. Судьи ЛОВС были солидарны между собой. С ними были солидарны представители законодательных органов, которые, как правило, наоборот, отстаивают противоположную заявителям точку зрения. Даже дужка очков на носу главы КС Валерия Зорькина, казалось, блестела от солидарности.

«Ленинградский окружной военный суд надеется, что КС проведет оценку обстоятельств дела гораздо глубже, чем мы могли отразить в запросе, и реализует свои полномочия стратегически широко, – обратился к присутствующим председатель ЛОВС Дмитрий Кувшинников. – А именно стимулирует меры общего характера для совершенствования правоотношений, чтобы устранить имеющиеся коллизии и избежать их повторения».

Речь Кувшинникова – по-военному краткая: три минуты. Но вот недосказанные им тезисы уже подхватил более многословный представитель Госдумы в КС Дмитрий Вяткин. «Выводы, сделанные Конституционным судом, являются приоритетными. Наличие двух, на первый взгляд противоречащих, решений не может рассматриваться как неопределенность, так как статьи Конституции имеют высшую силу», – заявил он. В его глазах сияла солидарность.

Поза стоящего за трибуной полпреда президента в КС Михаила Кротова также выражала солидарность и решительность.

– При применении решений Европейского суда нужно учитывать степень оправданности применения этим судом Европейской конвенции, их нельзя исполнять механически, – пояснил свою позицию чиновник. – Решения ЕСПЧ, указывающие на отдельные нарушения, допущенные в отношении конкретных лиц, подлежат безоговорочному исполнению. Но те решения, которые указывают на ущербность национального законодательства, не могут быть исполнены безоговорочно.

Мнение Страсбурга о национальных законах должно быть соотнесено «с нормами Конституции Российской Федерации». А уж если возникла коллизия между КС и ЕСПЧ, «необходим глубокий анализ целесообразности заимствования зарубежных правовых институтов», считает Кротов.

– Решения Конституционного суда наиболее адекватно соответствуют потребностям личности, общества, государства. Позиции Европейского суда могут применяться, согласно мнению КС, только в рамках национальной правовой системы, – заключил он.

Далее солидарно выступили: представитель Совета Федерации Александр Саломаткин, советник генпрокурора Татьяна Васильева, заместитель министра юстиции России Елена Борисенко. По их мнению, в Гражданский процессуальный кодекс срочно нужно внести поправки, которые «уточнят механизм регулирования отношений» между КС и Страсбургом и покажут европейцам, как надо любить российскую Конституцию.

– Есть неопределенность. И пока она существует, она не только порождает невозможность получить окончательное решение по делу Маркина. Она порождает еще и соблазн преодолеть какое-либо иное решение Конституционного суда обращением в ЕСПЧ и наоборот, – солидарно с остальными воззвал к пленуму КС судья Верховного суда Кирилл Жудро. – Мне кажется, что в решении проблемы нужно исходить из иерархии правовых норм. Конституция, принятая всенародным голосованием, выразила волю и суверенитет государства, она является камертоном, по которому настраивается вся правовая система Российской Федерации.

Последствия

К чему приведут поправки в Гражданский процессуальный кодекс, если КС прислушается к мнению участников дела, догадаться несложно. Именно Страсбург призвал Россию к реформе пенитенциарной системы, по его инициативе в нашей стране начали выплачивать компенсации за судебную волокиту, не скрывают сами законодатели. Более того, в 2011 году Российская партия регионов Владимира Рыжкова одержала в Страсбурге победу против России – она доказала, что фильтр, запрещающий регистрировать в нашей стране партии численностью меньше 45 тысяч членов, нарушает права человека. В результате были внесены поправки в закон о партиях, с 2011 года регистрационный порог снизили до 500 участников.

Недавно в Европейский суд подали жалобу одиннадцать российских общественных организаций, недовольных новым законом об НКО, обязывающим их называть себя «иностранными агентами».

– Решения Европейского суда всегда очень болезненны для наших властей. Они демонстрируют, какие нарушаются законы, а иногда – и то, что сами законы противоречат нашим международным обязательствам и Конституции, – отмечает заместитель исполнительного директора ассоциации «ГОЛОС», участвовавшей в составлении заявления в ЕСПЧ, Григорий Мельконьянц. – Решения Страсбурга всегда проблематичны для чиновников. Власть еще способна выплачивать денежные компенсации, но вот восстанавливать нарушенные права, изменять к лучшему законодательства – ей сложно.   

В случае если КС согласится с законодателями, это отрицательно отразится на положении России, приведет к пересмотру ее международных договоров и обязательств, считает Мельконьянц. Тем не менее от жалобы в ЕСПЧ общественная организация отказываться не собирается. Для нее важно добиться позиции Страсбурга, тем более что и сейчас «если власти не хотят исполнять решение ЕСПЧ, они и так его не соблюдают».

Интересант

Сам Константин Маркин сегодня провел день с семьей и собирается уезжать в командировку. Обиженным судебной системой его назвать сложно: и отпуск, и денежная компенсация действительно получены. А если Маркин добьется еще и отмены командирских дисциплинарных взысканий, то, по информации, озвученной сегодня в КС, он сможет претендовать от государства на дополнительные выплаты.

Маркин, впрочем, утверждает, что для него важны не материальные ценности. Он хочет «добиться пересмотра решений в соответствии с позицией Европейского суда».

– Мне это любопытно с профессиональной точки зрения. Мои жалобы в КС и Страсбург ведь отчасти были практикой в ходе учебы на юридическом факультете. Возможно, когда-нибудь по этому поводу даже диссертацию напишу, – отметил в разговоре с «Фонтанкой» он.

С тех пор, как была подана первая жалоба в КС, человек, поссоривший российскую и европейскую судебные системы, уволился из армии, переехал в Великий Новгород, стал адвокатом и уже подал несколько обращений в КС и ЕСПЧ в интересах своих подзащитных.

–  С супругой вновь поженились. Кто вам сказал, что развод был фиктивным? У меня действительно были проблемы в семье... И родили четвертого ребенка, – резюмирует бывший военный.

Виноватым в войне, состоявшейся между двумя высокими судами, он себя не считает.

– Я, конечно, стал основой для противоречий между Конституционным судом и ЕСПЧ. Но здесь все равно была замешана большая политика. Дело, рассмотренное сегодня, очень политизировано. Оно покажет, готова ли Российская Федерация следовать международным договорам, или она готова только заключать их и не исполнять.

Напомним, выяснение отношений между Конституционным и Европейским судами с переменным успехом ведется уже около трех лет. В частности, после знаменитого решения Страсбурга по делу Маркина глава КС Валерий Зорькин выступил в «Российской газете» со статьей «Предел уступчивости». Он предположил, что ЕСПЧ вышел за пределы своей компетенции и, возможно, вторгся в «сферу национального суверенитета». Буквально через месяц председатель Страсбургского суда Жан-Поль Коста фактически извинился перед Россией, заявив на тринадцатом Международном форуме по конституционному правосудию, что у ЕСПЧ нет полномочий пересматривать решения Конституционного суда.

В 2012 году конфликт обострился. Большая палата Европейского суда вынесла постановление, которое подтвердило высказанные в 2010 году выводы о дискриминации Маркина, хотя и несколько смягчила формулировки. Вскоре Валерий Зорькин заявил, что считает целесообразным дать российскому КС полномочия проверять решения Страсбургского суда. Он также поддержал идею перенаправить часть обращений в ЕСПЧ обратно на родину недовольного и предложил ввести для россиян ограничения: обращаться в Страсбург только после прохождения всех инстанций в стране.

Свое недовольство Европейским судом высказывал и Верховный суд: в начале 2013 года его пленум постановил, что решения ЕСПЧ не должны являться причиной для автоматического пересмотра дел в России.

Софья Вертипорох,
«Фонтанка.ру»


© Фонтанка.Ру

ПОДЕЛИТЬСЯ

ПРИСОЕДИНИТЬСЯ

Рассылка "Фонтанки": главное за день в вашей почте. По будним дням получайте дайджест самых интересных материалов и читайте в удобное время.

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

Комментарии (0)

Пока нет ни одного комментария.Добавьте комментарий первым!добавить комментарий

Наши партнёры

СМИ2

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор