(812) 416 77 77 телефон прямого эфира

20.11.2015 13:16
Игорь Албин: Петербург меня просто принял

Игорь Албин: Петербург меня просто принял

Если Петербург не построит Яхтенного моста, то его лишат Кубка конфедераций. Двух экскаваторов достаточно, чтобы обесточить весь Петербург. Конфликтов между членами правительства Петербурга нет. В эфире [Фонтанки.Офис] побывал самый медийный вице-губернатор Игорь Албин.

Редакция решила, что беседовать с самым загруженным чиновником городского правительства лучше двум журналистам – директору Агентства журналистских расследований Андрею Константинову и корреспонденту "Фонтанки" Андрею Захарову. Впрочем, гость сразу же попросил не называть себя "чиновником".

Игорь Албин.: Не люблю называть этим словом, оно несет негативные коннотации. Чаще себя называю представителем служивого сословия.

Андрей Константинов: Как известно, служба бывает интересной, а бывает тяжелой. Совсем свежа еще память о катастрофе нашего самолета в небе над Синайской пустыней. Вы несли тяжелую службу – вошли в оперативный штаб, сформированный правительством города. Сколько вы тогда провели в Пулково?

И.А.: С 31 октября по 4 ноября включительно. Самыми сложными были первые четверо суток, потом мы вышли на ритмичный режим работы.

А.К.: А что за эти дни вам больше всего врезалось в память? Я понимаю, что это не самые приятные воспоминания, но такая у нас, журналистов, работа – заставлять говорить в том числе и не о самых приятных вещах.

И.А.: Раз мы коснулись этой темы… Я думаю, что мы будем долго и часто вспоминать жертв этой авиакатастрофы. Это большая беда, которая пришла в Россию, и я выражаю соболезнования людям, которые потеряли родных и близких. Это невосполнимая утрата.

А.К.: Мы присоединяемся к ним...

И.А.: Работа штаба была очень оперативно организована – сразу же как только поступила информация, что, возможно, случилась беда, что с мониторов пропал самолет. Федеральные органы власти отреагировали адекватно. Министр транспорта Максим Соколов оперативно нашел губернатора Георгия Полтавченко и меня. Решением председателя правительства Дмитрия Медведева была сформирована правительственная комиссия.
С первых минут мы вошли в режим постоянного общения с семьями погибших. Да, это было эмоционально тяжело. При этом нужно было принимать решения, поддерживать и укреплять людей. В этой истории пока не поставлена точка, потому что продолжаются генетические экспертизы, продолжается следствие. Сейчас стало ясно, что это теракт.

А.К.: А когда вы лично поняли, что это, скорее всего, теракт?

И.А.: Мне неловко комментировать, потому что я был в гуще событий. Давайте придерживаться официальной версии, она уже была озвучена нашим президентом Владимиром Владимировичем Путиным.
Отмечу, что штаб и сегодня продолжает свою работу. 6 ноября мы изменили его формат и занялись вопросами возвращения наших туристов из Египта, где на момент прекращения авиасообщения отдыхало 12 тысяч петербуржцев.

А.К.: А не кажется ли вам поспешным решение перенаправлять наших туристов в Турцию? Турция – это воюющая страна, которая одновременно воюет на иракском, на сирийском направлении, у них закончилось перемирие с курдами.

И.А.: Там проводится антитеррористическая операция, как и в отдельных субъектах РФ. Но сегодня Турция безопаснее, чем Египет. И таких страшных терактов, захватов заложников или самолетов в Турции мы в последние годы не наблюдаем. А места традиционного отдыха наших граждан не совпадают с местами боевых действий.

А.К.: Не до конца соглашусь, ведь именно на курортах много курдов. Когда они пытались мириться, то как раз отправляли курдов на курорты, надеясь, что они адаптируются.

И.А.: Но согласитесь, что в Турции, как в аэропортах, так и на курортах, порядка больше.


Смотреть в новом окне [Фонтанка.Офис]

Полную видеоверсию смотрите на нашем канале в youtube

А.К.: Да, в этом смысле Турция более продвинутая страна. Но давайте поговорим о более мирных вещах. Вы уже год работаете не в Москве, а в Петербурге. Где больше нравится?
 
