Авто Недвижимость Работа Доктор Питер Афиша Plus
18+
Проекты
Фото JPG / GIF, до 15 мегабайт.
Я принимаю все условия Пользовательского соглашения
15:08 26.04.2019

Восемь мифов о «Юнармии». Кто, как и зачем учит петербургских детей военной науке

Восемь мифов о «Юнармии». Кто, как и зачем учит петербургских детей военной науке
Александр Николаев/Интерпресс

Патронируемое министерством обороны движение школьников почти три года живет под обстрелами тех, у кого само слово «армия» вызывает изжогу. Говоря о «Юнармии», одни проводят параллели с советской идеологией, другие уходят в плоскость Германии 30-40-х годов прошлого века. «Фонтанка» собрала все самые известные мифы о военных патриотах и на примере петербургских подростков попыталась их развенчать. Мифов получилось восемь, еще один, бонусный, мы невольно создали сами.

Версия для печати

1 «Это новые пионеры»

Называть юнармейцев современными пионерами – ранить других. Наследниками юных ленинцев считает себя Российское движение школьников (РДШ), которое было создано на год раньше, в 2015-м, по инициативе президента Путина. РДШ – общественно-гражданская организация, у нее есть бюджетные деньги: в 2018-м Росмолодежь перечислила 346 миллионов субсидий, в 2019-м – пока 17,6 млн из запланированных 190 млн рублей. У путинского движения четыре основных направления: журналистика, спорт/творчество, волонтерство и патриотизм.

Логично было бы в четвертую ветвь вплести и «Юнармию», но детище министра обороны Шойгу – это отдельное юрлицо. В Петербурге филиал «Юнармии» зарегистрирован в 2016 году. База данных СПАРК показывает список из шести учредителей, среди которых начальник Суворовского военного училища Евгений Ермолов и глава ленобластного отделения Казачьей партии РФ Андрей Сороквашин. В публичной плоскости в привязке к юнармейцам чаще упоминаются руководитель регионального штаба, бывший городской депутат, председатель регионального Российского военно-исторического общества Игорь Коровин и в прошлом функционер межрегионального отделения ДОСААФ, ныне представитель организации «Офицеры России» и сотрудник петербургского ГБУ «Дзержинец» Владимир Кузьмин. В 2019-м Кузьмин учредил собственное охранное предприятие, но, по его словам, пока еще не получил лицензию.

Торжественная церемония Посвящения в Юнармию школьников Красносельского района Санкт-Петербурга в Доме офицеров ЗВО
Торжественная церемония Посвящения в Юнармию школьников Красносельского района Санкт-Петербурга в Доме офицеров ЗВО
Фото: Роман Пименов/Интерпресс

Задача, которую ставило перед собой движение на первом этапе, рассказал «Фонтанке» Владимир Кузьмин, – принять под свое крыло уже имеющиеся в Петербурге военно-патриотические клубы, школьные кружки с соответствующим уклоном. Весной 2017 года в интервью порталу «Лучшее в Петербурге» Игорь Коровин говорил, что численность юнармейцев приближается к двум тысячам, а в качестве пилотных площадок определены 18 школ, по одной в каждом районе. В середине апреля 2019-го он приводит цифру в 3 523 человека.

2 «Принудительное вступление»

Навязывание патриотизма – основная претензия к движению. Развенчанию этого мифа не способствует гуляющая в Сети телеграмма, где полковник Манаков со ссылкой на главного политрука Минобороны Андрея Картаполова просит обеспечить в Восточном военном округе стопроцентную явку офицерских детей для дачи юнармейской клятвы. Насилие позднее было опровергнуто, причем в духе «нас неправильно поняли, да и мы слегка перестарались».

скриншот новости/nakanune.ru
скриншот новости/nakanune.ru

В разговорах с «Фонтанкой» петербургские школьники и их родители говорят об исключительной добровольности, но отмечают малочисленность юнармейских рядов. Игорь Гавриленко вступил в «Юнармию», когда ему было 14. Осенью 2017 года он готовился давать клятву кадета специализированного класса, существующего в 319-й школе при поддержке МЧС.

«Собрали в актовом зале, предложили совместить с клятвой юнармейца, – рассказывает Игорь Гавриленко. – Тогда вместе со мной вступили человек 40-50, но из них активно участвуют в юнармейских мероприятиях человек 20-30».

«Существует общероссийская система учета юнармейцев, который ведет главный штаб «Юнармии», – объясняет алгоритм Игорь Коровин. – Я приезжаю в школу, разговариваю с директором, если школа принципиально не против, мы проводим родительское собрание, где я рассказываю о «Юнармии», после этого желающие могут вступить. Если до 14 лет – пишут родители заявление, если после 14 лет – сами дети. Мы оформляем это решением регионального отделения, после чего проводится процедура: торжественная клятва, вручение значков. После этого прикрепляются шефы – это либо высшие учебные заведения Минобороны, либо воинская часть (часто и то, и другое), и проводятся среди детей занятия. Занятия ведут курсанты, или школы приглашают на работу военных пенсионеров, они еще при этом достаточно молодые».

Церемония вступления учащихся образовательных учреждений Фрунзенского района в ряды "Юнармия" на крейсере "Аврора"
Церемония вступления учащихся образовательных учреждений Фрунзенского района в ряды "Юнармия" на крейсере "Аврора"
Фото: Роман Пименов/Интерпресс

«У нас в школе принудиловки нет, наоборот, много желающих, а нет должного развития этого направления, – подтверждает Ольга Чупахина, мама семиклассницы из 352-й школы. – Первый отряд был всего 16 человек. Сейчас их приняли больше, потому что и пятиклашки стали активно принимать участие. Сейчас, я думаю, их человек около 40-50».

«Мы недавно делали прием в «Юнармию» с «Лигой самообороны «СУНАО», и они захотели вступить, – говорит Владимир Кузьмин. – И ребята прямо в кимоно вступали. На сцене, перед боями, рота почетного караула была, всё красиво, они дали клятву. Наши ребята были в форме, с флагом, всё как положено. После этого мы выходим со сцены и начинаются бои, но ребята уже юнармейцы. И там же из «Дзержинца» (молодежный клуб. – Прим. ред.) вступали, те, кто занимается единоборствами».

К слову, тот прием в юнармейцы ребят из «СУНАО» вызвал недовольство у главы регионального штаба Игоря Коровина, но об этом чуть позже.

3 «Платное участие»

Под платой за вступление в движение критики подразумевают форму, которой должен обладать кандидат. Зимний комплект формы стоит примерно столько же, сколько летний – около 20 тысяч рублей. Как рассказал «Фонтанке» Владимир Кузьмин, такое условие действительно существовало, но в 2018 году оно было отменено замминистра обороны Андреем Картаполовым. Теперь, чтобы стать юнармейцем, достаточно иметь значок и знать клятву.

«Форма никогда не была обязательным условием вступления в «Юнармию», – высказывает противоположную точку зрения глава городского штаба Игорь Коровин. – Родители никогда ничего не покупают. По-разному случается: и «Юнармия» покупает, когда есть деньги, и школа покупает: если кадетский класс, то они имеют право».

Слева - Игорь Коровин, начальник штаба регионального отделения ВВПОД "Юнармия"
Слева - Игорь Коровин, начальник штаба регионального отделения ВВПОД "Юнармия"
Фото: Михаил Огнев/"Фонтанка.ру"

Из опрошенных «Фонтанкой» форму покупала только Ольга Чупахина – из-за того, что дочь активно участвует в движении. «У меня девочка спортивная, – объясняет она. – В принципе любит все военное, друзья у нее большинство мальчиков, она и в «Зарнице» участвует. Стрелять ей нравится, она в кружок стрельбы ходила – ей понравилось, у нее стало получаться, и теперь на день рождения она просит пневматическую винтовку». Другим юнармейцам, с которыми удалось поговорить, футболки и береты выдает школа. При этом постоянно ходить в стиле милитари не обязательно, полная экипировка нужна только для официальных мероприятий.

В октябре 2018 года на тот момент еще школьному учителю Дмитрию Абрамову выпало участвовать в курьезе. Тогда его школа из-за отсутствия формы не стала посылать своих юнармейцев на открытие в Красносельском районе памятного знака первому стрельнинскому десанту. Потом директор сыпал укоризной за то, что дети не отметились на событии, где присутствовал губернатор. «Я иду в комитет по молодежной политике и задаю простой вопрос: «Вот мы школа, у нас есть отряд, мы хотели, почему от вас не получили приглашения?». Мне открытым текстом говорят: «Ребята не одеты. Поскольку нет системно подготовленных, системно одетых ребят, приглашать вас как «Юнармию» для нас бессмысленно», – вспоминает Абрамов.

В учреждениях, где за счет энтузиастов юнармейское движение развито, напротив, нет отбоя от предложений властей. Инструктор подростково-молодежного центра Петродворцового района Сергей Скориантов говорит даже, что ему несколько претит востребованность его воспитанников. «Красивые, дисциплинированные дети – их стараются везде задействовать, – объясняет он. – Я отбиваюсь, как могу, стараюсь, чтобы у меня дети по профилю занимались. Мы организовываем и участвуем в «Уроках мужества», проводим мероприятия по всем памятным датам».

4 «Бессмысленная муштра»

Коалицию в красных беретах укоряют за беспощадность и бессмысленность военщины. Попытки «Фонтанки» поговорить со школьниками поначалу действительно смутили правильностью речей.  

«Мы приняли клятву в верности и защите нашему государству! Я очень рад, что вступил в эту организацию, так как она воспитывает дисциплину, характер и вызывает интерес к истории нашего государства», – объяснил старшеклассник школы Фрунзенского района Даниил Яблоков. А его сверстник Марк проявил задатки чиновника. «Я должен спросить у моего командира», – отреагировал он на просьбу рассказать о юнармейском движении.

Фото: Александр Николаев/Интерпресс

При более тесном общении подростки раскрываются и не оставляют сомнений в своей искренности. «В прошлом марте мы ездили в военный посёлок Каменка. Было очень интересно. Мы находились там 3 дня, жили в казарме и ели военную еду. Нас учили разбирать разные автоматы и пистолеты, а также правильно стрелять из них. Являюсь юнармейцем уже как год. Очень хотелось проникнуться некоей военной атмосферой», – поделилась Дарья Васильева, сожалея, что пока в ее школе активного юнармейства не наблюдается.
 
«Принимаем участие в различных культурных, спортивных мероприятиях, митингах военно-патриотической направленности. Являемся подшефными при экипаже корабля «Смольный», куда ходим к нашим товарищам-морякам, познавая их быт», – ответила Карина Гусева. Она учится в 425-й кронштадтской школе, которая год назад стала знаменитой на весь город, но об этом тоже чуть позже.

Как говорит Владимир Кузьмин, среди юнармейцев есть отряды, чье основное направление туризм, спелеология (наука о пещерах) или спорт; в Военно-медицинской академии открыт медико-биологический класс, а ученики «балетной» 210-й школы тесно контактируют с Военно-космической академией им. Можайского. «А мы им добавляем строевую подготовку, тактическую подготовку, – перечисляет он. – То есть выезжаем куда-нибудь в Агалатово (местность в Ленобласти, где находится один из полигонов Минобороны. – Прим. ред.), и для них взрослые придумывают «тропу разведчика»: всё там что-то бабахает, стреляет, всё холостое, конечно. Дети грязнючие, счастливые. Вот на них смотришь и понимаешь, что вот это им нравится».

скриншот презентации, предоставленной Владимиром Кузьминым
скриншот презентации, предоставленной Владимиром Кузьминым

То, что это нравится, подтверждает и Игорь Гавриленко. Он говорит, что «Юнармия» сделала его более организованным, у него больше нет времени на веб-серфинг или стационар в соцсетях. «Когда вы съездите на несколько военных полигонов, где вас будет гонять майор, которому без разницы на погодные условия и в целом ваше состояние. Тебе сказали: «Бежать» ты бежишь. Ты поднимаешься в пять утра на морозе, сборка-разборка автомата сразу и это весьма дисциплинирует», – поделился он рецептом с корреспондентом «Фонтанки».

Юнармеец Андрей Сухомлинов мотивом для вступления называет «тяготение к военному будущему». В движении он с осени 2018-го, этой весной занял первое место в соревнованиях по стрельбе. О том, что это только начало, свидетельствует характер. Пару лет назад ему не покорилась дистанция на соревнованиях по спортивному туризму. Компрессионный перелом восьми позвонков и советы врачей забыть о спорте. «Спустя 9 месяцев после падения, когда мне разрешили 24 часа в день ходить и сидеть, я вновь приступил к тренировкам. Не хотелось бы хвастаться, но в итоге я поучаствовал во всероссийских соревнованиях по спортивному туризму и чуть позже получил КМС по этому виду спорта», – рассказывает Андрей свою версию повести о настоящем человеке.  

«Они гордятся своей страной, своими предками, ей не стыдно, – объясняется за дочь и ее друзей Ольга Чупахина. – Когда в школе ее спрашивают девочки, зачем ты вступила в «Юнармию», она говорит: «А я не вижу в этом ничего плохого, я в общем-то горжусь своей страной, своими предками».

5 «В движении нет бюджетных денег»

Прямого бюджетного финансирования у «Юнармии» действительно нет. Учредителями головной организации в 2016 году стали ДОСААФ России, зарегистрированная по одному с Минобороны адресу общественная организация «Ветераны вооруженных сил» и четыре физлица, авторитет которых не измерить регалиями: Валерий Востротин, Валентина Терешкова, Светлана Хоркина, Артур Чилингаров. Согласно бухгалтерской отчетности за 2017 год, на счета движения поступили 283 миллиона рублей, из которых 10 млн – это выручка, а остальное целевые взносы.

скриншот страницы официального сайта движения "Юнармия"
скриншот страницы официального сайта движения "Юнармия"

Похвалиться положительными цифрами могут немногие из 45 официально зарегистрированных юнармейских организаций. Если принимать за аксиому, что денежные потоки говорят о развитости движения, то у Петербурга в этом смысле есть чем похвастаться, но нечем гордиться: выручка всего 19 тысяч рублей и 86 тысяч кредитного долга. У «Юнармии» в Пермском крае выручка (здесь и далее данные за 2017 год) — 201 тысяча рублей, прочие доходы — 442 тысячи. В Оренбургской области членских взносов и пожертвований собралось на 1,4 млн рублей. На Брянщине «Юнармия» понемногу осваивает бюджет. В прошлом году выиграла три конкурса местной администрации: провела антинаркотический месячник, фестиваль уличной культуры (в хорошем смысле этого слова) и довольно предсказуемо стала победителем тендера на проведение слета юнармейцев. Всё вместе почти на 400 тысяч рублей. Примерно столько же получило от властей рязанское юнармейское отделение, организовав отдых детей в палаточных лагерях.

В Башкирии жертвователи собрали 460 тысяч , но есть и собственная выручка — 277 тысяч рублей. Правда, финансовый показатель не радует: непокрытый убыток по итогам года 8 тысяч рублей. В Красноярске за год взносов набралось 30 тысяч рублей, но там тоже пока держатся. А ведь есть и те, кому хуже. В Тюмени по требованию ФНС у местного отделения «Юнармии» заблокированы счета. Попытки обратить взыскание по долгам перед ПФР на имущество провалились: «Невозможно установить местонахождение должника либо его имущества». Аналогичная ситуация у отделений на Сахалине, в Иркутске, в Кемерово. Не нашлось на счетах 200 рублей на оплату долга перед государством в Тамбове. В Мордовии «Юнармия» проработала всего полтора года и закрылась, оставив долг перед налоговой на 50 рублей — имущества, чтобы взыскать их, у юнармейцев не нашлось.

«Денег нет, – подтверждает Владимир Кузьмин. – Но дети есть. Если каждый из нас будет ждать, когда будет бюджет и тогда мы будем работать, то мы целое поколение опять потеряем».

Фактически «Юнармию» в Петербурге содержат:

– родители, которые подобно Ольге Чупахиной хотят (и имеют возможность) быть плечом своим детям (покупая им форму в том числе);
– подростковые центры, у которых есть бюджет, и они могут им поделиться с прибившимися юнармейцами;
– школы, где руководство, зажмурившись, закупает экипировку через сайт госзакупок;  
– частный бизнес, который скидывается на нужды патриотического воспитания.  

«Мы когда на 27 января (Ленинградский парад на Дворцовой. – Прим. ред.) готовились, у нас не было зимней обуви, – привел пример Кузьмин. – Форма была, из Москвы прислали, а обуви не было. Мои друзья-товарищи из штаба округа и из Москвы, я удивился, но Сбербанк выделил».

6 «Монополия на форму»

Официальным поставщиком экипировки для «Юнармии» называет себя петербургское ООО «Магазин АР Петроградская». Дата создания компании — ноябрь 2014-го, то есть прежде, чем само движение. Учреждала фирму Татьяна Килиничук, с августа 2016-го бенефициаром значится Галина Горюнова. Обе женщины чисты перед реестром юрлиц, он не хранит данных об их предыдущей предпринимательской деятельности. Пионерский контракт был заключен за месяц до официальной регистрации «Юнармии», а первым покупателем формы стал петербургский филиал ЦСКА. По состоянию на апрель 2019-го СПАРК выдает 21 контракт с бюджетными учреждениями страны на общую сумму свыше 55 миллионов рублей. В 2017-м выручка приблизилась к 200 миллионам, притом что прибыль зафиксирована на отметке ниже 7 миллионов.  

Сайт госзакупок по запросу «форма Юнармии» выдает меньше трех десятков ссылок. По России — начиная с 2016 года. ООО «Магазин АР Петроградская» победитель в конкурсах столь редкий, что становится неловко за «монополиста». Муниципальные власти, детские учреждения и школы предпочитают заключать контракты с не очень крупными ООО или же вовсе с индивидуальными предпринимателями. Среди петербургских купить форму удалось только колпинскому подростковому клубу «Ровесник», его соседу по району центру детского творчества, а также школе №164 из Красногвардейского. Аналогичные попытки коллег из Красносельского, Петродворцового и Пушкинского районов споткнулись о контроль по 44-ФЗ.

скриншот сайта госзакупок
скриншот сайта госзакупок

Для просмотра в полный размер кликните мышкой

«Просто они («Магазин АР Петроградская». – Прим. ред.) были первыми, – говорит Владимир Кузьмин. – Потом начали шить и в Ставрополе, и во Владикавказе, у них форма неплохая, но она по качеству немножко другая. Нам для парада нужна именно вот этих питерских, потому что мы идем частично в прошлогодней, и если купить другую, будет видно, что она разная».

скриншот поискового запроса
скриншот поискового запроса

7 «Юнармейцы участвуют в парадах»

Впервые парадные расчеты в песочного цвета форме и красных беретах вышли на Дворцовую площадь 9 мая 2017 года. Чеканностью строевого шага юнармейцы не уступали сверстникам из ведомственных училищ. «Фонтанка» нашла этому объяснение. За два года петербургская «Юнармия» приняла участие в четырех парадах, посвященных Дню Победы, Дню ВМФ и 75-й годовщине освобождения Ленинграда от блокады. Но «зеленые», необтесанные школьники маршировали пока только единожды. Своеобразный бунт весной 2018-го устроили девчонки из кронштадтской школы №425. «Они чуть до Путина не дошли», – говорит командир парадных юнармейцев Владимир Кузьмин. На каждом из смотров он шел во главе парадного расчета, отбор участников – тоже его доля. Приоритет у специализированных кадетских классов, для которых строевая подготовка – часть образовательной программы.

Фото: Сергей Николаев/"Фонтанка.ру"

Кронштадтских школьниц прошлой весной Кузьмину, как он сам говорит, навязали из штаба. Первая встреча на военном аэродроме, где проходила сводная тренировка парадных расчетов, впечатлила обе стороны. «Они вышли из автобуса, кто с бантиками, кто в кроссовочках низеньких, я спрашиваю: «Где вы тренировались, с кем? Вы говорили, что месяц тренировались». А они мне отвечают: «Мы тренировались в спортзале, с физруком». И тут я понимаю, что всё пропало», – вспоминает Кузьмин. Участница тех событий Карина Гусева тоже помнит растерянность, которую они с подругами испытали. Приехали уверенные в своей подготовке и были раздавлены мощью пятитысячной армии.

«Нас было 60 девочек, мы были настроены, что все пойдем на параде, а в итоге были отобраны только 23. Многие плакали», – говорит Карина и делится, что особенно чувствительна была несправедливость – они оказались единственными гражданскими на том аэродроме. Их перемешали с девушками-курсантами из Полицейского колледжа, а в мужской коробке юнармейцев шагали кадеты военного училища. «Было очень напряженно, после каждого прохождения военные отсматривали видео, а мы стояли в строю и ждали решения, – описывает она. – Потом подходили к одному из нас и молча клали руку на плечо. Это означало, что ты не прошел. Нам было очень обидно, потому что мы обыкновенные школьники, в «Юнармии» с самого начала, а они же фактически военные, юнармейскую клятву дали только перед самым парадом».

фото предоставлено Кариной Гусевой
фото предоставлено Кариной Гусевой

Когда идет подготовка к параду, нет времени на нежность, объясняет Владимир Кузьмин. Военный парад – это торжество синхронности и слаженности, каждая колонна (на профессиональном сленге «коробка») – это единый организм, малейший промах – это провал. «Для подготовки нужен плац, – рассказывает он о методике. – Квадратики на нем не просто так нарисованы. Это шаг. Шаг военного человека – 70-80 см. И тогда может быть равнение в колоннах, шеренгах. Это мало чем отличается от балета». Кузьмин объясняет, что Полицейский колледж (Inter Police College) – те же самые гражданские школьники, училище не относится к МВД, равно как и кадетские классы — к МЧС: «Они не на гособеспечении, им просто родители покупают форму, чтобы была одинаковая. Но у них есть какая-никакая строевая подготовка, они хотя бы знают, что такое шеренга».

Карина Гусева в итоге все же прошла отбор. И на сегодня это одно из главных ее достижений. «Поначалу на нас все смотрели косо, но потом мы даже подружились с девочками-полицейскими, они подсказывали, помогали. На последних тренировках самым частым был вопрос: «Я нормально выгляжу? Тушь не потекла?» – смеется школьница. – А после парада офицеры подходили к нам и говорили: «Молодцы! Лучше всех прошли».

фото предоставлено Кариной Гусевой
фото предоставлено Кариной Гусевой

Еще один знаковый парад для юнармейцев — прошлогодний в День ВМФ. Участие оказалось под угрозой срыва, потому что летом в городе школьников особо не найдешь. «Я тогда сказал замглавкома ВМФ, что, значит, мы пойдем маленькой коробкой, потому что не хватает детей», – рассказывает Кузьмин. На помощь тогда пришли Дмитрий Абрамов и Сергей Скориантов из подростково-молодежного центра Петродворцового района. Так в парадном расчете юнармейцев появились ученики 319-й и 484-й школ, обе кадетские.

Игорь Гавриленко, участник того парада, вспоминает – было нелегко, даже с учетом опыта строевой подготовки. На репетициях июльская жара многих валила с ног. Жара валила, а они, оклемавшись, возвращались в строй. Игорю особенно запомнился парень, который в ответственный день противопоставил возможному обмороку смоченную нашатырным спиртом футболку и запястье. То, что для одних покажется глупостью, для других — воля и стремление стать лучшим из лучших. «Разговор даже не о патриотизме, а о некоем внутреннем состоянии твердости за то, что ты приобщен к чему-то величественному, – объясняет Абрамов. – Это элемент, другого слова не назвать, сакрального, оно у них возникает внутри. На День ВМФ у нас 17 было выпадений из строя. В связи с обмороками. 32 градуса жары было, мы стоим прямо под солнцем».

8 «Все юнармейцы – будущие военные»

Из всех школьников, с кем удалось поговорить «Фонтанке», однозначно карьеру военного выбирает только Андрей Сухомлинов. «Хочу стать военным инженером мостов и тоннелей», – говорит он. Даниил Яблоков решил стать учителем химии и после университета вернуться в родную 301-ю школу. Карина Гусева собирается поступать в Университет МВД и видит себя следователем. Даша Васильева — будущая актриса театра и кино, а дочь Ольги Чупахиной пока еще стоит на распутье между цирковым или военным училищем. «В любом случае это не будет офисный планктон, – говорит мама. – Это будет движуха, потому что она спортивная, сидеть в офисе не будет».

Сергей Николаев/Интерпресс

Для просмотра в полный размер кликните мышкой

Игорь Гавриленко наметил четыре вуза, но больше склоняется к Горному университету. При этом не исключает, что свяжет жизнь с юнармейским движением и после совершеннолетия. «У нас есть лидеры «Юнармии», которые занимаются организацией, инициативные люди. Занимаясь своей деятельностью, например плаванием, я буду делиться информацией с младшим поколением, давать мастер-классы, рассказывать, как это было в мое время», – говорит он.

9 Миф, который создала «Фонтанка» и сама его разрушит

Если в процессе чтения сложилось впечатление, что в петербургской «Юнармии» царит мир и порядок, значит, «Фонтанка» создала еще один миф, который придется развенчать. В попытке составить для себя представление о структуре движения и взаимодействии с органами власти мы столкнулись с феноменом двоевластия. На сегодняшний день в городе есть глава регионального штаба Игорь Коровин и неформальный лидер юнармейцев Владимир Кузьмин. Их дороги разошлись примерно год назад. Внутренняя склока взрослых прорывается в публичное пространство, где присутствуют дети.

«Вы вводите в заблуждение — у вас нет полномочий принимать в «Юнармию». Нельзя вступить в организацию, не зарегистрировав вступающих детей в региональном отделении», – такой комментарий оставил Коровин под постом Дома молодежи «Форпост» Выборгского района, где говорилось о пополнении десятью спортсменами из клуба «СУНАО».

Восемь мифов о «Юнармии». Кто, как и зачем учит петербургских детей военной науке

«Принимать в юнармейцы может только региональное отделение, а никак не Кузьмин, – объяснил Игорь Коровин свой пост. – Кузьмин никакого отношения к «Юнармии» не имеет. Это его самодеятельность, он вводит детей в заблуждение. По сути — мошенничество. Он целый год пытался стать начальником штаба. У него не получилось. Он был соучредителем, но в прошлом году мы его исключили из «Юнармии» за его недружественную деятельность – он пытался развалить региональное отделение, за что мы его и исключили из «Юнармии».

«Как он мог меня исключить, если у нас даже ни одного слета не было, – парирует ему Владимир Кузьмин. – А в уставе сказано, что все идет через слет, а он боится устраивать слет, потому что его снимут сразу. Он подписывает какие-то мертвые соглашения, потому что дальше ничего не происходит. Принимает кого-то в «Юнармию», и потом эти же отряды мне жалуются, что принять-то он их принял, но дальше никакого движения. Я не за должность начальника штаба борюсь, а за реальный, легитимный штаб, где люди работают для детей, а не за свои личные политические  интересы. Детям нельзя врать – они больше никогда не поверят. Начальник штаба должен быть авторитетом для детей».

Владимир Кузьмин (справа) на главном военно-морском параде России в Санкт-Петербурге 29 июля 2018
Владимир Кузьмин (справа) на главном военно-морском параде России в Санкт-Петербурге 29 июля 2018
Фото: Александр Николаев/Интерпресс

Об исключении Кузьмина не знают в штабе ЗВО. В округе уже начались тренировки к параду 9 мая и «ответственным за подготовку юнармейских расчетов распоряжением командующего назначен член регионального отделения Владимир Кузьмин», сообщили «Фонтанке» в Западном военном округе. Любопытно, что в марте петербургский комитет по молодежной политике заключил с конгрессно-выставочным фондом «Северная Пальмира» госконтракт, согласно которому нужно провести смотр-конкурс среди городских школ. Главный приз – 80 юнармейцев войдут в парадный строй на Дворцовой площади. Цена контракта — чуть больше 1,3 млн рублей, но заработать не получится, так как практически всё уйдет на форму. Заказчик рассчитывает, что будет куплено 126 комплектов. Руководитель «Северной Пальмиры» Ирина Усенко рассказала «Фонтанке», что сформированы 30 отрядов, победителей определят на этой неделе.

80 человек – это один парадный расчет. Ежегодно на Дворцовой от «Юнармии» представлены минимум две колонны: 80 мальчиков и 80 девочек, плюс знаменная группа и резерв. «Я, когда узнал об этом конкурсе, дико ругался из-за этого, – говорит Кузьмин. – Но я ругался не из-за самой идеи. Идея, кстати, хорошая и правильная, действительно тогда видно, кто больше готов. Они там просто напутали поначалу, но теперь мы уже подключились, форма-то в любом случае нужна».

Как ни странно звучит, но глава регионального штаба не имеет отношения к одному из главных в жизни юнармейцев событий. «Я парадом не занимаюсь, занимается этим Западный военный округ, – заявил Игорь Коровин «Фонтанке». – Ни Кузьмин к «Юнармии» никакого отношения не имеет, и конкурс этот никакого отношения к «Юнармии» не имеет. Зачем его объявлял комитет по молодежной политике, знает только он. Со мной это не согласовывали, в конкурсе я не участвовал, меня о нем не предупреждали. Я практически уверен, что никто из этого конкурса участвовать в параде не будет. Это прямое вмешательство в деятельность регионального движения».

