Авто Недвижимость Работа Доктор Питер Афиша Plus
18+
Проекты
JPG / PNG / GIF, до 15 Мб

Я принимаю все условия Пользовательского соглашения

11:45 22.05.2019

Испанская мафия в Петербурге живет на тройку

Как Навальный вскрыл бизнес семьи Чайки, так Ходорковский вернул в паблик петербургскую мафию. Будто испанский роман, «Фонтанка» читала о похождениях героев. Теперь, сбежавшие на родину, они скучают на пенсии.

Испанская мафия в Петербурге живет на тройку

Архив/ "Фонтанка.ру"

На сайте «Открытая Россия» Михаила Ходорковского появился полный текст обвинительного заключения прокуратуры Испании. Толстый документ повествует о товарищеской взаимосвязи вождей тамбовско-малышевской организации с видными государственными российскими деятелями.

Вспомним, что новости о Коза Ностре с Невы появились летом 2008 года, когда в Испании прошла громкая операция «Тройка». После этого европейские СМИ рассказали миру о чудовищах Александре Малышеве и Геннадии Петрове, которые, по мнению известного судьи Гарсона, торговали оружием, наркотиками, убивали неугодных, ну и заодно отмывали нажитое и не платили налоги. «Фонтанка» не раз возвращалась к героям того блокбастера. Но шли годы, всех петербургских авторитетов выпустили из-под ареста. Они скучали и потихоньку вернулись в Петербург. И все о них забыли, пока Ходорковский не напомнил. «Фонтанка» вчиталась в 415 страниц обвинительного заключения, вздохнула да присмотрелась к их петербургской жизни.

Обвинение больше напоминает подробный отчет о телефонных похождениях петербуржцев в Испании. Ссылки на «километры» подслушанных бесед изобилуют известными фамилиями. Это бывший министр обороны Сердюков, глава Следственного комитета Бастрыкин, бывший замруководителя Госнаркоконтроля Аулов, депутат Госдумы Резник, бывший зампред СК при прокуратуре Соболевский и другие приближенные к российской власти лица. Ясно одно – все они общались дружно.

Так, из дела: «В 2007 году Игорь (якобы Соболевский) звонит Геннадию Петрову и сообщает, что Саша (якобы Бастрыкин) собирается отметить своё назначение на должность и просит сообщить имя человека, который помог ему в этом, чтобы также пригласить его на это событие. Говорит, что на данном мероприятии будут присутствовать пять человек и что Петров знает их. Петров отвечает ему, что он попробует это сделать, однако он не знает, будет ли этот человек в эти дни в Москве или нет, говорит, что есть большая вероятность того, что человек, который помог Саше, будет на дне рождения Петрова и чтобы Игорь также пригласил Сашу на день рождения Петрова».





«Декабрь 2007-го: сын сообщает Петрову, что позвонил Первому (речь идет о министре обороны Анатолии Сердюкове) и просил передать письмо от Резника».

«Октябрь 2007-го: звонок Петрову о стоматологических проблемах Соболевского. Петров дает распоряжение совершить действия, необходимые для того, чтобы он был освобожден от вышеупомянутых расходов».

«Апрель 2008 года: Петров звонит Соболевскому и передает трубку Леониду (имеется в виду Леонид Рейман, министр связи и информационных технологий), и Петров передал ему резюме дочери».

И так на сотнях страниц. Другое дело, малопонятно, что они всем этим нарушали, кроме этики, конечно. Хотя прокуратура Испании на тех же страницах заявила, что "бездействие российских властей в отношении возбуждения уголовного дела в отношении господ Аулова и Соболевского может привести к делам против них в настоящем процессе в соответствии с положениями Конвенции ООН против коррупции, подписанной в Нью-Йорке 31 октября 2003 года и Конвенции Организации Объединенных Наций против транснациональной организованной преступности, принятой в Нью-Йорке 15 ноября 2000 года". Грозно, но эти угрозы были заявлены еще семь лет назад, и пока их реализация дальше публикаций в СМИ не пошла.

На сегодня 26 обвиняемым предъявляется неуплата налогов и декриминализация капиталов, то есть отмыв. Что в нашем Уголовном кодексе соответствует статьям 199 и 174. В худшем случае, хотя таких прецедентов в России еще не было, – семь лет. А главные в этой компании – четверо: Малышев, Петров, Мустафин, Христофоров. Все они петербуржцы, и все категорически отрицают свою вину. Их позиция зеркальна тексту Александра Малышева в бытность его первым лицом в организованном движении Петербурга начала 90-х. Тогда, при его аресте за бандитизм, он так объяснил все следователю.


Смотреть в новом окне

Сегодня все они вернулись в Петербург, воспользовавшись разрешением испанских властей. Будто по договоренности, что не вернутся. И действительно, не едут обратно в объятия следствия. «Фонтанка» присмотрелась к их незаметной жизни. 

Так, ни Малышев, ни Петров официально не занимаются каким-либо бизнесом. Гражданская жена Малышева, Ольга, осталась в Испании, а супругу Петрова по нашему городу возит «Бентли Континенталь». Малышеву под 60 лет, он поправляет свое здоровье, посещая Институт мозга человека имени Бехтеревой и просит его не беспокоить по иностранным мелочам. А Геннадий Петров так ответил «Фонтанке»: «Мне 68 лет. Ребята, какой бизнес? Какая мафия?» Сын Геннадия Петрова, Антон, владел известной сетью ювелирных салонов «585», однако расстался с этим бизнесом. Семья Петровых живет в культовом доме на Крестовском острове, 2-й Березовой аллее, где фамилии ее соседей Кожины и Фурсенко.

Леонид Христофоров исторически находится рядом с Геннадием Петровым. В крупных сделках не замечен. До недавнего времени был директором скромной туристической фирмы «Прима». 

Ильдар Мустафин – учредитель компании ООО «Александрия», занимающейся продажей продуктов питания. Он вспоминает Средиземноморское побережье явно недоброжелательно: «Меня, татарина, посадили тогда, потому что я был русским. Так и сказали. Я до сих пор не понимаю, в чем конкретно меня обвиняют».

Исходя из данной правовой публицистики, с которой ознакомилась «Фонтанка» на страницах обвинения, и руководствуясь опытом, журналисты нашего издания предполагают, что в конце концов вердикт испанского суда может стать похожим на комментарии петербургского судьи Холодова после оправдательного приговора в середине девяностых по первому делу Малышева и Петрова.


Смотреть в новом окне

Единственной же энергичной фразой, которую услышала «Фонтанка» в процессе подготовки публикации, стали слова нашего собеседника Ильдара Мустафина: «Как говорила моя бабушка, уж лучше воевать, чем так жить». Она подходит и к испанской ситуации, и к петербургскому ощущению наших героев.

Евгений Вышенков, Татьяна Востроилова,

"Фонтанка.ру"

Наши партнёры

СМИ2

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор