08:28 19.08.2017
«Диалоги» на Новой Голландии пройдут с Долиным и Улицкой
На ледоколе «Красин» в День тельняшки покажут шоу крыс-канатоходцев
ЦПКиО отметит 85-летие премьерой книги, балетом и кино
Спецпредставитель Госдепа США по Украине встретится с российским коллегой в понедельник
Генконсул РФ в Турку уверен, что россияне при нападении не пострадали
СМИ: все разыскиваемые по делу о терактах в Испании мертвы
Курс Bictoin cash вырос за сутки более чем на 60%
Члены комитета по культуре Белого дома уволились в знак протеста против политики Трампа
США начале расследование против КНР о шпионаже
Цукерберг вновь уйдет в декрет
Госдеп: США не останутся в Сирии после победы над террористами
Из кафе у Шауляя сбежал медведь
СМИ: «Сассуоло» отказал «Зениту» в трансфере Политано
Android выпустит новую операционную систему в солнечное затмение
Путин и Медведев послушали оперу в Херсонесе
Фурсенко опроверг уход Дзюбы из «Зенита»
Что известно об атаке в Турку
СМИ сообщили о ликвидации троих причастных к теракту в Барселоне
Госдеп одобрил продажу артиллерийских ракетных систем Румынии
Главный стратег администрации Трампа ушел в отставку
Решение о сносе недостроенного ЖК «Воронцов» могут принять только дольщики
Цены на нефть резко выросли
Видео смерча в Пикалево
В Петербурге начали подготовку «Академика Федорова» к новой антарктической экспедиции
КГИОП спросили о перепланировках в часовне Сампсониевского собора
«Фонтанка» за 60 секунд – 14-18 августа
Московская биржа больше не будет торговать гривной
Видео с места атаки в Турку: есть погибшие и раненые
Актер «Убойной силы» помещен под домашний арест за богемную стрельбу
МИД Украины выразил протест в связи с визитом Путина в Севастополь
На западе Германии неизвестный напал с ножом на людей
В результате атаки в Турку один человек погиб, восемь ранены
Телеканал Life закрывается
Глава СБУ поручил проверить поездку украинских школьников в Россию
Политано согласился подписать с «Зенитом» контракт с зарплатой 1,5 млн евро в год
В РСТ проанализировали, как теракт в Барселоне ударит по турам из Петербурга
Швеция отказала в убежище самой старой в мире беженке
Трамп выделил киберкомандование США в отдельную структуру
Горсуд не позволил застроить сквер на Савушкина
Саентологов Петербурга заподозрили в вовлечении людей в экстремизм под предлогом уборки
Во Всеволожском районе ликвидированы две свалки
Навальный, разыграв «Лайф», подумывает подать на телеканал в суд
В центре Турку полиция выстрелила в мужчину, напавшего на людей с ножом
Итоги недели с Андреем Константиновым: Теракт в Барселоне
Путин в Севастополе осмотрел центр "Бухта Казачья"
В координационный совет Росгвардии по частной охране вошли двое петербуржцев
Евгения Осина нашли в центре реабилитации алкоголиков
Франция усилила погранконтроль с Испанией
Медный всадник и городские легенды
Полиция задержала водителя, который сбил пешехода на Рылеева и скрылся
Замдиректора Ленпроектреставрации помещен под домашний арест
Нападающий СКА Хохлачев перешел в «Спартак»
Роскосмос открестился от сотрудничества с КНДР
Полицейский за деньги предлагал петербуржцам найти угнанные авто
Из недостроенного общежития на Трефолева сделают бизнес-центр
Телеканал Life прекратил вещание на петербургской частоте
Побивший турецкого полицейского россиянин угодил в больницу
Фестиваль Курёхина SKIF объявил состав участников
Глава Генштаба ВС РФ и министр обороны США обсудят Сирию
Водителя Uber в Хельсинки оштрафовали на 2220 евро
Петербуржцы несут цветы к испанскому консульству
Полиция задержала четвертого подозреваемого в каталонских терактах
Главный архитектор города высказался против «двадцатипятиэтажного Петербурга»
«Мегафон» передумал судиться с ФАС
Глава КГА: В центре Петербурга сотни зданий стоят расселенными, и инвесторы их не берут
В Эспоо мужчина кинул в полицейских самурайский меч
Глава РАД выступил против программы «памятник за рубль»
Шойгу рассказал, в каких вузах откроют военные кафедры
Электроснабжение Колпино восстановлено
Тюменские врачи спасли ребенка, проглотившего голову куклы
Общество

