24

Ментальная сила. Санкции не мешают иностранным компаниям размещать разработку ПО в Петербурге

Стать российской силиконовой долиной Петербургу так и не удалось из-за массового исхода иностранных IT-гигантов. Однако теперь за петербургскими разработчиками охотятся азиатские гиганты и московские корпорации — от нефтегазовых компаний до банков и онлайн-ретейла.

Фото: Олег Харсеев/«Коммерсантъ»
ПоделитьсяПоделиться

Сегодня в Северной столице работают более 400 технологических компаний, формально имеющих иностранных владельцев. Подавляющее большинство таких фирм — это российские компании, зарегистрированные в офшорах в целях оптимизации налогообложения. Есть среди них и крупные игроки петербургского происхождения с головными офисами в Ньютауне, Пенсильвании, Нью-Йорке, Праге и Цуге, которые позиционируют себя как интернациональные компании. Большинство из них основаны в 1990-х и 2000-х мигрантами из бывшего СССР.

Но есть в этом списке и сугубо иностранные компании, для которых Петербург уже более 20 лет является ключевым центром компетенций в области разработки ПО. В последних, по подсчетам «Фонтанки» (на основании данных СПАРК Интерфакс, открытых данных и экспертных оценок), работает не менее 4–5 тыс. человек. В числе иностранных компаний, открывших в Петербурге R&D центры, — Deutsche Telekom IT Solutions (ранее — T-Systems), стратегическое ИТ-подразделение немецкой телекоммуникационной компании Deutsche Telekom, Dell Technologies, с более позднего времени — Huawei.

Как отмечается в исследовании ассоциации компаний-разработчиков программного обеспечения России (РУССОФТ) за 2020 год, зарубежные корпорации, предоставляющие трансграничные услуги по разработке ПО для своих материнских компаний, в последние 10 лет сокращали свое присутствие в России как из-за внутренних проблем (компании теряли долю на международном рынке), так и по политическим причинам. Действительно, еще 10 лет назад в Петербурге, как и в России в целом, активно действовали центры разработки таких международных ИТ-гигантов, как Oracle, IBM, HP, Google, Intel. Однако после событий 2014 года многие или покинули рынок, или значительно сократили количество разработчиков.

Параллельно с исходом иностранных компаний из России и, в частности, Петербурга начали активно разрастаться офисы международных компаний с российскими корнями. Это, например, основанная в Праге JetBrains, которая специализируется на разработке и продаже собственных ИТ-продуктов и нанимает в Петербурге не менее 700 программистов, производитель ПО на заказ EPAM, со штаб-квартирой в Ньютауне (штат Пенсильвания) и белорусскими корнями, в которой также работают порядка 700 человек, компания Luxoft, ставшая частью американской DXC Technology в 2019 году, и другие.

По словам президента РУССОФТ Валентина Макарова, долю западных компаний на российском рынке разработки ПО в последние несколько лет активно замещают азиатские игроки. Например, китайская Huawei планирует нарастить количество российских разработчиков до 5000 человек, отмечает Макаров (в 2019 году компания заявляла о более скромных планах привлечь порядка 1500 специалистов в течение пяти лет).

Сколько из них уже работает в Петербурге и сколько будет нанято в следующие несколько лет, неясно. В самой Huawei раскрыть детали по размеру штата петербургского R&D-офиса и его роль в глобальных операциях китайского гиганта отказались, ссылаясь на коммерческую тайну. Похожим образом «Фонтанке» ответили в Dell Technologies. Не отличаются открытостью и российские компании с «иностранным лицом»: на запросы «Фонтанки» не ответили ни в JetBrains, ни в EPAM.

У крупных немецких разработчиков ПО, работающих в Петербурге, оказалось меньше секретов. Как рассказал «Фонтанке» Игорь Чупалов, генеральный директор Deutsche Telekom IT Solutions, штат петербургского офиса компании составляет порядка 1800 человек (из 2100 в целом в России). Это около 25% от общего количества разработчиков, которые Deutsche Telekom нанимает глобально.

В петербургском технологическом центре Дойче банка, который занимается разработкой для инвестиционного и корпоративного бизнеса Группы Дойче банк, в настоящий момент работает около 400 сотрудников. «Это около 30% от общей численности персонала компании в России или практически 10% от общего числа сотрудников, занимающихся разработкой программного обеспечения глобально», — рассказала «Фонтанке» генеральный директор Технологического центра Дойче банка Екатерина Санникова.

Матчасть

Deutsche Telekom открыл офис в Петербурге в 1995 году. Северная столица была выбрана в качестве основной локации по ряду причин: ментальная и географическая близость к Европе (в частности, к Берлину), возможность найти разработчиков, говорящих на немецком (сегодня половина программистов российского подразделения знает язык), более конкурентные по сравнению с Москвой цены (что было особенно заметно в 1990-х).

«И сегодня Петербург неплохо выглядит, как по сравнению с другими локациями в России, так и в мире. Хотя сейчас границы между регионами стираются — до пандемии разница между Москвой и регионами по зарплатам была в 30–40%», — говорит Чупалов.

Одним из решающих факторов, по его словам, была и остается знаменитая математическая школа Петербурга, наличие сильных профильных вузов и, как следствие, высокий профессиональный уровень разработчиков.

Действительно, начиная с 2000 года именно петербургские студенты чаще всего (11 раз!) становились победителями Международной студенческой олимпиады по программированию (International Collegiate Programming Contest, ICPC) — крупнейшего студенческого состязания в сфере программирования. Остальные победы за этот период принадлежали или россиянам из других городов, или китайцам.

Важность такого фактора, как уровень ИТ-специалистов, отмечает и Санникова. По ее словам, традиционно высокий уровень образования, присутствие крупных работодателей в сфере ИТ делают Петербург «одним из наиболее привлекательных городов» с точки зрения открытия здесь центра разработки, а высокий уровень жизни в совокупности с чуть более низкими расходами, связанными с проживанием (по сравнению с Москвой), «обеспечивают приток талантливых молодых людей и уже состоявшихся профессионалов из других регионов России».

По данным hh, уровень средних зарплат, предлагаемых петербургскими работодателями разработчикам в ИТ-сфере в начале 2021 года, составляет 115 тысяч рублей — это на 15% выше, чем год назад. Хотя по количеству предлагаемых вакансий Северная столица значительно отстает от Первопрестольной (на последнюю приходилось 35% от всех размещенных вакансий в ИТ-сфере в I квартале этого года, на Петербург — только 12%).

InfogramShare Embed Type:
Page 1 Динамика предлагаемых зарплат в вакансиях сферы "ИТ, телеком" для программистов по регионам РФ, тыс. руб Chart Москва Петербург Н.Новгород Воронеж 0 20 40 60 80 100 120 140 1 кв.2019 1 кв.2020 1 кв.2021 Image Источник данных: HH.ru Зарплаты программистов Report All rights reserved © 2021 Infogram. Terms & Privacy Infogram and Infogr.am are registered trademarks of Prezi, Inc.

Несмотря на то что с точки зрения зарплатных ожиданий специалистов и даже их уровня подготовки границы между регионами России и даже между разными странами постепенно стираются (по словам Чупалова, это стало особенно заметно в условиях пандемии, когда работодатели во всем мире вдруг обнаружили, что им в целом все равно, где физически находятся их сотрудники), Россия все же остается страной с одними из самых низких зарплат в ИТ — на уровне Румынии, Пакистана и Индии. Это подтверждает последнее исследование авторитетной в сфере разработчиков платформы HackerRank.

Опрошенные «Фонтанкой» эксперты называют Индию основным конкурентом России как дестинации для развития разработки ПО. Так, ушедшая из Петербурга в 2017 году компания Oracle перевела основную часть разработки именно в эту страну. Это было очевидным решением, учитывая ментальную близость американского и индийского ИТ-секторов: общий язык — английский, огромная индийская диаспора в США — именно ее представителем на тот момент был глава Oracle Томас Куриан (сейчас он возглавляет Google Cloud).

«Нам в какой-то степени повезло, что немецкие компании предпочитают работать с близкими по духу и менталитету разработчиками, в этом смысле у нас явное преимущество перед азиатскими игроками. Мы не можем конкурировать по объемам с Индией, поэтому только культурная близость и качество дают нам возможность быть важным партнером для европейских компаний», — делится Чупалов.

Эффекты пандемии

Рынком разработки ПО правят два тренда, отмечают его игроки. Во-первых, это рост конкуренции за определенные категории разработчиков (в первую очередь это data scientists — специалисты по анализу «больших данных» методами математической статистики и машинного обучения, а также мобильные разработчики). Во-вторых — и снижение степени привязанности сотрудника к локации. Оба тренда являются глобальными, но применительно к России каждый имеет свои тонкости.

Конкуренция за ценные кадры, по словам Чупалова, возникает не только потому, что расширяются собственно ИТ-компании, но и потому, что компании из других сфер — нефтегазовой отрасли, банковского сектора и онлайн-коммерции — сами становятся технологическими компаниями.

«У российских компаний есть кеш, и они готовы снимать сливки с рынка и переплачивать хорошим разработчикам. Одновременно за год работы на удаленке проявился другой тренд, который выражается в том, что многие сотрудники не испытывают той связи с брендом, культурой и идеологией, которая помогала ИТ-компаниям удерживать сотрудников раньше: работая на удаленке, многие готовы мигрировать, если им предложат больше», — говорит Чупалов.

По словам директора по коммуникациям DataArt (компания основана в Нью-Йорке выходцами из России) Даниэля Лурье, у каждой локации есть «своя суперсила». «Петербург — город технических вузов, здесь легче найти специалистов управленческого уровня, у которых за спиной уже есть богатый опыт решения различных задач», — говорит Лурье. При этом крупнейший российский офис DataArt находится не в Петербурге, а в Воронеже (611 человек против 487).

«В случае с Воронежем мы очень крупный работодатель и у нас есть право выбора при общении с вузами, чего в Петербурге сложно ожидать, так как наличие здесь «Яндекса», «ВКонтакте» и других компаний создает огромную конкуренцию», — подчеркивает Лурье.

Участники рынка отмечают, что количество новых сотрудников, работающих в других регионах России, но при этом числящихся в петербургском офисе, увеличивается. Одновременно растет и количество специалистов, работающих на московские компании, но оставшихся жить в Северной столице.

Всем по санкциям

Участники рынка разработки заказного ПО уверяют, что научились работать в условиях регулярно обновляемых санкций США и ЕС. Если раньше они затрагивали ИТ-сектор косвенно, то, например, последний пакет мер, объявленный 15 апреля президентом США Джо Байденом, вводит ограничения против шести российских IT-компаний. Среди них — один из крупнейших игроков на рынке кибербезопасности Positive Technologies и петербургская компания «Необит», основанная завкафедрой информационной безопасности компьютерных систем Санкт-Петербургского политехнического университета Петром Зегждой и его сыном Дмитрием.

Для иностранных центров разработки, по словам главы Deutsche Telekom IT Solutions, последние месяцы оказались довольно напряженными и напомнили ситуацию 2014–2015 годов, когда немецкий гигант даже рассматривал возможность закрытия петербургского офиса.

«После украинских событий было довольно тяжело, мы рисовали много схем, как передавать проекты в другие локации, потому что тогда — как, собственно, и сейчас — были такие риски, как отключение от SWIFT и так далее. Но, видимо, за счет отличного качества работы нам удалось выжить в этот период. За все годы, которые мы работаем в условиях санкций, материнская компания, по всей видимости, привыкла, что Россия — это такая особенная локация, где страновые риски всегда будут. Сейчас, конечно, новый виток осложнений, но я надеюсь, что и его мы преодолеем», — поделился с «Фонтанкой» Чупалов.

Что касается российских компаний, имеющих «прописку» в странах Европы или в США, по словам Макарова, им удается избежать санкций. Правда, они вынуждены отказываться от продаж на растущем рынке России. И наоборот — многие компании, разрабатывающие и продающие ПО и услуги в России, зачастую не имеют возможности продавать на западных рынках.

Самих разработчиков внешние угрозы волнуют в меньшей степени. По словам сотрудника петербургского офиса глобальной компании с российскими корнями, который до возвращения в Петербург несколько лет работал в США, проблем найти работу для программистов нет. А вот возможность посмотреть мир или потенциально мигрировать в другие страны (ведь зачастую именно по этой причине многие разработчики стремятся в компании с европейскими или американскими адресами штаб-квартир) сильно ограничена — как из-за санкций, так и в силу пандемии. «Даже в командировку съездить становится практически невозможно», — сетует собеседник «Фонтанки».

Учитывая планы компаний, как российских, так и иностранных, по расширению географии разработки внутри России, можно предположить, что в ближайшие годы зарубежные командировки сменят поездки в Казань, Воронеж, Ижевск, Саратов, Краснодар и другие активно развивающиеся ИТ-локации страны.

Ксения Кондратьева для «Фонтанки.ру»

Фото: Олег Харсеев/«Коммерсантъ»

ПОДЕЛИТЬСЯ

ПРИСОЕДИНИТЬСЯ

Самые яркие фото и видео дня — в наших группах в социальных сетях.Присоединяйтесь прямо сейчас:

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

Комментарии (24)

262224921
Состоявшийся программист это программист проживающий в родительской квартире и валютным счётом,открытым на средства полученные от продажи бабкиной квартиры, доставшейся по наследству .

262224921
Плебс искренне верит, что на программировании возможно разбогатеть, так же как когда то вкладчики верили С.Мавроди и его замечательной компании МММ.
Посмотрите вокруг - вы видели хоть одного богатого программиста, разбогатевшего именно на программировании?Что? Нет таких?
Ох уж эти сказки, ох уж эти сказочники .
Деньги программиста это деньги от продажи программного продукта.Часто вы покупаете программные продукты?

dragvs
"Одним из решающих факторов, по его словам, была и остается знаменитая математическая школа Петербурга, наличие сильных профильных вузов и, как следствие, высокий профессиональный уровень разработчиков" - ВУЗ не является необходимым и не является достаточным для высокого уровня профессионализма. ВУЗы вообще мало этому учат, почти нулевых студентов учит работодатель.

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...