18+
Проекты
Фото JPG / GIF, до 15 мегабайт.
Я принимаю все условия Пользовательского соглашения
Введите цифры с изображения:
08:26 20.11.2018

Ущерб на 70 млн рублей: следователи пришли за владельцем самой дорогой шавермы Петербурга

Сгоревший павильон-шаверма с маленьким участком у Ладожского вокзала превратился для его собственника в уголовное дело и обыски.

Ущерб на 70 млн рублей: следователи пришли за владельцем самой дорогой шавермы Петербурга

Александр Щербак/Коммерсантъ

16 августа полицейские посетили офис и квартиру бизнесмена Мурада Мурадяна. «Фонтанка» писала про его конфликт c соучредителем по шаверме, кровавую развязку в духе Тарантино, когда киллеры убили не того, и рассказывала о его борьбе с холдингом «Адамант». Новое дело — связующая нить между двумя историями, которая объясняет, откуда могли появиться заказное убийство и взяться деньги на амбициозную стройку, помешавшую планам миллиардера Игоря Лейтиса.

Кафе-шаверма у Ладожского вокзала появилось давным-давно. И если Армения с Азербайджаном где-то и воюют, то для Петербурга это была стандартная история совместного бизнеса представителей двух народов. Но когда рядом с заведением «Адамант» запустил стройку огромного бизнес-центра, началась «золотая лихорадка». Холдинг, очевидно, не хотел, чтобы перед его объектом торчала какая-то шаверма, и якобы предложил выкупить участок по хорошей цене. Говорят, что торг доходил даже до безумных 10 млн долларов. Али Шахрзаев якобы предлагал соглашаться, но Мурадян, как рассказали «Фонтанке», был уверен, что это согласие стоит в два раза дороже. Два владельца заведения ссорились между собой, и один из них не придумал ничего лучше, как заказать другого. В мае 2012 года во дворике ресторана «Камелот» из ТТ был расстрелян Саркис Петикян, киллеры обознались – убили другого бизнесмена, который тоже любил носить белый костюм. В итоге  подстрекатель отправился за решетку, а Мурадян вскоре стал 100% собственником кафе.

Как стало известно «Фонтанке», земельное пятно, на котором находилась шаверма, оказалось на юрлице «Газремстрой», которым единолично владеет родственница Мурадяна – Николаева. В конце 2013 года она заключила первый договор страхования шавермы с «Росгосстрахом» – на 7,5 млн рублей на год. В сентябре 2015 года был заключен договор страхования  уже в 10 раз больше -  почти 90 млн рублей. Страховку делал филиал «Росгосстраха» по Красногвардейскому району Петербурга — где находится бизнес Мурадяна. У директора филиала были полномочия самостоятельно заключать договоры страхования до 90 млн рублей, без согласования с центральным офисом в Петербурге. В отчете об оценке имущества «Газремстроя» было написано, что шаверма стоит 20 млн рублей, а земля под ней – еще 70 млн. Но в общую страховую сумму для компании (земля отдельно не страхуется), как потом удивлялись юристы «Росгосстраха», почему-то включили 90 млн, хотя страховалась именно шаверма.

В декабре 2015 года шаверма вдруг сгорела. Несмотря на то, что якобы было несколько источников возгорания, вывод в отчете был простой —  здание сгорело само. И следом «Газремстрой» обратился с письмом в «Росгосстрах» с требованием выплатить положенные 90 млн рублей. «Земля-то не сгорела», — резонно возразили в страховой. Тогда «Газремстрой» пошел в арбитраж. Назначенная экспертиза не смогла установить стоимость сгоревшей забегаловки, и суд постановил руководствоваться указанной в договоре цифрой, в 90 млн рублей. Компания получила исполнительный лист и списала деньги со счета.

На участке «Газремстроя», прямо под носом у «Адаманта», в это время началась стройка бизнес-центра.

Юрист «Росгосстраха» потребовала назначения повторной экспертизы, написала апелляционную жалобу. Вскоре ей якобы поступил звонок с неизвестного номера: «Ты девушка активная, если ты дальше будешь активничать по «Газремстрою», то кислота серная на твое прекрасное личико найдется», – произнес голос. Юрист сразу же обратилась в полицию, но все закончилось отказом в возбуждении дела, после чего она окончательно потеряла интерес к судьбе процесса, а компания наняла сторонних юристов.

Когда дело начало слушаться во второй инстанции, уже новый адвокат «Росгосстраха», который занимался этим делом, утром, выезжая из деревни во Всеволожском районе, был остановлен мотоциклистом. Тот, не открывая шлема, также предложил ему вести процесс в пользу «Газремстроя» или пенять на себя. Его отследили по камерам — пассажир, который подходил к машине адвоката, оказался тренером в детской секции рукопашного боя в том же Красногвардейском районе.

Для адвокатов и членов их семей пришлось нанимать охрану, а «Росгосстрахом» было подано заявление о мошеннических действиях «Газремстроя». В июне по нему было возбуждено уголовное дело по статье 165 УК РФ – «Причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием». Оперативники в первые месяцы лета опросили адвокатов и сотрудников страховой и 16 августа «реализовались» – выехав на квартиру и в офис к Мурадяну и Николаевой. Как рассказали «Фонтанке», задействовали и директора районного филиала «Росгосстраха», сейчас уже бывшего — она ушла из компании по собственному желанию, когда всем там стало понятно, как могла получиться страховка на 90 млн рублей. Ей придется объяснить происхождение щедрой страховки. Угрозы адвокатам также пошли в уголовное дело, но пока не получили квалификации.

Участок «Газремстроя» сейчас арестован в качестве обеспечения по идущему суду с «Росгосстрахом». Учитывая уголовное дело, нельзя исключать, что он может перейти к страховой в качестве компенсации 70 млн рублей ущерба (кафе-шаверма за 20 млн ведь и правда сгорела), которые компания намерена себе вернуть. Если так произойдет, то он может быть продан с торгов. Не исключено, что тому же «Адаманту». Круг замкнется.

Дозвониться до Мурадяна «Фонтанке» не удалось.

Илья Казаков, «Фонтанка.ру»

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор