18+
Проекты
Фото JPG / GIF, до 15 мегабайт.
Я принимаю все условия Пользовательского соглашения
Введите цифры с изображения:
02:40 19.09.2018

Город

14.11.2016 23:27

Совет оставил Русский музей без реконструкции

Позиция Совета по наследию против застройки дворов Михайловского дворца поставила Русский музей на грань отказа от проекта стоимостью 800 млн рублей.

Совет оставил Русский музей без реконструкции

Антонина Трусова

Совет по сохранению наследия раскритиковал в пух и прах проект реконструкции Михайловского дворца. Эксперты сочли застройку россиевских дворов неприемлемой и предложили Русскому музею ограничиться новым лифтом и незаметной стеклянной кровлей. В кризисное время перепроектирование может обернуться полной потерей проекта, вздохнули в музее.

До начала совета эксперты переговаривались: музейный проект – вопрос «политический». На этот раз заседание решили провести прямо в зале Михайловского дворца, рассадив зрителей у ног Русского Сцеволы, символа национальной гордости и свободы работы скульптора Василия Демут-Малиновского.

К слову, до этого выездные совещания совета при главе КГИОП Сергее Макарове проводились для обсуждения самых громких проектов – судебного квартала напротив стрелки Васильевского острова и судьбы блокадной подстанции на Фонтанке, 3.

Главная цель реконструкции – обеспечение доступа в музей для маломобильных граждан, начал объяснять цель проекта замдиректора Русского музея Владимир Баженов. Для этого у входа предложено установить подъемники или пандусы, а во дворе – смонтировать грузопассажирский лифт на 33 человека.

Кроме того, музей предложил разбить двор на этажи перекрытиями. В цоколе разместилась бы входная зона. На первом этаже – конференц-зал на 84 места. На втором – новые выставочные пространства, а в мансарде – реставрационные мастерские. За счет застройки музей может прибавить 650 кв. м площадей.

Внутренние дворы исторически играли роль световых и вентиляционных колодцев. Но теперь они не нужны. Тогда как музею не хватает зон отдыха и зала для лекций – сейчас «школьный кабинет» находится в цоколе и вмещает всего 15-20 человек, аргументировал Владимир Баженов. Речь не идет о новом строительстве и увеличении габаритов здания, подчеркнул он.

Технически это означает, что во дворе будут вдавлены опоры для «цокольного» перекрытия. Для остальных перекрытий в стены, на глубину 25 см, вмонтируют несущие балки с шагом 1,6 метра. Кроме того, часть окон будет перебита в дверные проемы, а сверху на существующие стены будет опираться кровля. Дворец выдержит, утверждают в музее.

Антонина Трусова

Для просмотра в полный размер кликните мышкой

«В принципе, есть мировой опыт застройки дворов в музеях», – дипломатично отозвался рецензент Никита Явейн, глава «Студии 44». До этого совет одобрил его проект реконструкции корпуса Гостиного двора, к которому в начале года придиралось Минкультуры. Для разговора о идее Русского музея в пример он привел парижский Лувр, лондонский музей Виктории и Альберта и флорентийский Уффици.

Вот только строительство пандусов у парадного входа во дворец неприемлемо, а проект надо дорабатывать. «Это не очень опытная команда проектировщиков. Думаю, начинать такое проектирование нужно не с Русского музея», – более категорично добавил он.

Дальше – больше. «Дворы – это неотъемлемый элемент выдающегося памятника нашего города. Изменение этого пространства исключено, если мы хотим стоять на букве и духе закона, – выступил с критикой искусствовед Михаил Мильчик. – Во-вторых, двор – это крайне ограниченное пространство размером 10 на 14 метров. А Русский музей имеет достаточно много помещений. В корпусе Бенуа есть большой лекционный зал».

У экспертов было время подготовиться к выступлению. Проект реконструкции дворов Михайловского дворца «взорвал» петербургскую общественность еще в начале года. Тогда речь шла о возможном закрытии дворца на 2 года ради перекрытия и застройки дворов. Впоследствии музей решение скорректировал – дворы решили реконструировать по очереди. Сначала – западный, затем – восточный. А КГИОП посоветовал вынести вопрос на обсуждение совета по наследию.

Поэтому Михаил Мильчик продемонстрировал совету «идеальный» проект – накрытый стеклянной кровлей двор венского музея музыки со скромным стеклянным лифтом в уголке. Такой проект сделает музей доступнее для жителей и не нарушит никаких предметов охраны, предложил Мильчик.

Проект Русского музея в итоге не нашел поддержки ни у одного эксперта. Профессор Андрей Пунин назвал проект «незрелым», а застройку двора «категорически неприемлемой». Зампред петербургского отделения Всероссийского общества охраны памятников (ВООПИиК) Александр Кононов указал, что рассматривать проект в принципе некорректно и рано. Для дворца еще не определены предметы охраны, то есть законом не зафиксировано, что в нем можно перестраивать, а что – нет.

Депутат ЗакСа Алексей Ковалев напомнил о пустующем Михайловском замке и коммерческих проектах Строгановского дворца. А экс-глава КГИОП, ныне директор ГМЗ «Павловск» Вера Дементьева заявила, что откажется голосовать, – проект нужно просто отклонить. Она сочла, что игра не стоит свеч: «Какая нужда у музея в конференц-зале на 85 человек?»

Наиболее благосклонным оказался директор Эрмитажа Михаил Пиотровский. Он посоветовал коллегам еще раз проработать проект, не экспериментировать и сосредоточиться на музейной функции.

Принципиальность экспертов в духе Русского Сцеволы поразила даже вице-губернатора Игоря Албина. Неожиданно для участников он предложил перенести рассмотрение проекта, перед следующим заседанием утвердив, как положено, предметы охраны. А заодно – фактически поставил крест на амбициях Русского музея.

Албин предложил отказаться от новых межэтажных перекрытий, обеспечить доступность музея для маломобильных посетителей «минимальными проектными решениями» и согласиться только с перекрытием двора стеклянной кровлей. Члены совета решение поддержали.

Прибывшего на совет в роли и.о. директора Русского музея Владимира Баженова такое решение оставило в расстроенных чувствах. Русский музей скорректирует проект, сказал он «Фонтанке».

Однако фактический отказ совета одобрить реконструкцию означает, что музей может остаться без проекта вовсе. Всемирный банк реконструкции и развития пока не открыл для него финансирование, поскольку проект окончательно не согласован, объяснил «Фонтанке» Баженов.

Времени для получения одобрений осталось не так уж много. Оформление договора о займе возможно до 31 декабря 2016 года, говорится на сайте самого Всемирного банка. А без согласия структуры и Министерство финансов откажется вкладываться в проект, ранее рассказывал директор Фонда инвестиционных строительных проектов, работающего с банком, Алексей Васильев.

Предполагалось, что банк выделит почти 2,4 млн долларов (около 150 млн рублей). Оставшиеся 650 млн согласился вложить Минфин. Однако пока в бюджете на следующий год эти средства также не заложены, добавил Владимир Баженов.

Антонина Асанова, «Фонтанка.ру»

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор

MarketGid

Загрузка...