И.А.: После прибытия в Петербург я пытался понять, почему мне так нравится этот город.  Вывод очень простой. Во-первых, это один из самых  красивых  городов в мире и, пожалуй, самый красивый город в России. Во-вторых, в нем сконцентрирована история Российской империи. Другой столицы у нее не было. В-третьих, это любимый город российского президента, Владимира Владимировича Путина.
Петербург всегда имел особое звучание в моей жизни. Даже со школьной скамьи. Я учился в сельской школе на территории ныне суверенной республики Казахстан, и еще тогда мне запали в память строки известного поэта-акына Джамбула Джабаева. Это великий казахский поэт, который умер 8 мая 1945, узнав о Победе. Я помню его стихи сегодня, по прошествии десятилетий.

Ленинградцы, дети мои!
Ленинградцы, гордость моя!
Мне в струе степного ручья
Виден отблеск невской струи.
Если вдоль снеговых хребтов
Взором старческим я скользну,
Вижу своды ваших мостов,
Зорь балтийских голубизну,
Фонарей вечерних рой,
Золоченых крыш острия…
Ленинградцы, дети мои!
Ленинградцы, гордость моя!

И Петербург, Ленинград – это такая сакральная точка для каждого русского и советского человека. Великий подвиг – блокада. Из школьного курса, из жизни, а сегодня и из повседневной жизни я понимаю, что только великий народ мог выстоять в этой войне.
И еще один немаловажный момент: один из моих любимых исторических деятелей, великий премьер Алексей Николаевич Косыгин, имеет непосредственное отношение к Ленинграду.

А.К.: Ну, нас за Петербург не нужно агитировать. Мы знаем, что у него есть одна особенность. Им многие восхищаются, но он не всех принимает. И трудно объяснить, по какому принципу это происходит. Мне часто доводилось слышать от людей, которые спрашивали, как мы здесь живем. Я говорил: мы его дети, он нас не трогает. А вас он не кусает по ночам?

Андрей Захаров: Похоже, что так было – ведь только вы заступили в должность, как развернулся скандал с вашим призывом взять в руки лопату и убрать снег вокруг своего дома...

И.А.: Эта история была надумана. Вы знаете, я присутствую в социальных сетях, у меня есть послушание – я веду там раздел «Исторический день», размещаю интересные материалы из русской классики и истории нашего Отечества. Мы переписывались с молодым человеком, я дал ему совет: «Возьми лопату и убери в своем дворе». Ему – но не всем жителям Петербурга.
Для меня никогда не было зазорным убрать снег вокруг своего дома. Я вырос в обычной семье, работал и метлой, и лопатой, приходилось поливать огород и кормить животных. Работал в производственной бригаде. Послушайте, в конце концов, даже в наставлении по воспитанию дворянских детей было сказано: «Убирать грязь не стыдно, стыдно жить в грязи»!
Хотя, конечно, работа городских коммунальных служб по-прежнему вызывает справедливые нарекания жителей Петербурга. Но я проехал всю Россию, и, по моему мнению, Петербург – один из самых красивых и обустроенных городов. Один из самых чистых городов России.

А.К.: Тут уместно вспомнить две аномальные зимы, которые, как принято считать, стоили карьеры Валентине Ивановне Матвиенко. По крайней мере, есть такая городская легенда. Хотя я думаю, ее уход связан не только с этим.

И.А.: Я хочу прокомментировать эту историю. Мои отношения с Петербургом начались в конце 90-х, когда президентом было принято решение строить кольцевую дорогу в обход Петербурга. Я тогда работал в министерстве транспорта и могу сказать, что восточное полукольцо было построено вашим покорным слугой.
А следующее знаковое событие – это подготовка к юбилею Северной Пальмиры. Во главе правительственной комиссии находилась Валентина Ивановна Матвиенко, в то время – вице-премьер, отвечающая за социальные вопросы. Именно Валентине Ивановне президент доверил подготовку к юбилею.
И конечно, за два года работы комиссии и лично Валентины Ивановны город преобразился кардинально. А последующая ее работа у меня вызывает восхищение. Умный, последовательный, жесткий и эффективный руководитель. Я считаю, что Петербургу повезло с градоначальниками. Мне довелось общаться с Анатолием Александровичем Собчаком, у меня добрые отношения с Владимиром Анатольевичем Яковлевым, с Валентиной Ивановной Матвиенко. Я работаю в команде Георгия Сергеевича Полтавченко и горжусь этим. Каждый градоначальник внес свой вклад в сохранение и развитие Петербурга.

А.З.: А все-таки – как вас принял город? Повторюсь, ведь эта шумиха вокруг предложения взять в руки лопату – это пример жесткого приема.

И.А.: Город просто принял. Появился еще один, как вы говорите, «чиновник в Смольном», который что-то пытается изменить к лучшему.
Для меня были шоком некоторые вещи. Например, обилие противогололедных материалов. Понятно, что используется самое простое, – соль и песок. Конечно, выгоднее плавить снежные массы на проезжей части и тротуарах, а не везти его куда-то. То есть посыпать солью и забыть. Но это порождает другую проблему – экологическую. И нам удалось  существенно сократить применение этих реагентов уже в прошлую зиму.

А.З.: Но ведь есть обратная сторона проблемы. Когда вы курировали комитет по благоустройству, то требовали, чтобы снег убрали как можно быстрее. А единственный способ быстрее убрать – это расплавить снег с помощью соли.

И.А.: Стандарты, конечно, разные. В первую очередь мы очищаем магистральные улицы города, потом перекрестки, мостовые переходы, тоннели. Затем тротуары и только после этого дворовые территории. Если правильно организована эта работа, то плавить снег на проезжей части не потребуется. Надо вовремя убирать.

А.З.: Продолжая тему того, как Петербург встречает новичков. Сейчас одна из «палок», которыми вас бьет город, – это повышение тарифа на проезд. Хотя, например, я помню, что когда вы пришли, то подчеркивали, что ваша задача – разобраться в обоснованности тарифов. Все ждали, что они, наоборот, будут снижаться.

И.А.: Начну с того, что город добавил порядка 7 миллиардов рублей на субсидию общественному городскому транспорту. Во-вторых, мы ведем работу по повышению прибыльности наших транспортных организаций.
Да, конечно, тарифы должны быть не обременительны для пользователей, в данном случае – для пассажиров. Но одновременно они должны быть экономически оправданны с точки зрения хозяйственной деятельности наших предприятий. А что мы наблюдаем? Растет стоимость комплектующих и оборудования, дорожают горюче-смазочные материалы, уровень оплаты труда на транспортном комплексе растет. Это требует денег. Например, для того, чтобы уравнять зарплату в «Горэлектротрансе» и «Пассажиравтотрансе», нам потребуется порядка 800 млн рублей. Поэтому нам не уйти от минимального повышения тарифов.
Посмотрите на столицу. Недавно был в командировке в Москве, в городе пробки. Нырнул в метро. Поездка обошлась гораздо дороже, чем в Петербурге, – в 50 рублей.
 
А.К.: Кстати, это чисто московская «фишка». Я недавно разговаривал с одним московским чиновником. Он говорит: «Вы в Петербурге не вылезаете из машины. А у нас считается за правило хорошего тона сказать, что ездишь на метро». Когда у нас будет такая же ситуация?

И.А.: Транспортный комплекс Санкт-Петербурга ежегодно перевозит 2 миллиарда пассажиров. Почему удалось сохранить общественный и городской транспорт в предыдущие годы? Потому что был баланс государственного участия и коммерческих перевозок. Сегодня в структуре пассажирских перевозок 60% дает бюджет, 40% обеспечивают предприятия. Уже в 2016 году будет паритет: 50% субсидий и 50% собственного дохода.
И дальше есть перспективы. Формирование комплексной системы управления общественным городским транспортом позволит повысить качество управления этим сложным городским механизмом. Паритет будет достигнут в следующем году. Для того чтобы больше субсидировать городской пассажирский транспорт, надо больше зарабатывать. Это касается как транспортных предприятий, так и органов управления.

А.З.: Одним из источников пополнения бюджета могла стать платная парковка. Однако затем выяснилось, что нет договора с ГИБДД о передаче данных нарушителей, ее можно не оплачивать…

И.А.: Это не так…

А.К.: Вы знаете, есть личный пример о том, как работает платная парковка. Моя жена 20 минут пыталась заплатить за нее, но не смогла. «Я понимаю, что я блондинка, но не дебилка же!» – говорила она.

И.А.: Надо понимать, что платная парковка – это не способ пополнить региональный бюджет. Хотя для бюджета это средства существенные, и мы по поручению губернатора готовим механизм, в рамках которого средства с платной парковки пойдут на формирование общественного пространства.

А.К.: С этим никто не спорит, но сам механизм ужасный!

