05.08.2015 16:25
0

Ленинградские фермеры: Эмбарго не помогло

Сельхозпредприятия Ленинградской области не увеличили объемы производства молока и мяса. Однако ратуют за расширение списка запрещенки и скорейшее уничтожение санкционных продуктов.

Продовольственное эмбарго, вступившее в силу 6 августа 2014 года, было призвано не только наказать "враждебные к России страны", но и помочь отечественному производителю. Однако сельскохозяйственным предприятиям Ленинградской области нарастить выпуск продукции за минувший год не удалось, свидетельствуют данные Петростата.

За январь – июнь 2015 года производители нашего региона реализовали продукции на 41,1 млрд рублей. Это на 7,8 млрд больше, чем в прошлом году. Однако данный рост в большей степени был обусловлен увеличением отпускных цен — за исключением овощей, объемы в натуральном выражении повысились незначительно или вовсе сократились. Те же фермеры, кому удалось вопреки общему тренду расширить бизнес, вовсе не склонны благодарить за это эмбарго.

"Фонтанка.ру"

Между тем в конце июня 2015 года правительство РФ приняло решение продлить антисанкции еще на год, а вчера заявило о возможном расширении списка стран, чья продукция будет запрещена к ввозу.

«Фонтанка» выяснила, почему это мало поможет нашим фермерам и почему наши сыровары и мясоделы смогут накормить нас российским пармезаном и хамоном только через десятки, а то и сотни лет.

Молоко

В январе – июне сельскохозяйственные организации Ленинградской области произвели 270,7 тонны молока, что всего на 3,1% больше, чем в январе – июне 2014 года. При этом реализовано было 263,3 тыс. тонн, что на 4% больше, чем годом ранее. Впрочем, фермеры нашего региона оказались более удачливы, чем их коллеги из многих других субъектов РФ: по данным Росстата, в целом по стране производство сырого молока выросло на 2,3% в январе – мае.

Хотя из-за эмбарго спрос на отечественное сырое молоко увеличился, фермерам не удалось на него оперативно отреагировать. Одна из причин — монополизация рынка переработки несколькими крупными игроками, которые диктуют свои правила игры. «Поскольку молоко — товар скоропортящийся, у мелких производителей нет другого выбора, как продавать свой продукт по низким ценам», – комментируют в СХП «Лосево». К примеру, по данным УФАС, на завод «Петмол» и филиал ОАО «Вимм-Билль-Данн» – ООО «Балтийское молоко» приходится более 50% объема закупок сырого молока у сельхозпроизводителей Ленинградской области.

В такой ситуации в выигрыше оказались те, кто имеет производство полного цикла и собственные каналы сбыта. К примеру, «Лосево», чьи ферма и молокозавод находятся в Выборгском районе Ленинградской области, в Петербурге развивает свою розничную сеть, за счет чего нарастило объемы производства вдвое. Впрочем, до этого компания инвестировала в расширение производства. «Мы завершаем реконструкцию фермы, перешли с привязной системы содержания коров к более эффективной беспривязной, увеличили поголовье молочного стада», — говорят в СХП «Лосево».

Но большинство фермеров не могут воспользоваться шансом, который им дает эмбарго. Кредит было сложно взять и раньше, а увеличение ставки ЦБ сделало процентную ставку и вовсе заоблачной. «Например, последняя наша попытка получить банковский кредит закончилась тем, что после почти двухлетних переговоров нам предложили деньги под 22% годовых, от которых мы отказались», — отмечают в «Лосево».

Мясо и яйца

Сходная ситуация — у производителей мяса и яиц. Так, объемы выпуска свинины, говядины и мяса птицы по сравнению с прошлым январем – июнем в Ленинградской области упали на 0,8%, до 175,6 тонны в живом весе. Реализовано было 175,9 тонны, что на 1% меньше, чем год назад.

Производство яиц по итогам первого полугодия сократилось на 1,6%, до 1,5 млрд штук. Из них реализовано было 1,4 млрд штук (-2,1%).

Увеличивать объемы мешают дороговизна кредитов и снижение рентабельности производства из-за ослабления рубля.

«70% себестоимости продукции — это корма. Они делаются из зерна, а это биржевой товар, который привязан к валюте», – говорит Никита Мельников, генеральный директор Синявинской птицефабрики (Кировский район Ленобласти). – При этом повышать цены пропорционально курсу производители не могут. Дело даже не в том, что сети не хотят согласовывать повышения. Просто за такие деньги не будут покупать».

По его оценке, продуктовое эмбарго практически не отразилось на бизнесе птицефабрик: «Яйца, продающиеся в наших магазинах, это почти на 100% российская продукция, по птице доля импорта также незначительна».

Более полезным, по его мнению, было бы распространение запрета на ввоз яичных продуктов — яичных порошков и меланжей, которые используются как сырье в кондитерском производстве. «К примеру, сейчас много на рынке украинской продукции. Если ее ввоз прекратится, отечественные птицефабрики смогут расширить свой бизнес, забрав себе эту долю», – считает Никита Мельников.

Производителям говядины удалось нарастить как объемы, так и рублевую выручку. Но здесь тоже повлияло не столько эмбарго, сколько запрет в начале года ввоза белорусской продукции. Это создало дефицит, в результате которого отпускные цены взлетели за первые три месяца по сравнению с декабрем на 35,7%.

В этом году такая ситуация может повториться со свининой. Из-за вспышки африканской чумы свиней на Украине продукция из этой страны может быть запрещена к ввозу в Россию, сообщил 3 августа помощник главы Россельхознадзора Алексей Алексеенко.

Но, по словам переработчиков, отечественные феремеры пока не могут обеспечить 100-процентного импортозамещения.

«К сожалению, производство мяса в России пока что ниже, чем потребление (за исключением мяса птицы). Мы стараемся приобретать как можно больше российской свинины, но говядина к нам по-прежнему приходит из-за рубежа – в основном из Латинской Америки», – комментирует глава производителя мясной гастрономии «Атриа Россия» («Пит-Продукт») Ярмо Линдхольм. При этом объемы выпуска у компании в этом году не выросли из-за снижения спроса.

Овощи

У овощеводов, в бизнесе которых импортная составляющая ниже, дела идут лучше. В первом полугодии аграрии Ленобласти продали на 23% больше продукции, чем в прошлом году, — 41,6 тыс. тонн. В коммерческом отделе одного из крупнейших предприятий нашего региона — агрохолдинге «Выборжец» (Всеволжский район Ленинградрской области) — наблюдают рост объемов реализации на 17 – 20% к прошлому году.

«Но нам помогло не столько эмбарго, сколько девальвация рубля. Если зарубежные овощи подорожали на 60%, то наши всего на 9 – 15%», — подчеркивают в «Выборжце».

Впрочем, решение правительства бороться с санкционной едой, сжигая ее на границе, аграрии приветствуют. «Эмбарго в ряде случаев осталось только на бумаге. Резкий рост объемов импорта из Македонни и Сербии сразу после запрета, к примеру, может объясняться попросту подменой маркировки, а на деле продукция шла оттуда же, откуда раньше. Надеемся, что уничтожение продуктов на границе принесет плоды и нелегальный ввоз прекратится», — заявляют в «Выборжце».

Однако девальвация аукнулась и нашим фермерам. «Мы были бы рады наращивать объемы, но мы используем импортные теплицы, и как строить инвестиционные планы с таким курсом — не ясно», – комментируют они.

Объемы реализации картофеля остались на уровне прошлого года — 17,4 тыс. тонн. При этом посевные площади для овощей сократились на 0,9%, а для картофеля выросли на 4%. Впрочем, в комитете по АПК Ленинградской области уверяют, что пока на результаты продаж картофеля влияет фактор сезонности — уборка урожая этого года начнется лишь в сентябре. «Тогда и будет рост, который мы запланировали, увеличив посевные площади», – подчеркнули в пресс-службе комитета.

Деликатесное импортозамещение

Единственные, кому эмбарго действительно помогло нарастить объемы, — это производители деликатесной и премиальной продукции.

Так, племенное хозяйство «Спутник», выращивающее коров абердино-ангусской породы во Всеволожском районе Ленинградской области, ранее сообщало о планах увеличить в этом году объемы производства в четыре раза. Пока компания сотрудничает только с сетью «Гирлянда», но рассчитывает договориться о поставках и с другими ретейлерами. КФХ «Урожайное» (Приозерский район), работающее с сетями «Лэнд», «Азбука вкуса» и «Гирлянда», планирует увеличить в этом году выпуск говядины в полтора раза – с 3 до 4,5 тонны.

У сыроварни «Микельанджело» (Гатчинский район) за последний год объемы производства выросли в 2,5 раза, до примерно 50 тонн в месяц, рассказала его коммерческий директор Людмила Александрова. Помимо петербургских ретейлеров у предприятия начали покупать московские «Азбука вкуса» и «Избенка».

«Производство не справляется, поэтому будем вводить новый цех», – говорит она.

Сейчас там производят мягкие итальянские, а также кавказские сыры. Моцарелла и рикотта поставляются преимущественно в пиццерии и рестораны, но розничные сети больше закупают более дешевые кавказские. В этом году компания также начнет выпуск твердого итальянского сыра качкавалло, но всерьез заниматься именно твердыми сортами предприятие пока не планирует — новое оборудование и технологии требуют вложений, а компания развивается на собственное средства.

«У нас один из владельцев итальянец. Когда он узнал, на каких условиях в России выдают кредиты, пришел в ужас — у него на родине для сельскохозяйственных предприятий можно взять под 0,1% годовых», – говорит Людмила Александрова.

Девальвация рубля и здесь сыграла с отечественным производителем злую шутку. Хотя молоко используется только российское, сычужные ферменты «Микельанджело» возит из Италии, а на них приходится 30% себестоимости сыров.

Но отечественное сырье порой вызывает нарекания у сыроваров. «Чтобы удешевить свою продукцию, фермеры используют более дешевые корма, это отражается на качестве молока», – отмечает Людмила Александрова.

Впрочем, массовой такая продукция едва ли станет.

«Объем рынка сыра в натуральном выражении за первое полугодие упал на 24%. Причем многие не переключились на более доступные сегменты или просто сократили объем потребления, а просто исключили сыр из своего рациона», – комментируют в петербургской компании «Невские сыры». Само предприятие в этом году наращивало объемы производства молодых белых сыров, а также феты, адыгейского, творожного и плавленого сыров.

А вот чтобы наладить в нашей стране производство твердых выдержанных сортов, которые до этого импортировались из Европы, просто запретить их ввоз недостаточно. «Наивно полагать, что эмбарго – достаточный инструмент для создания сырной отрасли, даже если пофантазировать, что в России появится гигантский сырный завод с неограниченным доступом к молоку и самым современными технологиями. Сыр – это продукт традиций. Маасдам производства Германии, который производится уже более 30 лет, – это высококачественный продукт, но все же он уступает маасдаму из Нидерландов, который варят уже почти 200 лет», – считают в "Невских сырах".

Решением проблемы мог бы стать запуск контрактного производства, когда российское предприятие могло бы получить доступ к европейским технологиям за определенный процент от продаж. По такой схеме «Атриа Россия» в конце прошлого года начала работать с испанским производителем сыровяленой колбасы Casademont, продукция которого попала под запрет еще до эмбарго. По словам Ярмо Линдхольма, в этом году в ассортиментной линейке появятся два новых продукта. Но запуск других контрактных производств пока не рассматривается.

В «Невских сырах» запуск контрактного производства считают нецелесообразным — в стране сейчас нет платежеспособного спроса. Более того, из-за роста цен покупатель часто не может позволить себе даже качественный отечественный товар.

«Рост доли «сырных продуктов», «молодого» или попросту недодержанного российского сыра, биржевой продукции, фасуемой на прилавке, и даже откровенного фальсификата – более пугающий тренд, нежели рост цен», – заключают в «Невских сырах».

Галина Бояркова, «Фонтанка.ру»


© Фонтанка.Ру

ПОДЕЛИТЬСЯ

ПРИСОЕДИНИТЬСЯ

Рассылка "Фонтанки": главное за день в вашей почте. По будним дням получайте дайджест самых интересных материалов и читайте в удобное время.

Комментарии (0)

Пока нет ни одного комментария.Добавьте комментарий первым!добавить комментарий
Читайте также
Яндекс.Рекомендации

Наши партнёры

СМИ2

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор