Авто Недвижимость Работа Доктор Питер Афиша Plus
18+
Проекты
JPG / PNG / GIF, до 15 Мб

Я принимаю все условия Пользовательского соглашения

17:35 22.05.2019

Бизнес штрафстоянок сходит на нет. Сокращения в ГИБДД обрушили доходы эвакуаторщиков в 2,5 раза

За три года число насильственно увезенных с городских улиц машин сократилось в 2,5 раза.

Бизнес штрафстоянок сходит на нет. Сокращения в ГИБДД обрушили доходы эвакуаторщиков в 2,5 раза

Роман Пименов/Интерпресс

Наводившие ужас на водителей Петербурга эвакуаторы остаются не у дел на фоне сокращений инспекторов ГИБДД: оформлять протоколы становится некому. 

Наиболее масштабной кампания по эвакуации неправильно припаркованных машин стала в 2015 году. Тогда за 12 месяцев на штрафстоянки было увезено — только официально — 260 тыс. автомобилей. Оборот трех работавших тогда в этом бизнесе фирм приближался к миллиарду. Это опять же только официально. Сколько раз автолюбителям удавалось договариваться «по-хорошему», статистика не знает. В прошлом году — всего 107 тысяч, а в этом будет еще меньше.


Для просмотра в полный размер кликните мышкой

Если у вас сейчас эвакуируют машину, то вам придется заплатить, во-первых, штраф за нарушение правил дорожного движения: 3 – 5 тысяч рублей в зависимости от конкретного случая. А во-вторых, оплатить услуги эвакуатора и штрафстоянки. «Комплексный» тариф — 2928,23  рубля, за каждый полный час пребывания на штрафстоянке — еще 52,22 рубля. 





Сомкнуть ряды

С тех пор в нашем ГУ МВД произошли драматические события, одним из результатов которого стало то, что в структуре ГИБДД было сокращено около 400 штатных единиц. Какие-то из них — «бумажные» единицы, то есть вакантные должности. Но заметная часть чисток пришлась и на армию рыцарей свистка и жезла. А они — ключевые фигуры в процессе эвакуации. Без протокола инспектора он невозможен. Меньше сотрудников — меньше протоколов. А значит, вполне логична и рецессия, если не сказать, обвал рынка штрафстоянок.

Хотя пару лет назад число компаний, работающих на этом рынке, удвоилось за счет прихода трех новых игроков, реально их доходы сократились. В  комитете по вопросам законности, правопорядка и безопасности, который курирует в Смольном эту тему, подчеркивают: число штрафстоянок в Петербурге с 2016 года уменьшилось с 24 до 12. Например, они закрылись на Мебельной, 3, на Большевиков и в Пушкине, а в центре осталась единственная — на Евгеньевской улице вместо закрытых на Новгородской, Моисеенко и в Дегтярном. Операторы констатируют, что водителям приходится теперь ездить дальше и дольше за эвакуированными машинами.

За минувший год, подсчитали в комитете по вопросам законности, с городских улиц было эвакуировано всего 107 тыс. машин. Как отмечал ранее Денис Шубин, глава автоклуба «А24» и член совета по штрафстоянкам при комитете, сегодняшний уровень — около 5 тысяч эвакуаций в месяц — примерно соответствует тем почти забытым временам, когда эвакуация в городе происходила за счет городского бюджета (около 60 тысяч в год)

«Нам пришлось сократить сотрудников до минимальных шести человек на одну стоянку (как положено по закону, хотя раньше было до 10), и в часы пик у нас образуются заметные очереди из водителей», – рассказывает Дмитрий Пахрушев, представитель ООО «Нева-Спорт». У его фирмы теперь не три, как раньше, а две штрафстоянки, по итогам 2017 года 171 млн выручки, убыток — 4,7 млн рублей.

Сейчас эвакуаторщики оказались в положении нелюбимых детей у чиновников. Как сетует Дмитрий Пахрушев, проблема парковки постоянно перекидывается из одного комитета в другой. Сперва это был комитет по транспорту, потом — комитет по развитию транспортной инфраструктуры, теперь — комитет по законности. Те, кто устанавливает тарифы в профильном комитете, сдерживая их рост заметно ниже инфляции, – по другую сторону баррикад от тех чиновников, что заинтересованы в результате. В итоге кратно выросшие с 2012 года затраты на аренду, топливо и зарплаты компенсируются лишь незначительным ростом тарифов.

«Когда решали выйти на центральный лот, смотрели статистику по постановке. Постановка в 2015 – 2017 годах была значительно больше, чем сейчас. Ожидания наши не оправдались, – рассказывает Григорий Данилов, гендиректор одного из новых операторов, ООО «Форвард». – Мы начинали с трех стоянок, в прошлом году сократили площадь единственной оставшейся стоянки на Евгеньевской. Сейчас ее достаточно для текущего объема работы».

Он говорит вот о такой арифметике: для безубыточной деятельности ему на стоянку нужно ставить 1250 – 1 300 машин в месяц. Сейчас – на уровне 800 – 1000, максимум 1 100 автомобилей. В пиковое время заполняемость — 40%. В итоге затраты «Форварда» не окупаются. 