И.А.: Это форма регулирования. Большинство мировых столиц в период автомобилизации домашних хозяйств проходили через подобные механизмы ограничения. Какие это механизмы? Первый – ограничение въезда в исторический центр. Приемлема ли эта схема для Петербурга? Вы сразу скажете, что нет, но она применялась в отношении Лондона и Парижа.
Далее – чет/нечет, то есть ситуация, при которой в четные дни въезжают в центр четные номера, в нечетные дни нечетные номера. Допустима ли эта схема или нет? Богатые могут позволить себе купить два автомобиля, получить два номерных знака. Третий способ – ограничение на регистрацию транспортного средства: ты покупаешь автомобиль, а номер получаешь через три-пять лет. Наконец, еще один вариант – создание платных парковок.

А.К.: Так мы же не против! Просто ты чисто технологически не можешь заплатить!

И.А.:  Зато есть одно преимущество: оборудование – полностью национального производства. Импортозамещение.

А.К.: Это и заметно.

А.З.:  Я помню, группа «ЛСР» предлагала построить несколько дорожных развязок в обмен на возможность расширить и в дальнейшем эксплуатировать зону платных парковок. Может, там будет лучше оборудование. Но в целом у нас что-то не в порядке с инвестиционным климатом: громких проектов нет.

И.А.: Надо учитывать общеэкономическую ситуацию. Нам необходимо улучшать климат в стране в целом. Но я считаю, что в городе не все так плохо. В этом году нами были одобрены 18 проектов общим объемом 158 миллиардов рублей.

А.З.: Я говорю о проектах государственно-частного партнерства, коих было много во времена Валентины Матвиенко: город дает какую-то инфраструктуру, а инвестор ее модернизирует. Кроме частного трамвая в Красногвардейском районе, нечего и вспомнить. Все остальное – это проекты, в которых город участвует минимально, то есть по сути их бы реализовывали и без нас.

И.А.: Я назову несколько проектов, которые будут реализованы в ближайшее время. Это Центр протонной лучевой терапии. Цена – более миллиарда долларов. Дальше – сети газозаправочных станций, которые строятся совместно с «Газпромом».

А.З.: Они уже говорят про эти станции три года…

И.А.: Тем не менее мы предоставили земельные участки и технические условия для создания таких станций.
Дальше: совместно с Россетями создается Федеральный испытательный центр. Ростелеком заменит медные провода на оптоволокно, сейчас этот проект в активной фазе реализации. Про частный трамвай вы уже сказали. Наконец, «Аэроэкспресс». Я думаю, мы реализуем этот проект…

А.З.:  За счет чего? Ведь федералы деньги не дают…

И.А.: Федералы деньги дают. Было изначально два варианта финансирования: либо мы получаем субсидию из федерального бюджета, либо бюджетный кредит. Наконец, строительство Яхтенного моста на Крестовский остров. Если мы не построим его к лету 2017 года, то потеряем право на проведение Кубка конфедераций. Об этом нам говорит Министерство спорта. Да, мы сейчас обсуждаем разные варианты. Например, есть идея по наведению временного понтонного моста. Но Яхтенный мост будет в любом случае.

А.З.: Но ведь это пример проблем с инвестиционным климатом: летом на ПМЭФе подписали соглашение с инвестором, а к осени вы сами сказали, что он оказался финансово несостоятельным. Спрашивается, зачем тогда было подписывать с ним соглашение?!

И.А.: Андрей,  экономическая ситуация с июня по ноябрь очень сильно изменилась. Другой вопрос, что нужно было вести разговор с несколькими инвесторами – в этом, наверное, наше упущение.

А.К.: Когда вы говорите, то я хоть более-менее понимаю, о чем речь. А когда у нас говорит председатель комитета по инвестициям, красивая дама, то вообще ничего не понимаю.

И.А.: А потом, смотрите, мы запустили аэропорт Пулково, достраиваем Западный скоростной диаметр…

Аудиоподкаст: 



А.К.: Вы упомянули Пулково. В свое время этот проект презентовали с помпой, обещали нам международный хаб. А в итоге – прямых рейсов почти нет, все через Москву. Да и сам аэропорт пустой: туда попадаешь – и страшно, что на тебя какая-нибудь таможенница набросится.

И.А.: Сегодня негативному воздействию подвержены и авиаперевозки, и авиакомпании. Именно по этой причине мы потеряли «Ютэйр» и «Трансаэро». Но одновременно все идет к тому, что авиакомпания «Россия», в которой 25% принадлежит городскому правительству, станет вторым крупным перевозчиком в стране. Ведь к ней присоединят «Донавиа» и «Оренбургские авиалинии».
При этом мы выдвигаем некоторые условия по блокирующему пакету. Жесткое требование губернатора – его нужно сохранить. Кроме того, губернатор требует, чтобы мы развивали наш авиационный транспортный узел. Мы настаиваем, чтобы аэропорт Пулково стал вторым резервным базовым аэропортом для компании «Аэрофлот».