Пока вы любите антиквариат, боевики будут крушить памятники

Боевики ИГ «именем Аллаха» сносят древние памятники и обезглавливают археологов в Пальмире, крушат кувалдами исторические артефакты и жгут библиотеки в Мосуле. Кажется, что ислам и памятники культуры и истории - «две вещи несовместные». Как сегодня там работают европейские археологи? «Фонтанка» спросила у Пьерфранческо Кальери, профессора Болонского университета, археолога, который почти 40 лет работает именно в этом регионе.
Пока вы любите антиквариат, боевики будут крушить памятники
Сирия, Синьхуа/Интерпресс

Недавно в Петербурге на очередной сессии Societas Iranologica Europea Пьерфранческо Кальери был избран президентом этой авторитетной европейской ассоциации иранистов.

С Михаилом Пиотровским, автор фото: А. Теребенин
С Михаилом Пиотровским, автор фото: А. Теребенин

Для просмотра в полный размер кликните мышкой

- Когда вы впервые попали на археологические раскопки в мусульманскую страну?

– Это было в 1977 году, я еще был студентом и устроился работать в давно работающую на севере Пакистана итальянскую археологическую экспедицию. В долине Свата итальянские археологи работают с 1956 года, правда с перерывами. Там нашим объектом были буддийские памятники. Буддизм умер на территории современного Пакистана много веков назад. Сейчас долину Свата населяют пуштуны, очень набожные мусульмане.

Итальянская археологическая экспедиция в Свате, Пакистан
Итальянская археологическая экспедиция в Свате, Пакистан

Для просмотра в полный размер кликните мышкой

- И как местные жители и местные власти относились к иностранцам-археологам?

– Прекрасно относились. Местные власти оказывали всяческое содействие и итальянцам, и коллегам из Пакистана. Местное население тоже прекрасно к нам относилось. Они были очень дружелюбны, я даже начал изучать пушту, настолько они были приветливы и с таким уважением нас принимали. Я был совсем юный и неопытный, но руководил бригадой местных рабочих. Многие из них были старше, чем я. Я не знал пушту, не знал многих местных реалий, но они были очень терпеливы и терпимы.

Местные рабочие итальянской археологической экспедиции в Барикоте
Местные рабочие итальянской археологической экспедиции в Барикоте

Для просмотра в полный размер кликните мышкой

- Так им платили…

– Это несущественно. Дружбу и уважение за деньги не купишь…

- Но те пуштуны, которые были такими милыми в 70-х, потом присоединились к движению Талибан, а талибы взорвали знаменитые изваяния будд в Бамиане. Талибы ведь были и в Свате.

– Нет, нет… Талибы – нечто совершенно чуждое пуштунам. Да, талибы – пуштуны по национальности, но большинство пуштунов совершенно другие. И никогда не было никаких конфликтов на религиозной почве. Итальянская археологическая экспедиция до сих пор работает в долине Свата. Да, был тяжелый период, в Свате случилось землетрясение. Потом была гражданская война, власть в Свате захватили талибы, но они выдавлены оттуда пакистанской армией. Причем местное население армию полностью поддерживает, поскольку помнит ужасы, которые творили талибы. Так что никакой поддержки со стороны местного населения у талибов нет. И когда появилась возможность вернуться, итальянские археологи вернулись в Сват. В период правления талибов в 2007 году только одно буддийское изваяние стало объектом агрессии, семиметровую статую Будды в Джиханабаде обстреляли из тяжелого вооружения, повредили лицо, но мы сейчас эту статую реставрируем. И сейчас даже рассматривается вопрос о создании в Свате археологического заповедника для туристов. Памятники археологии станут источником дохода для местного населения. Мы занимаемся не только реставрацией и консервацией памятников, но и обучаем местных жителей, чтобы они могли работать и реставраторами, и гидами в этом заповеднике. Сейчас археологи в Свате вполне в безопасности, хотя, конечно, собственно в регионе усилены меры безопасности, без специальных пропусков в Сват сейчас не попадешь. Провокаций против археологов нет, потому что территория контролируется армией. Сейчас это одно из самых безопасных мест в Пакистане.

- Вы работаете еще в одном мусульманском регионе. В Исламской Республике Иран.

– Да, собственно буддийские памятники, принадлежащие к индийской цивилизации, не были в сфере моих научных интересов. Я занимался и занимаюсь археологий и историей Ирана, древней иранской цивилизации, созданной на границе Европы и Азии. Мы давно установили научные контакты с иранскими коллегами. В 2003 году я предложил создать совместную археологическую экспедицию. В 2005 году получил приглашение Иранского центра археологических исследований присоединиться к кампании протеста против пуска сиванской дамбы, из-за которой могли безвозвратно исчезнуть уникальные памятники в Пасаргадах. Тогда была организована целая серия совместных археологических экспедиций в Пасаргадах, вместе с иранскими археологами работали поляки, немцы, японцы. С той поры мы ведем раскопки в Иране.

- И как в Исламской Республике относятся к археологам-иностранцам?

– Просто замечательно. Никаких проблем с властями, они очень ценят нашу работу. Это совместная итало-иранская экспедиция, и мы работаем вместе с местными специалистами.

- Я понимаю, иранские археологи увлечены своей работой, а как к вам относятся простые люди?

– В Иране простые обыкновенные люди зачарованно, с невероятным восхищением воспринимают свое историческое прошлое, свое культурное наследие. Вовсе не только высокообразованные люди, далеко не буржуа ходят по музеям, посещают археологические памятники. Скажем, в дни празднования иранского нового годы Ноуруза в марте Персеполис, древняя столицы Ирана, переживает просто-таки нашествие посетителей. Там собирается несколько сотен тысяч человек. Потому что каждый иранец хочет прикоснуться к своим корням. Это даже опасно для памятников – такой наплыв визитеров. Все они хотят увидеть гробницу Кира в Пасаргадах, колонны и барельефы Персеполиса.

- А к вам на раскопки забредают посетители?

– Да, и еще раз да. Когда мы работаем там, куда просто добраться, гостей даже слишком много. Археологи во время работы не слишком любят отвлекаться на них, но приходится. Они спрашивают: «Что вы делаете?», «Какая это эпоха?» Никакой агрессии, никаких нападок. Иран вообще одна из самых доброжелательных стран мира. Отношение к гостям, к иностранцам очень и очень приветливое. Люди невероятно добры. Как-то я поехал в Иран с семьей как турист. Хотел показать детям страну, в которой папа пропадает. И я почувствовал, что значит быть интуристом в Иране. Все очень приветливы, иранки, в том числе пожилые, приветствовали мою жену, хотели сфотографироваться вместе, обменивались рукопожатиями. Никакой враждебности.

Индуистский храм в Барикоте, Сват, Пакистан
Индуистский храм в Барикоте, Сват, Пакистан

Для просмотра в полный размер кликните мышкой

- Как же так получается? Две соседние страны: Иран и Ирак. В одной такая любовь к своему прошлому, а в другой сейчас крушат музеи, сжигают библиотеки, взрывают памятники истории, а в Сирии, которая тоже недалеко, режут головы археологам?

– Прежде всего, Иран – мусульманская страна, но не арабская страна. Здесь другое отношение к собственной истории, совершенно другое национальное самосознание. Здесь отмечают мусульманские праздники, но главный праздник – иранский почти языческий Ноуруз. Надо сказать, что в Сирии и Ираке тоже шли раскопки, и памятники были под охраной. Но сейчас на значительных территориях к власти пришло Исламское государство. Это вина многих не только в Ираке и Сирии, но и за их пределами. Эти люди – сторонники самой жесткой и ригористской версии ислама. Таких, как они, очень и очень немного. Большую часть жизни, уже 38 лет, я работаю как археолог в мусульманских странах, и я могу вам сказать, что ислам это нечто совсем другое, чем то, о чем говорят сторонники Исламского государства. Они говорят, что все эти памятники – идолы, которые должны быть разрушены ради Аллаха, ради Единого Бога. Это самая крайняя, экстремистская позиция, которую не принимает и не одобряет большинство мусульман.

А еще их действия – провокация против Запада. К тому же эти демонстративные акции по уничтожению предметов искусства – способ замаскировать контрабандную торговлю древностями. Тут есть вина всего остального мира, и Европы, и других стран, где не могут уничтожить нелегальную торговлю антиквариатом, предметами древнего искусства, в том числе тем, что добывают черные археологи. Пока есть спрос на эти артефакты, охота за древностями будет продолжаться, будут продолжаться и «показательные выступления» исламистов.

- А профессиональное сообщество археологов как-то реагирует на чудовищные преступления боевиков Исламского государства? На казнь бывшего директора музеев Пальмиры, на бесчинства в Мосуле?

– Безусловно, и не только на Западе, но и в мусульманских странах. В марте этого года я был в Иране на Национальном конгрессе археологов. Он проходит ежегодно. Тогда еще не шла речь об уничтожении Пальмиры, но все говорили о разрушениях в Мосуле. Выражалась крайняя обеспокоенность. Иранские власти предложили иракскому правительству всю возможную помощь и поддержку для предотвращения этих преступлений.

- А что можно сделать?

– То, что вы делали с Эрмитажем во время войны. Эвакуировать все, что можно эвакуировать. Иранцы предложили помощь Багдаду против Исламского государства.

- А кто или что может остановить фанатиков из Исламского государства?

– На мой взгляд, единственный способ их остановить – это ликвидировать их военный потенциал. Но мы знаем, что за их военным потенциалом стоят мощные финансовые потоки. Часть денег поступает от нелегальной торговли нефтью, заложниками или древностями, но частично финансирование идет из ряда стран Персидского залива, возможно Саудовской Аравии. Мы не совсем себе представляем, как группа фанатиков, каковыми они были вначале, добилась таких успехов и такой власти. Это тайна, а за такими тайнами обычно стоят чьи-то закулисные интриги.

- Но сейчас даже в Ираке, в потенциально опасных регионах, продолжаются археологические раскопки. Зачем это нужно?

– Смотря что вы называете «опасным». Итальянская экспедиция работает в Южном Ираке, этот район не считается опасным. Есть экспедиции в Иракском Курдистане, это рядом с территориями, контролируемыми Исламским государством, но считается, что и там безопасно, поскольку курды отчаянно дерутся с ИГ. В Свате тоже относительно опасно.

- Зачем археологам ехать на войну? Ради чего?

– У нас есть обязательства перед теми странами и народами, где мы работаем. Да и перед человечеством в целом. Мы все заинтересованы в сохранении исторического наследия. Это нужно делать, невзирая ни на что. Да и опасность зачастую иллюзорна. После 2001 года у меня был случай в этом убедиться.

Тогда Усама бен Ладен был крайне популярен в исламском мире, была такая черная полоса в истории мусульманских стран. Мы вдвоем с коллегой приехали в Сват, как только был снят запрет на поездки иностранцев в этот регион, чтобы посмотреть на памятники, где раньше велись раскопки. В этой деревне, где базировалась экспедиция, мне понадобилось срочно позвонить по телефону, а мобильного с местной симкой не было, и я пошел на почту. Войдя в помещение, я почувствовал, что это было ошибочное решение: на стене над стойкой висел гигантский портрет Усамы бен Ладена. Однако отступать было поздно. Я заказал звонок, а служитель начал, как там принято, расспрашивать, откуда я, предложил чаю и вообще был крайне любезен, несмотря на свою любовь к террористу номер один. И теперь раскопки в Свате тоже возобновились.

У страха глаза велики, преступления исламистов чудовищны, но мы не должны останавливаться, чтобы не допустить торжества невежества.

Беседовала Марианна Баконина


Подписывайтесь на канал "Фонтанка.ру" в Telegram или Viber, если хотите быть в курсе главных событий в Петербурге - и не только.

добавить комментарий
Помните, что все дискуссии на сайте модерируются в соответствии с правилами блога. Если вы видите комментарий, нарушающий правила сайта, сообщайте о нем модераторам.
комментарии пользователей (3)
7 октября 2015 г. 12:08
Чо-то с названием "не так"... обидновато, понимаете ли...
7 октября 2015 г. 12:06
спасибо за статью.
7 октября 2015 г. 11:34
Было очень интересно почитать!
СМИ2
MarketGid News
24СМИ. Агрегатор
Lentainform