16

До чего доводят хаски. Как живут в Петербурге собаки-чемпионы и их хозяева

Спортивное питание, многочисленные тренировки, режим — быт профессионального бегуна только в человеческой жизни тяжелая работа. А собакам — лишь бы ветер в ушах свистел.

Фото: Михаил Огнев/«Фонтанка.ру»
ПоделитьсяПоделиться

Загадка: голубоглазый, пушистый пес, которого категорически нельзя держать в квартире? Ответ верный, описание — от исключительной истины далековато. Как выглядят и живут «настоящие» хаски, «Фонтанке» рассказал и показал мастер ездового спорта Антон Сеземов.

Антон, Катя и шесть их собак (пять хаски и дворняжка Даша) живут в частном доме в Парголово. Ранним утром 30 апреля все вместе собираются на тренировку на Колтушские высоты, с ними едет соседка Вера со своим Нордом и оставленный на ночевку член команды Рагнар.

«Собаки любийцы», — заранее предупреждает Антон, что в чистой и тем более белой одежде лучше к ним во двор не заходить. Все, кроме поляка по происхождению Айпы, радостно накидываются на гостей с собачьими поцелуями. Айпа не таков, он при людях даже есть отказывается и корреспондентов «Фонтанки» обходит стороной.

Все четырехлапые атлеты — поджарые, а кому-то может показаться, что и тощие, без шерстистых воротников и голубых глаз. Это не какое-то отклонение — далеко не все хаски имеют взгляд как у короля ночи в «Игре престолов», а густая шерсть для ездовых собак — практически зло. Живут они в вольере, но если зима окажется морозной, то их перемещают в дом — именно для того, чтобы не отрастили себе сибирскую шубу. Любвеобильность тоже черта породы — хаски столетиями стоят в упряжке, а это для многих широт транспорт, воспользоваться которым должен иметь возможность любой. Поэтому у них нет особой привязанности к хозяину и агрессии к посторонним.

ПоделитьсяПоделиться

За три часа до заезда собак надо отпоить — подмешать в воду чего-нибудь с мясным ароматом, например немного фарша. Когда все готовы, хасям, как ласково называет их Антон, открывают дверь в фургон — у каждого своя клетка, сшитые индивидуально шлейки. Собаки радостно рассаживаются по местам, предвкушая любимое свое занятие — бегать.

«Фургон полностью обустраивали сами, специально их никто не производит в таком виде. В клетках термометры, камера. Все транслируется на телефон», — делится Антон. Вместе с собаками внутри помещается скутер, в который можно запрячь одну или две собаки, и карт — для упряжки из четырех или шести собак.

Гонки, когда сходит снег, называются драйленд — в буквальном переводе «сухая земля». Сейчас команда готовится к старту «Белые ночи», который пройдет под Петербургом в конце мая, — это этап кубка мира Международной федерации ездового спорта, но иностранцев на нем особо не ждут — пандемия.

Раннее время тренировки не связано с графиком хозяев — при +15 бегать нельзя, да и на апрельском солнце уже жарко. Часто ездят практически по ночам в свете фонариков. Местность тоже надо подбирать исходя из собачьих приоритетов, лучше всего подходит песок. «Кроссовки для собак пока не придумали, так бы и по асфальту, может, бегали», — шутит Антон.

По пути каюр, а так еще с древних времен называется погонщик собак, посвящает в тонкости своего дела. В Петербурге школа ездового спорта — одна из самых крепких в стране, а команда Антона в прошлом году стала лучшей на чемпионате России среди хаски, каюр получил звание мастера спорта, их приняли в состав сборной страны. «По факту мы были третьи, но у нас Минспорта относится к собакам как к снаряжению. То есть метисов ездовых собак, которые просто по своим характеристикам намного быстрее хасей — это как «Форд» и «Феррари», — не отделяют от других участников заезда. В Европе так уже не делают, хаски соревнуются с хасками, метисы с метисами».

Встать за нарты или карт может любой, хоть толстяк, хоть девушка весом в 40 кг. Естественно, масса спортсмена скажется на скорости всей упряжки, поэтому готовятся к соревнованиям не только собаки. «Похудел уже на три килограмма. Бегаю, тренируюсь один на скутере, километров по 20 в день на нем проезжаю». Имеет роль и снаряжение (не собаки, Минспорта, не собаки!) — скутер весит 7 кг, когда его поднимаешь, возникает ощущение, что он сделан из пенопласта. Колеса бескамерные, рама из карбона. Стоит такое оборудование от ста тысяч и выше. Одна из известных в спорте фирм — петербургская. Не случайно, конечно, и сами производители — ездовики.

Прежде чем бежать, собак надо выгулять, чтобы во время заезда они не отвлекались на естественные нужды. Из фургона их выводят максимально аккуратно. Хаски на взводе, уже готовы нестись, так что если кого-то упустить, то искать вокруг Колтушей можно долго. У половины из команды есть GPS-трекеры, но это поможет только со знанием, как далеко собака забежала.

«Иногда и с территории сбегают. Могут через забор перелезть, могут сделать подкоп. Пока не набегаются, не вернутся. А они не особо обращают внимание на машины и все остальные помехи. В голове только бег, они ловят от этого кайф», — объясняет меры предосторожности Антон.

Собак привязывают к сподручно поставленным на территории заказника столбикам, они нетерпеливо роют лапами землю и всем своим видом дают понять, что готовы к тренировке. Кто-то первым начинает подвывать, через секунды все семь собак затянули такую песню, что при определенном направлении ветра слышно ее, может, и где-нибудь в Кудрово. «Дома они так не поют», — улыбаясь говорит Антон.

Михаил Огнев/«Фонтанка.ру»

После прогулки первые четыре — Айпа, Юма, Рагнар и Купер — встают в упряжку. Чтобы не увезли раньше времени, карт прикреплен к машине. Отсчет — и без дополнительных просьб собаки стремительно скрываются за горкой. Несколько минут — и круг в три с лишним километра преодолен, на финише собак ждет хозяйка Катя с контейнером оленины. «Выписываем из Мурманска у оленеводов. Местной говядине и курятине не доверяем, кто ее знает, чем она обколота», — рассказывает Катя. Дома в четырех морозилках лежит 200 кг оленьей обрези.

Пока собаки идут на очередную прогулку, чтобы отдышаться, Антон проверяет данные забега — сегодня хаски показали среднюю скорость чуть больше чем 30 км/ч. Это лучшее время с начала тренировочного сезона, несмотря на то что им под солнцем жарко. «Набирают форму», — радуется каюр. После прогулки всем дают воду со специальной мукой и витамины.

Следующими едут «пушистики» — Норд и Рис. Важный момент — чем гуще подшерсток, тем быстрее собака перегревается и тем медленнее бежит. Норд еще совсем молодой, ему недавно исполнился год, и он только начинает путь спортсмена. Хозяйка Вера умиляется не меньше мамы, которая первый раз в жизни отправила сына на соревнования. Рис, наоборот, уже опытный. У него дисплазия, и бег для него не только удовольствие, но и необходимое лекарство. По сути из-за него три года назад Антон и стал каюром — собаке нужны были тренировки. Парочка, на фоне предыдущей четверки, стартует немного несуразно — Норд покусывает Риса, Рис воротит морду. Неторопливо поднялись в горку, но на финише, на взгляд обывателя, по красоте ничем не уступили основному составу — двигались слаженно и стремительно.

Последним в одиночный забег на скутере Антон едет с Гизмо. Он лидер команды, самый умный и с крепкой ментальной связью с каюром. Сегодня он тоже показал отличное время.

Михаил Огнев/«Фонтанка.ру»

Собаки в упряжке повинуются голосу — из инструментов управления на скутере и карте — только тормоза, и то они способны остановить упряжку, как машинист грузовой состав. Хаски знают, где право и где лево, что команды «финиш» и «домой» сулят вкусняшку, а значит, можно припустить. Иногда, если собака замедляется, ей заново дают стартовый отсчет — тоже работает.

