18+
Проекты
Фото JPG / GIF, до 15 мегабайт.
Я принимаю все условия Пользовательского соглашения
Введите цифры с изображения:
23:39 25.09.2018

18 миллионов для спасения Кирилла

Семилетний Кирилл не может общаться со сверстниками, ходить в театр и кино. Это и многое другое под запретом. У мальчика первичный иммунодефицит, хроническая гранулематозная болезнь. Организм не борется с бактериями и грибками, простая прогулка несёт смертельную опасность. Единственный шанс спасти Кирилла – трансплантация костного мозга. Эту операцию могут провести в ведущей швейцарской клинике. Только её стоимость запредельная.

18 миллионов для спасения Кирилла

Благотворительный фонд «Алёша» просит помощи в сборе средств на трансплантацию костного мозга.

Макин Кирилл, 7 лет.

Первичный иммунодефицит: хроническая гранулематозная болезнь

Стоимость трансплантации 18 117 000 рублей.

Жизнь маленького Кирилла – сплошное испытание и бесконечная борьба за жизнь. Когда Кирилла выписали из роддома, его кожу покрывали странные прыщики. Несколько недель ушло на борьбу с сыпью. В три месяца появились панариции на пальчиках. Хирург порекомендовал аккуратнее подстригать ногти. В четыре месяца у малыша поднялась температура, началась рвота, а затем его забрали в инфекционную больницу с бронхитом. Спустя месяц лечения температура всё ещё держалась, анализы не улучшались – антибиотики не помогали. Врачи не понимали, что происходит. В брюшной полости и печени, ко всеобщему удивлению, обнаружили непонятное образование. Дальше хирургия, наркоз, правда, всё обошлось без операции. Но никто не мог ответить, какой недуг у малыша.

В родных стенах Кирюша провел около тридцати дней. Скоро опять поднялась температура. В детской городской больнице диагностировали правостороннюю пневмонию. Через сутки мальчик был в реанимации.

«Кровили все поставленные уколы, был нарушен стул. Подозревали ДВС-синдром, гематолог это подозрение снял. Еще через сутки мы ехали на реанимобиле в реанимацию детской клинической больницы, там нас спасли», – вспоминают родители Кирилла.

Свой первый Новый год Кирилл с семьёй провёл в больнице. Пневмония не поддавалась лечению, КТ уже делали без наркоза – мальчик перенес шесть КТ за полгода жизни. Дальше был перевод в тубдиспансер, лихорадка и снова реанимация. Кирилл перестал узнавать родителей и реагировать на игрушки. И снова переезд в реанимобиле в новую больницу и новые диагнозы. На этот раз абсцесс правого лёгкого, пневмоторекс, сепсис. Наркозы уже никто не считал. Не обошлось без операции – пришлось дренировать легкое. Семью ждал новый «сюрприз» – подчелюстной гнойный лимфаденит. Очередная операция.

Только в 2012 году прозвучал окончательный диагноз – первичный иммунодефицит: хроническая гранулематозная болезнь. «Тогда, в 2012 году у меня состоялся разговор с заведующей отделения. Речи о ТКМ даже не было. Хотя я, наверное, согласилась бы сразу. Нам не предлагали его проводить. Сказали, что нет достаточного опыта проведения ТКМ больным именно с нашей разновидностью иммунодефицита. Поэтому велика опасность РТПХ (реакции трансплантата против хозяина), что ведет к фатальному исходу для ребенка», – вспоминает мама Кирилла.

Жизнь семьи с тех пор сильно изменилась. Вопрос о детском садике был закрыт раз и навсегда. Ежедневная санитарная обработка помещения и полная изоляция не уберегли Кирюшу от пневмонии, прооперированного легкого и изнурительного лечения. Следующий год прошел относительно спокойно, обошлось без реанимаций. Помогли недетские дозы противовирусных и противогрибковых препаратов.

Вопрос о ТКМ возник на следующей плановой госпитализации в 2014 году. Он уже готовился к процедуре, но в самый последний момент родителей убедили отложить проведение ТКМ – ребёнок, перенесший такое количество наркозов и оперативных вмешательств, мог не пережить трансплантацию. Родители были в полном смятении. Целую ночь они взвешивали все риски и решили узнать о болезни и возможных вариантах лечениях как можно подробнее.

В 2016 году у Кирилла нашли еще один диагноз – дисфункция поджелудочной железы. К многочисленным препаратам добавилась специальная диета.

«Сейчас мы раз в три месяца кроме иммунолога наблюдаемся у гастроэнтеролога в своём городе, принимаем дополнительные препараты по необходимости. Пытаемся набрать вес, но больше 16,5 кг не получается», – говорит мама. Мальчику нельзя свежие овощи и фрукты, мясные бульоны, нельзя выходить на улицу без маски, нельзя обнять папу, который только что пришел с работы – сначала полная санитарная обработка. Вся жизнь Кирилла состоит из множеств «нельзя». Болезнь лишает Кирилла детства, а в будущем может лишить и жизни.

Но выход есть. В Детском госпитале Kinderspital уже более 25 лет успешно справляются с ХГБ (95% успеха). Для каждого пациента врачи разрабатывают индивидуальные дозировки химиотерапии, уменьшая токсическую нагрузку на организм ребёнка. Это позволяет быстрее восстановиться и сохранить репродуктивную функцию в будущем. Доктор Матиас Хаури Холи готов спасти Кирилла, но спасение стоит 441 000 швейцарских франков. Часть суммы удалось уже собрать, но все еще требуется 270 000 CHF, или 18 117 000 рублей.

Помочь Кириллу можно на сайте Благотворительного фонда «Алёша» – http://www.aleshafond.ru/children/makin-kirill?utm_source=fontanka&utm_medium=article&utm_campaign=makin.

Также вы можете перечислить пожертвование на расчётный счёт фонда:

Расчётный счёт в Cбербанке

Банк: Северо-Западный Банк

ОАО "СБЕРБАНК РОССИИ " г. Санкт-Петербург

БИК 044030653

Счёт банка 30101810500000000653

Получатель: Благотворительный фонд помощи нуждающимся "Алёша"

Расчетный счёт (лицевой счет): 40703810055240000272

ИНН: 7805303459

Назначение платежа: "Благотворительное пожертвование для Макина Кирилла"

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор

MarketGid

Загрузка...