А.З.: Так может, стоит дать какие-то преференции авиакомпаниям, чтобы привлечь их в Пулково?

И.А.: Есть две вещи, которые нас смущают. Первая: выход аэропорта Пулково в режим концессии негативно повлиял на стоимость нетарифных услуг. Их надо снижать. Это тоже отдельный элемент переговоров. Вторая вещь – это стоимость авиационного керосина. Мы должны создавать условия, чтобы она снижалась, тогда появляется конкурентная среда.
С «Аэрофлотом» идет очень активный диалог. И поверьте мне: правительство Петербурга озвучивает жесткую позицию. Как через совет директоров авиакомпании «Россия», так и на уровне руководства страны.

А.З.: И что говорит «Аэрофлот»?

И.А.: «Аэрофлот» пытается экономически обосновать все свои действия. По их мнению, во главе угла должна стоять экономика. А мы считаем, что во главе угла должны стоять задачи комплексного развития Петербурга.

А.К.: Еще одна комплексная городская проблема – это "Ленэнерго". Что вообще будет дальше с крупнейшей городской компанией.

И.А.: Начну с того, что проблема надежности и доступности электроснабжения в городе была решена…

А.К.: Вот особенно недавно, когда полгорода без электричества осталось…

И.А.: Это пресловутый человеческий фактор. Она, скорее, говорит о том, что нужно элементарный порядок поддерживать…

А.З.: Да, как мы выяснили, там экскаватор работал, который приблизил ковш к распределительному устройству Автовской ТЭЦ, и произошло короткое замыкание.

И.А.: Да.

А.З.: И получается, что для отключения половины города достаточно экскаватора…

И.А.: Получается.

А.З.: А для отключения всего города – двух…

И.А.: Получается, что так.

А.З.: Так это же ненормально. Мы показали свою уязвимость.

И.А.: Да, история показала, что нет предела совершенству. Но самое главное – это консолидация энергоактивов, создание единой электросетевой компании на базе «Ленэнерго».
Как вы знаете, мы увеличим свое участие в этой компании с 18% до 28%. Кроме того, мы теперь влияем на все управленческие решения. Если раньше даже я направлял запросы в «Ленэнерго» и не получал ответов, а члены совета директоров не могли получить доступ к бухгалтерским документам, то сегодня ситуация кардинально изменилась. Наконец, акционерное соглашение, которое готово и будет подписано, предусматривает, что мы влияем на все кадровые решения в компании «Ленэнерго».
В целом до идеала далеко, но «Ленэнерго», на мой взгляд, стало работать лучше.
 
А.З.: Ну, по крайней мере, мы теперь знаем, что делает город, чтобы исправить ситуацию в компании. Ваша пресс-служба рассказывает о каждом вашем шаге…

И.А.: Принцип информационной открытости сопровождает и мою работу.

А.З.: И поэтому вас стабильно признают самым цитируемым чиновником Петербурга…

И.А.: Я этого не знаю, это говорит «Фонтанка», которая публикует такие рейтинги. Для меня самое главное – не только работать, но и рассказать о своей работе. В этой связи я благодарен вам и нашим городским СМИ, которые оперативно – иногда с подвохом, иногда жестко, иногда чрезвычайно жестко – освещают работу органов власти и работу  аппарата вице-губернатора.

А.З.: А ваши коллеги на завидуют, что вы наверху рейтинга, а они внизу?

И.А.: Георгию Сергеевичу Полтавченко удалось сформировать полноценную команду. Мы взаимодействуем  в ежедневном режиме по разным вопросам. Конфликтов у нас нет. Бывает недопонимание, но конфликты исключены.

А.К.: Никогда не поверю, что вице-губернаторы ничего не говорили друг о друге за спиной коллег. Ну, да бог с ним. Скажите, вы успеваете читать что-нибудь, кроме «Фонтанки»?

И.А.: Я советую своим близким и друзьям больше внимания уделять русской классической литературе. А СМИ посвящать необходимое время, в том числе и «Фонтанку» почитать. А вы действительно оказываетесь первыми, кто освещает многие новости. Вас я читаю дважды в день – утром и вечером.


© Фонтанка.Ру
Архивы передач
Предыдущие материалы
ВКонтакте Facebook LiveJournal Twitter

А самые классные видео вы можете получать с помощью нашего канала в Telegram