Приучить собаку к упряжке, хоть у них это в роду, задача не самая простая, и на становление профессионального бегуна уходит первые два — два с половиной года жизни пса. Главное, чтобы он получал от процесса удовольствие и закрепилось в голове, что шлейка, каюр и карт — это хорошо и весело. Начинать надо с маленьких дистанций и в приятной для хаски компании. Методы, по сути, почти такие же, как если катать за любой крупной собакой детей зимой на санках — хозяин уходит вперед и пес бежит либо к нему самому, либо к вкусняшке. Обратного возрастного порога нет — бывает, что хаски и в 8–10 лет показывают хорошие результаты, а бывает, что теряют в скорости уже к шести. Если хозяин хочет продолжить заниматься ездовым спортом, то заранее начинает тренировать новый состав, так что у некоторых каюров живут дома по 16 собак, а то и больше.

Заработать на ездовом спорте, признается Антон, невозможно. Он не входит в олимпийские дисциплины, на соревнования приезжают только хозяева и их родня, так что спонсоров массовостью мероприятия не привлечь. Производители кормов и прочих зоотоваров, конечно, участвуют, но это пакетик лакомства, медалька и какой-нибудь сувенир победителям.

«Это, можно сказать, стиль жизни. Многие работают в сферах, вообще никак не связанных с ездовым спортом. А после рабочего дня со своей собакой приезжают на тренировки», — рассказывает Антон. Сами они полностью погружены в процесс, продают оборудование, судят соревнования и так далее. Его управлять упряжкой привело знакомство с Катей. Уроженка Мурманска еще на своей родине увлеклась этим спортом, а переехав в Петербург, нашла единомышленников.

«Зачастую попадают в ездовой спорт очень просто — купили ребенку милую собачку, собачка подросла и начала разносить дом, обращаются за советом к другим «хасятникам», и вот вы уже управляете упряжкой», — объясняет Антон. Да и дисциплин немало. Можно за своей хаски бегать и даже просто ходить, можно гонять на велосипеде, скутере, карте или нартах. В качестве любительских соревнований управлять собаками дают даже детям. Расстояния тоже разные — есть и спринты, и марафоны. Соревнования проходят повсеместно, но все за свой счет. И если по России в определенных пределах и в Европу можно добраться на машине, то, например, на следующие крупные соревнования в Канаду — уже проблема. Это и деньги, и перелет, который может плохо сказаться на собаках. Препоны есть и внутри страны. Например, правила «Аэрофлота» разрешают провозить только одного пса на одного пассажира. Приходится тратиться на дополнительные билеты и просто искать людей, которые оформят на себя собаку. Федерация, рассказывает Антон, пытается поддерживать спортсменов, выдавая деньги на жилье. Но тоже только на каюра, без учета того, что почти все гостиницы требуют дополнительную плату за собак и в редких случаях хозяин приезжает один.

Что до места жительства собаки, то мысль «вот куплю загородный дом и заведу хаски», абсурдна. Если пес не будет бегать или хотя бы очень много гулять, то ему все равно, что превращать в хаос. Как и все равно, где растянуть усталые после хорошей пробежки лапы.

Надежда Мазакина, «Фонтанка.ру»

P. S. Поддержать собак и спортсменов своим вниманием можно 21–22 мая в поселке Поляны Выборгского района Ленобласти.

Фото: Михаил Огнев/«Фонтанка.ру»

ПОДЕЛИТЬСЯ

ПРИСОЕДИНИТЬСЯ

Рассылка "Фонтанки": главное за день в вашей почте. По будним дням получайте дайджест самых интересных материалов и читайте в удобное время.

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

Комментарии (16)

pës
Если бы все мыслили так, как Антон, не было бы не бездомных собак, не какашек на улицах. А то заводят пушистые игрушки, относятся безответственно, потом выгоняют на улицу, а потом мы - ответственные собаководы - огребаем от граждан за этих варваров.

А жена Виталия Ольга Панкевич развивает в нашем Петродворцовом районе детскую художественную гимнастику. В то самое время как «государство» отвернулось. Так что «государство- это мы», а не «космонавты», охраняющие золотые унитазные ёршики

AlBerkut
Хаски прикольные псины, но это на самом деле одна из пород, которых держать в домашних условиях как минимум не гуманно. Как минимум превратят квартиру в полужилплощадь 😉
Загородный дом, участок с вольером, + много времени уделять питомцами...

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...