Игорь Коровин
Игорь Коровин
Фото: Сергей Ермохин/Интерпресс

Коровин считает, что конкурс от комитета по молодежной политике – это эхо деятельности прежнего руководства Ринаты Абдуллиной. Раньше штаб регионального отделения сотрудничал с комитетом, но потом их пути разошлись. Как говорит Коровин, первой причиной стал скандал с детским лагерем в казармах за 26 миллионов рублей, второй причиной стал тот же Кузьмин, которого пригрел клуб «Дзержинец», подведомственный комитету по молодежной политике.

«Никаких раздоров нет, – настаивает Коровин. – Региональное отделение работает по полной программе. Это все попытки прежнего руководства Абдуллиной подвести под «Юнармию» «Дзержинец», чтобы как раз вот такие конкурсы под «Дзержинец» и сливать. А поскольку детей нет, они пытались под себя подмять «Юнармию» вместе с Кузьминым. У них не получилось. Кузьмина выперли из ДОСААФа, Абдуллину из молодежки, но Кузьмин никак успокоиться не может».

«Дети, участвующие в конкурсе и показавшие хорошие результаты, идут на парад», – гарантирует Кузьмин. Сейчас юнармейцы готовятся к параду на разных площадках. Например, Кузьмин тренирует своих на плацу Военной академии связи и Суворовского военного училища, а Сергей Скориантов – в Военном институте железнодорожных войск. Совместные репетиции, в том числе и на аэродроме в Левашово, начнутся, когда решат вопрос с транспортом.  

«Буквально вчера у меня были коллеги из Фрунзенского района, – говорит инструктор ПМЦ Петродворцового района Скориантов. – Там больше тысячи детей в районе поступило в «Юнармию», и у них вопрос: «Почему наших детей не привлекают ни к парадам, ни ко всем вот этим мероприятиям, у них нет ни удостоверений, ничего». Я им отвечаю: «Вы обращайтесь к Игорю Владимировичу».

Сергей Скориантов/из личного архива
Сергей Скориантов/из личного архива

По словам Скориантова, чтобы стать юнармейцем, одной только клятвы и значка недостаточно. Информация о школьнике должна быть внесена в единую систему учета (АИС «Юнармии»). Подростку выдается удостоверение с регистрационным номером, запись в АИС позволяет концентрировать сведения об участии подростка, например, в международных армейских играх или парадах. Одна из возможностей — дополнительные баллы при поступлении в вуз. «Почему-то Коровин еще не выдал ни одного удостоверения юнармейца, которые главный штаб выдает, а мы с нашими детьми уже внесены в АИС, – утверждает Скориантов. – И ждем до парада эти удостоверения. Дети будут идти в колонне, и в кармане у них будет удостоверение главного штаба, а не бумажки, которые Коровин сам печатает, без номера АИС, без всего».

«Сегодня ситуация с «Юнармией» — это такой клубок противоречий», – говорит Дмитрий Абрамов. Он не сумел найти взаимопонимания с руководством своей школы и ушел в помощники депутата. «За два года ситуация в Петербурге пришла к тому, что запрос сверху (из Москвы) есть, запрос снизу, со стороны школьников, тоже есть, а на уровне штаба нет никакого единства с точки зрения организации», – сожалеет Абрамов и делает акцент на том, что Петербург не маркер ситуации в стране: «Само движение очень правильное. На Сахалине, в Брянске, в Крыму ребята работают».

С тем, что Петербургу выпало быть отличным, но не отличником, соглашается Скориантов. «Мы взаимодействуем с хабаровским центром, Дальневосточным, с Южным центром, который у нас в Ставропольском крае, с Дагестаном, со всеми взаимодействуем, обмениваемся, везде четкая система отлажена, – перечисляет он. – У нас по Северо-Западу – в Новгородской области, в Архангельске – везде всё понятно. В Ленобласти всё понятно. А вот по Питеру есть вопросы».

Сегодня Коровин рассказывает, что принимает участие в разработке городской программы, в рамках которой надеется наладить взаимоотношения с властными структурами. Сергей Скориантов, в свою очередь, говорит, что работает напрямую с Минобороны, он формирует единую концепцию, как воспитывать юнармейцев. «Фонтанка» спросила у главного штаба «Юнармии», как они относятся к фактическому двоевластию в Петербурге. Ответа пока нет.

Юлия Никитина,
«Фонтанка.ру»


© Фонтанка.Ру