«Закончили год с убытком по перемещению и хранению задержанных транспортных средств в размере 3 млн руб. Сейчас мы покрываем убытки от деятельности в качестве уполномоченной организации другими доходами, но все равно в минусе на 1,2 миллиона рублей», – говорит Григорий Данилов. Но надежда, что все еще как-то наладится, есть: в «Форварде» хотят посмотреть, изменится ли ситуация в 2019 году, возможно, политика в отношении неправильно припаркованных машин станет другой или город пересмотрит тарифы с учетом актуального объема работы.

Нарушают не меньше

«То, что стали мало эвакуировать, — факт. Но это вовсе не потому, что петербуржцы стали меньше нарушать. Вдоль Невского припаркованы машины на полосах для общественного транспорта, а на Лиговском или на Марата давно стало нормой стоять в два ряда там, где и один ряд запрещен. Город решил переложить на частников затраты на выполнение своей функции, мы экономим массу бюджетных денег, и зачем при этом нас душить?» – возмущается Дмитрий Пахрушев. 

По его расчетам, стоимость собственно эвакуации надо поднять не так значительно, как размер платы за хранение на штрафстоянке. Сейчас это около 50 рублей, что в разы меньше, чем плата за парковку в центре, при том что по условиям соглашения с городом штрафстоянки должны обеспечивать сохранность машин и сервис их владельцам при возврате.

Но и размер тарифа не главная беда для операторов стоянок. Сергей Сафьянчиков, гендиректор ООО «Спецстоянка», еще больше расстраивается из-за недавно введенного правила об отложенной плате: автомобилисты могут платить не сразу, а в течение месяца. А забрав машину, далеко не каждый спешит в Сбербанк оплачивать «услуги». «У нас скопилась очень большая задолженность водителей, которую мы не знаем как возвращать», – расстраивается он. 

За чей счет банкет?

В 2008 году на федеральном уровне был принят закон, перекладывающий обязанность по перемещению и хранению в течение суток машин нарушителей на региональные бюджеты. В этом была логика: за одно нарушение должно быть только одно наказание. И штраф за неправильную парковку не должен дополняться карой в виде оплаты эвакуатора, а размещение на штрафстоянке очень смахивало на навязанную услугу. Ведь, строго говоря, неправильно припаркованную машину, раз уж она так сильно мешает, можно переставлять на соседнюю улицу, где парковка разрешена, чтобы она там ждала хозяина, совершенно бесплатно. Противники этой схемы тоже приводили убедительный аргумент: раз деньги идут из бюджета, выходило, что за нарушителей приходилось платить всем горожанам.

В бюджете Петербурга 2009 года было заложено 200 млн рублей на оплату труда эвакуаторщиков и штрафпарковщиков. Валентина Матвиенко, в ту пору губернатор города, рекомендовала «возить автомобили «без фанатизма» и провести работу с инспекторами ГИБДД на предмет гуманного отношения к нарушителям – ведь к бюджетным средствам надо относиться рачительно». 

В этой цифре заложен забавный казус. Дело в том, что до 2008 года в Петербурге действовала утвержденная чиновниками такса за принудительную эвакуацию — 3800 рублей. Столько платили водители за перемещение. Это была, пожалуй, самая высокая по стране плата. Для сравнения: в Москве тогда эвакуация стоила 2000 рублей. Однако как только речь зашла об оплате эвакуаторов из бюджетов, чиновники внезапно пересмотрели стоимость «услуги», снизив ее одномоментно до 1200 – 1500 рублей. И что примечательно, владельцы штрафстоянок не стали лезть в бутылку и бросать бизнес. Вопрос встал, скорее, о том, как поделить эти деньги. Бюджетных 200 млн рублей хватало лишь на 65 тысяч эвакуаций в год (с учетом платы за стоянку в течение суток «комплексная услуга» с НДС стоила около 2900 рублей). Операторы стоянок каждый год добивались повышения платы, но лишь на пару десятков рублей. Причем сама сумма в бюджете не менялась никогда, а значит, приходилось сокращать число эвакуированных машин. 

В те годы как уже страшный сон вспоминались «дореформенные» времена, когда эвакуаторщики охотились за машинами, хватая их в считаные минуты, с животными и детьми внутри. Отдельная история была с попытками снять машину с эвакуатора, когда водитель возвращался на «место преступления» в момент составления протокола. Стоило лишить эвакуаторщиков непосредственного доступа к кошелькам водителей, как ситуация преобразилась. А главное, никакого коллапса на улицах, которые прорицали участники рынка, не случилось.

Окончательный отказ от принципа эвакуации за счет бюджета произошел уже при Георгии Полтавченко. Последние деньги на это выделялись 2012 году. И с лета того года маховик принудительного перемещения машин начал раскручиваться заново. Былые 65 тысяч эвакуаций в год к 2015 году превратились в 260 тысяч. Это гораздо больше, чем рассчитывали сами эвакуаторщики, когда просили увеличить размер субсидий до полумиллиарда — тогда бы его хватало всего на 160 – 170 тысяч задержаний.

Денис Лебедев, «Фонтанка.ру»

Наши партнёры

СМИ2

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор