Сейчас

+8˚C

Сейчас в Санкт-Петербурге

+8˚C

Пасмурно, небольшие дожди

Ощущается как 7

2 м/с, с-в

756мм

90%

Подробнее

Пробки

3/10

Чудак из Петербурга превратил хлам в музей, в который ездит вся страна

34619

Еще вчера за спиной петербуржца Геннадия Бычкова называли чудаком, который тащит в дом всякий хлам. Год назад он основал в форту Константин музей «Пушкарь», в котором сейчас не протолкнуться от посетителей.

Фото: Сергей Николаев / «Фонтанка.ру»
ПоделитьсяПоделиться

— В этом зале жили люди в 1925 году. Стояла печка, такая же, как сейчас. Очень трудно было здесь жить. До революции здесь находились боеприпасы, да и вообще все припасы. А это — фотоаппарат 1886 года выпуска, он полностью на ходу, передали мне его из Твери 15 лет назад. А вот якоря — их выловили здесь, в Финском заливе, мои друзья. Они шли и за три километра руками махали: «Гена, мы тебе везем артефакты!» — Геннадий Бычков машет рукой то направо, то налево и рассказывает так быстро, что за ним не успевает поворачиваться голова.

Всё началось с «Зингера»

Фото: Сергей Николаев / «Фонтанка.ру»
ПоделитьсяПоделиться

Геннадию 63 года, и уже 40 лет он живет в Петербурге, куда после службы в армии его заманил брат.

— Я только отслужил в Забайкальском военном округе, как брат прислал письмо: «Учусь в Техноложке. Хочешь — приезжай». И я, прямо в форме, не переодеваясь, прилетел сюда, — рассказывает Геннадий.

В Петербурге поступил в мореходку, отучился и много лет ходил в море. Как началась перестройка и всё развалилось, переключился на лов рыбы в Финском заливе.

— Как-то сдавал рыбу, и на Калининской базе мне притащили швейную машинку «Зингер» (сейчас она стоит в музее). Я ее поставил в своем вагончике. Через пару лет офис перебрался на территорию «Ленфильма». Там всё и началось: люди видят, что машинка стоит, и тоже что-нибудь несут. Мне было интересно — никому не отказывал, — говорит рыбак.

«Дары» Геннадий развешивал по стенам офиса, раскладывал по трем имеющимся комнатам. Системы никакой тогда не было — утыркивал как попало, чтобы под ногами не валялось. Что-то из «коллекции» стало просачиваться домой.

«Пошел по дороге — нашел царский пятак»

Фото: Сергей Николаев / «Фонтанка.ру»
ПоделитьсяПоделиться

Примерно в это же время Геннадий увлекся военно-историческими реконструкциями — это когда взрослые мужчины «играют в войнушку» с полным перевоплощением. К этому, считает он, его привела память предков — по семейной истории, передающейся из поколения в поколение, это были казаки из Запорожской Сечи, которых после восстания Пугачева сослали на Алтай, в переселенческую деревушку Бобиха на 30 домов под Барнаулом.

Первые артефакты попали в руки Геннадия в детстве, в середине 70-х. Шел по пыльной дороге Бобихи — нашел несколько патронов и царский пятак. Только потом понял, что они дожидались его с Гражданской войны.

Общение на реконструкциях принесло Геннадию много знаний, опыта и… новых артефактов.

— Там же все историки. У них много чего можно найти. Практически все занимаются реставрацией, в основном мебели, у них мастерские. Нашли в старинном шкафу монету — мне несут, — рассказывает он.

Как тараканы всё спасли

Фото: Сергей Николаев / «Фонтанка.ру»
ПоделитьсяПоделиться

За 18 лет «сокровищ» набрались несметные кучи. Задумываться об отдельном помещении под них Геннадия заставила домашняя диверсия. Жертвой ее стала другая страсть рыбака — поделки из пойманных диковинных рыб.

— В Южной Атлантике мы поймали рыбу-меч, она очень вкусная и здоровая, метра 3–4. Капитан кричит: «Меч — мне!», а я: «Нет, мне!» Домой привез, жене показал и чучело из нее сделал, — рассказывает рыбак.

В Антарктиде в трал рыболовецкого судна, где он работал, попались два пингвина, их задавило рыбой, так что достали уже мертвыми.

— Пока мы домой 45 суток шли, они у меня в морозилке лежали. В Питер приехал — и сразу в зоологический музей. Смотрю — старичок ко мне идет. Поздоровались, я обрисовал проблему. Он такой: «Да, я сделаю [чучело]». И только потом я узнал, что это был величайший таксидермист мира Заславский. Одного пингвина я подарил в Москву, — рассказывает Геннадий.

В конце концов сушеные рыбины заполонили всю комнату в коммуналке на Мытнинской — 11 метров на семью Бычковых из 4 человек.

— И завелись в этих артефактах тараканы! Жена всё и выкинула, — теперь уже со смехом рассказывает Геннадий, а тогда расстроился не на шутку.

Долго обижаться на супругу Геннадий не смог — через час уже помирились. Но с того случая он стал осмотрительнее и дома больше ничего не хранил — всё тащил в офис да на дачу мелочовку. Дома хранил разве что монеты и нагрудные знаки, коробка с ними стоит в шкафу и никому не мешает.

Уцелели из рыбьих коллекций только пингвин и нос рыбы-меч, из него Геннадий сделал меч с рукояткой (сейчас тоже лежит в музее).

«Да у тебя тут на целый музей!»

Фото: Сергей Николаев / «Фонтанка.ру»
ПоделитьсяПоделиться

Как-то раз Геннадий переместился ловить рыбу в форт Константин. И артефакты на него так и повалились — то один якорь в человеческий рост, то другой.

— Так я стал интересоваться историей фортов. Однажды подошел познакомиться с местным начальством, рассказал, что есть у меня артефакты. Они вроде бы поначалу заинтересовались, да забыли. Я снова напомнил о себе. Давай, говорят, неси — мы знаем, куда продать. Я говорю, сам знаю, куда продать, но мне этого не надо, и опять всё заглохло. И вдруг как-то раз мне позвонили [с форта], мол, покажи. А как посмотрели — ахнули: да у тебя, говорят, тут на целый музей! — рассказывает Геннадий.

Под музей в форту выделили три комнаты на батарее Брылкин. Вид у них был жалкий: с потолка конденсат течет, по полу лужи хлябают. Сыро, холодно. Руки у Геннадия опустились — понял, что один ничего не сделает, и решил в форту не показываться.

Через месяц снова позвонили: «Ну что, ты думаешь музей-то делать?» Пообещали помочь с ремонтом, заделали сверху щели все, где можно, выделили краску. И 25 мая 2021 года музей, наконец, открылся. Назвали его «Пушкарь» — в честь 49 пушек, которые были установлены на батарее в начале XVIII века.

— Удивительно, но посетителей много, со всей России едут. Много пишут отзывов, плохих я еще не встречал. В основном, конечно, про меня: «Веселый дядька», — смеется Геннадий.

Компания для работы в музее у Геннадия собралась из таких же увлеченных людей, как и он сам. Экскурсовод Александр Федоров по образованию историк, тоже горит реконструкциями. Вся концепция музея — история форта Константин, быт его солдат и офицеров в конце XIX — начале XX веков — его разработка.

Супруга Геннадия музеем тоже прониклась. Тут, считает он, сыграла на руку история с погибшей рыбной коллекцией.

— Теперь мне помогает, наводит порядок. Планирует сюда перейти. Особенно с детьми хорошо идет, разрешает им всё трогать — они пищат, когда она экскурсии проводит, — рассказывает Геннадий.

«И денег не надо, разве что на артефакты»

Фото: Сергей Николаев / «Фонтанка.ру»
ПоделитьсяПоделиться

Сейчас в коллекции музея более 300 вещей, в руки к Геннадию они стекаются отовсюду. Пластмассовые манекены, которые стоят в «казарме», превратил в офицеров известный художник из монастыря в Стрельне Сергей Султановский. Дульнозарядную винтовку, примерно 1853 года выпуска, подарил основатель музея в Красной Горке. Чугунное пудовое ядро, самое крупное в коллекции Геннадия, выловили в Стрельне друзья-рыбаки. Фонарь железнодорожника 1900 года друг привез из Финляндии — купил специально для Геннадия за 100 евро.

— Однажды приехал мужчина, рассказал, что ходит с металлоискателем вокруг своей дачи в Новой Буре недалеко от Копорья. «Я много чего нашел, хотите, вам отдам?» А у него там столько всего! Монеты шведские, пули, горн довольно старый, штык-нож, пуговицы, — перечисляет Геннадий. Отказываться от сокровищ он не стал.

Больше всего артефактов Геннадий нашел прямо возле форта Константин:

— Тут 250 лет служили, много всего — ходи по берегу и собирай. Не всегда, конечно, но иногда попадается. Новичку узнать трудно, обычно находка покрыта коррозией, грязью, а я уже знаю, что брать. Вот, например, пушка у меня стоит — поджигают ей фитиль палкой. А она оказалась кованой, и ей в обед триста лет.

На батарее можно найти тоже много интересного, например кирпичи с клеймами. Однажды Геннадий нашел кирпич с изображением якоря, такие, возможно, делали специально для фортов.

В планах — привести в порядок остальные помещения форта, где сейчас царит сырость, освоить второй этаж. Добраться и до остальных фортов — сделать в них подсветку, восстановить надписи и вооружение:

— Музей дает мне удовлетворение жизнью. Мне очень нравится, ничем другим заниматься не хочу. Я, можно сказать, всю жизнь к этой цели шел. И денег не надо, разве что на новые артефакты.

Наталья Вязовкина, «Фонтанка.ру»

Фото: Сергей Николаев / «Фонтанка.ру»
Фото: Сергей Николаев / «Фонтанка.ру»
Фото: Сергей Николаев / «Фонтанка.ру»
Фото: Сергей Николаев / «Фонтанка.ру»
Фото: Сергей Николаев / «Фонтанка.ру»
Фото: Сергей Николаев / «Фонтанка.ру»

© Фонтанка.Ру
ЛАЙК52
СМЕХ3
УДИВЛЕНИЕ2
ГНЕВ1
ПЕЧАЛЬ2

ПРИСОЕДИНИТЬСЯ

Самые яркие фото и видео дня — в наших группах в социальных сетях

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

сообщить новость

Отправьте свою новость в редакцию, расскажите о проблеме или подкиньте тему для публикации. Сюда же загружайте ваше видео и фото.

close