18+
Проекты
Фото JPG / GIF, до 15 мегабайт.
Я принимаю все условия Пользовательского соглашения
Введите цифры с изображения:
17:29 18.07.2018

Буква на три миллиона евро

В Выборгском районном суде спорят за три миллиона евро разбившегося на вертолете бизнесмена Артёма Васильева. Между наследниками и деньгами встал неизвестный петербургский миллионер.

Буква на три миллиона евро

Эпатажный петербургский коммерсант погиб при крушении собственного вертолёта в болоте у посёлка Лепсари в мае 2014 года. После себя он оставил мать и пятерых несовершеннолетних детей, между которыми и предполагалось разделить наследство – около 250 миллионов рублей. Через год после смерти Васильева в суд поступил иск: за месяц до крушения Васильев одолжил 3 миллиона евро наличными. Подписав напечатанную на принтере расписку одной буквой своей подписи.

Три миллиона евро в купюрах по 500 вполне помещаются в спортивной сумке среднего размера, и здоровый мужчина поднимает их без труда. Одолжить подобную сумму серьёзному человеку, за которого поручились, – нормальная практика. Как рассказал в зале Выборгского районного суда петербуржец Андрей Андреев, он ничего необычного в этом не усматривает.

Вопрос о том, при каких обстоятельствах три миллиона евро передавались из рук в руки, возник после смерти Артема Васильева, оставившего после себя пятерых несовершеннолетних детей. 41-летний владелец серьёзного строительного бизнеса, пилот и плейбой погиб 13 мая 2014 года. Он управлял собственным вертолетом Eurocopter EC-120, который разбился в болотах у посёлка Лепсари, недалеко от побережья Ладожского озера. Вместе с пилотом погибла его спутница.

Имущество покойного было оценено примерно в 250 миллионов рублей. Основной актив – строительная компания «СУ-310». Как выяснилось, претендентов оказалось шестеро – мать Артёма Васильева, двое детей от его бывшей супруги и ещё трое несовершеннолетних детей от других женщин.

Раздел наследства, несмотря на количество претендентов, проходил практически мирно. До лета 2016 года, когда исковое заявление в Приморский районный суд от петербуржца Андрея Андреева внесло нежданную интригу. Андреев претендует на сумму, сопоставимую с размером наследства, – на 3 миллиона евро плюс проценты.

Иск был подан два с лишним года спустя после гибели Васильева, в июне 2016 года. Согласно заявлению, 2 апреля 2014 года Артём Васильев и Андрей Андреев заключили договор займа, в соответствии с которым Андреев дал Васильеву в долг 3 миллиона евро наличными. Расписка Васильева в получении денег датирована тем же днём. И договор, и расписка исполнены на принтере, на обоих стоит подпись Васильева – одна буква с росчерком. Третий документ в деле – договор поручительства, в соответствии с которым отвечать по договору займа солидарно с Васильевым всем своим имуществом обязуется Николай Горшнев – бизнесмен, в прошлом первый заместитель директора Дирекции  транспортного строительства, строившей КАД.

Судебный процесс начался в сентябре 2016 года и пока далек от завершения. По требованию ответчиков (матери покойного и его пятерых несовершеннолетних детей, которых представляют их родительницы), были назначены и проведены экспертизы – почерковедческая и давности исполнения документа. Эксперты из ООО «Про.Эксперт» дали категорические заключения – подписи на договоре и расписке исполнены Артёмом Васильевым в указанную дату. Сомнений у них нет.

Фото: "Фонтанка"

Адвокат Ирина Гаврилова, которая представляет троих из истцов, подала ходатайство о назначении повторной экспертизы, и это ходатайство пока не разрешено судом. По мнению адвоката Гавриловой, специалисты из «Про.Эксперт» сделали невозможное:

«Экспертами сделан категорический вывод о том, что подпись на договоре и на расписке исполнена Васильевым. Подобное заключение на основании изучения столь простой подписи, фактически состоящей из одной буквы, представляется невероятным. Заключение по поводу давности изготовления документа, полагаю, не может быть принято судом: как указывает эксперт в своём заключении, он пользовался такой методикой, которая не применима при экспертизе надписей, исполненных более двух лет назад, а в нашем случае ко времени проведения экспертизы прошло гораздо больше времени».

Позиция адвоката Константина Цквитария, представляющего интересы истца: «Что касается экспертного заключения, то квалифицированный анализ этого заключения дает основания предполагать, что выводы этого заключения проведены без нарушения методик почерковедческой и технико-криминалистической экспертиз, документов. Объективность выводов экспертов не вызывает сомнений. Сделанные экспертами выводы объективны, научно обоснованны и не вызывают сомнений в их подлинности».

Ответчики настояли на явке в суд Андрея Андреева и Николая Горшнева лично. Судья Евгения Минина ходатайство удовлетворила.

Николай Горшнев 24 апреля в суд прибыть не смог: согласно сообщению его представителя, он находится на амбулаторном лечении. Миллионер Андреев в суд пришел, и под вопросами оппонентов держался уверенно. Первый же ответ был неожиданным. На вопрос адвоката Гавриловой о том, насколько хорошо он знал Артёма Васильева до того, как одолжил ему столь серьезную сумму, Андреев сообщил: «А я до этого его вообще не знал».

О Васильеве он услышал от Николая Горшнева, с которым знаком как охотник и рыбак. Узнал, что Васильеву нужны деньги, и решил одолжить под процент, предварительно собрав информацию. Результат, говорит, его удовлетворил: «За него (Васильева. – Прим. ред.) люди сказали». Поставил необходимое условие – личное поручительство Горшнева, в способности которого погасить в случае необходимости трехмиллионный долг в евро не сомневался: «Я знаю, что у Горшнева вполне хватает, чтобы ответить вообще без проблем».

Вопросы представителей истцов о происхождении 3 миллионов в валюте Андрея Андреева не смутили:

– Когда я заказываю деньги по телефону, он мне говорит, в какой банк приехать, я обмениваю, я никаких документов не предъявляю.

– То есть – незаконные валютные операции?

– Это не ваше дело.

Возразить представителям ответчиков на это было нечего. Выяснив, что деньги передавались в квартире Горшнева, а принес их Андреев в спортивной сумке, в пачках по 500 евро, а также уточнив номера мобильных телефонов Андреева и Горшнева, сторона ответчиков допрос свидетеля закончила. Номера телефона Васильева (которому он одолжил 3 миллиона) у Андреева не оказалось: «Мне это было неинтересно. Я за него узнал, мне этого было достаточно».

Ходатайство ответчиков о получении у оператора мобильной связи информации о соединениях мобильных телефонов и их локализации суд удовлетворил. Адвокат Константин Цквитария к этому отнесся равнодушно: «Нам всё равно, уважаемый суд. Эти данные значения для дела не имеют».

Возражения стороны истца вызвало ходатайство адвоката Гавриловой, которая настаивала на необходимости личной явки в суд свидетеля Горшнева. «Факт передачи денег показаниями свидетелей не устанавливается, он устанавливается только документом. Это прямое указание закона», – заявил адвокат Цквитария.

Но судья Минина ходатайство удовлетворила: на следующее заседание свидетель должен явиться. Ходатайство о проведении повторной экспертизы пока не рассмотрено.

После заседания «Фонтанка» попыталась узнать о сути бизнеса человека с тремя миллионами в спортивной сумке. Андрей Андреев ответил, что ему отвечать на вопросы неинтересно:

- Андрей Анатольевич, Вы не стали говорить об этом в суде, может, расскажете читателям «Фонтанки» о Вашем бизнесе? Это интересно, не так много в Петербурге бизнесменов, которые легко оперируют суммами по 3 миллиона евро в наличности.

– Я абсолютно не хочу распространяться, откуда у меня деньги. Адвокаты видели договоры, они знают, что это за договоры.

- Адвокаты, которые видели договоры, как мы слышали в процессе, намекают на нелегальное обналичивание.

– Это их проблемы. Мне неинтересно. Если они такие грамотные, то пусть посмотрят, как  назывались мои компании «Логик-Фрут», «Импульс-Фрут», там по оборотам по 5 миллиардов проходило. Мне неинтересно на эту тему разговаривать.

Не претендуя на исключительную грамотность, «Фонтанка» поискала информацию о прекративших ныне свою деятельность ООО «Логик-Фрут» и «Импульс-Фрут», но никаких сведений о коммерческой деятельности этих фирм в открытых источниках не обнаружила. Может, у них и были многомиллиардные обороты, но вот обязательные платежи по 500 рублей Пенсионный фонд взыскивал с них через арбитражный суд.

К поручителю Горшневу, по мнению адвоката Цквитария, может быть только три вопроса: была ли встреча, подписывался ли договор, была ли передача денег? «Фонтанка» попробовала задать эти вопросы Николаю Горшневу, но и он оказался не расположен к разговору. Ему тоже неинтересно. Услышав о процессе по иску Андреева к наследникам Васильева на 3 миллиона евро, в котором он один из ответчиков, Горшнев ответил:

– Меня это не интересует.

– Один вопрос…

– Меня это не интересует.

- Вы присутствовали при передаче трех миллионов евро?

– Я на эти вопросы отвечать не собираюсь.

- А почему?

– Да не хочу просто. До свидания.

Следующее заседание суда должно состояться 25 мая. Если к этому времени поправится здоровье Николая Горшнева, он ответит на вопросы суда. А суд решит, есть ли необходимость экспертам повторно исследовать ту самую одну букву, которая сегодня претендует на 3 миллиона евро.

Денис Коротков,
«Фонтанка.ру»


© Фонтанка.Ру

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор

Помните, что все дискуссии на сайте модерируются в соответствии с правилами блога и пользовательским соглашением. Если вы видите комментарий, нарушающий правила сайта, сообщайте о нем модераторам.