11:13 23.08.2017
Вице-губернатор Митянина прокомментировала увольнение председателя комздрава
Серебренникову просят домашний арест
На матч «Зенит» - «Утрехт» болельщиков повезут бесплатные шаттлы
Работник завода «ГАЗ» атаковал коллег с ножом на почве ревности
В Приморском парке Победы пройдёт марафон в поддержку детей-сирот
В США активы россиян в офшорах оценили в 62 трлн рублей
У станции Фарфоровская поезд разрезал мужчину
Рейсовый и туристический автобусы столкнулись в Петербурге: двое пострадавших
Работник завода «ГАЗ» устроил резню в цехе
Петербуржцы завоевали 25 медалей на Специальной Олимпиаде
Уволен глава комитета по здравоохранению Колабутин
МВД Финляндии хочет ввести уголовную ответственность за укрывательство нелегалов
СМИ пишут об угрозе отзыва лицензий у пяти тысяч российских пилотов
Total поучаствует в российском проекте «Арктик СПГ-2»
Следком призвал жителей Ленобласти разоружаться
В ингушском селе в ходе спецоперации убиты четыре боевика
Эксперты: Россияне хранят в офшорах 75% национального дохода
Ряженые «полицейские» избили и обокрали петербуржца
Медведев призвал наладить поставки дальневосточной рыбы по всей стране
Пострадавшим от масштабного пожара в Ростове-на-Дону выплатят почти 600 млн
Петербурженку обокрал мастер по ремонту, найденный в Интернете
В Петербурге объявят учебную тревогу
Обнаруженный у берегов Дании женский торс принадлежит пропавшей журналистке
СМИ: Серебренников на допросе отрицал участие в финансовых вопросах «Седьмой студии»
На Выборгской набережной водитель штурмовал столб: у пассажирки тяжелые травмы
В поселении в Ингушетии введен режим КТО
Полиция предлагает полмиллиона за информацию об убийце Андрея Драчева
В Петербурге выступит американский музыкальный вундеркинд Halsey
Госсекретарь США обвиняет Россию в поставке вооружения «Талибану»
Двух задержанных по делу о теракте в Барселоне заключили под стражу
В Дублине автомобиль въехал в пешеходов
В Донбассе объявят перемирие перед началом учебного года
На допрос в Москву из Петербурга Серебренникова везли в микроавтобусе девять часов
Россияне за год 27 миллионов раз спросили у Google, что и почему болит
Лишённые света и воды дольщики перекрыли трассу в Ленобласти
МИД России сообщил о начале подготовки ответных мер на санкции США
Террорист из Турку хотел вступить в ИГ и считал финнов неправоверными
Смерч странной формы появился в море возле Сочи
Мировые цены на нефть продолжили рост
Украинские мошенники получили полмиллиона долларов с желающих разбогатеть на криптовалюте
Мотоциклист потерял байк на КАД и получил тяжелые травмы
Порошенко предложит перемирие в Донбассе
Отходы «Красного Бора» попробуют очистить при помощи супербактерий
В деле Серебренникова появился новый фигурант
Поиск «Яндекса» стал осмысленным
В лонг-лист премии Европейской киноакадемии вошли два российских фильма
В ТРК «Галерея» бомбу не нашли
Thirty Seconds To Mars выпустили первый за четыре года сингл
Электрички на Витебском направлении идут с задержкой из-за схода грузового поезда
ТРК «Галерея» эвакуируют второй вечер подряд
Подрядчик Смольного, строя велодорожку на Пискаревском без ордера, повредил кабель
«Фонтанка» за 60 секунд — 22 августа
В изоляторе на Лебедева тапочки оказались на 60 граммов тяжелее обычных
Активиста, устроившего «гайд-парк» у Смольного, оставят в полиции до утра
Чиновники решили раздать петербургским инвалидам 600 подарочных мясорубок
Как спастись от человека с ножом: правила выживания
Смольный заказал проект защиты перегона «Площадь Мужества» - «Лесная» от плывуна
Кирилл Серебренников будет ночевать в СИЗО «Матросская тишина»
Сканер снизил цены на фрукты и овощи в России на 80%
К концу года в Петербурге сдадут два крытых катка
США внесли четырех россиян в список санкций по КНДР
Нетрезвый петербуржец пнул полицейского в спину и отправился в колонию на 3,5 года
Смольный занялся помутневшей рекой в Кировском районе
Дождливая погода в Петербурге сохранится и в среду
Музей Анны Ахматовой приглашает на пленэр «Волшебный сад»
Тулеев на инвалидной коляске провел первое совещание после операции
Россия заняла второе место после США по числу сверхдорогих домов
10 прощенных долгов России
Худруку «Гоголь-центра» Кириллу Серебренникову предъявили обвинение
День и ночь российского кино отметят бесплатными сеансами
Театры

«Гамлет» в Александринке: Вертикаль власти

Первый Шекспир в репертуаре сегодняшней Александринки и шестой по счету петербургский спектакль ее художественного руководителя Валерия Фокина cтал ключевой премьерой театрального сезона 2009/2010. «Гамлет» Фокина – не просто художественное явление, но гражданский поступок. У режиссера получилось то, что так хорошо удается западному театру, но почти никогда – отечественному.
«Гамлет» в Александринке: Вертикаль власти

Первый Шекспир в репертуаре сегодняшней Александринки и шестой по счету петербургский спектакль ее художественного руководителя Валерия Фокина cтал ключевой премьерой театрального сезона 2009/2010. «Гамлет» Фокина – не просто художественное явление, но гражданский поступок. У режиссера получилось то, что так хорошо удается западному театру, но почти никогда – отечественному: жестко и правдиво отразить современный нам мир, вчитав в классическую драматургию актуальное содержание.

Гамлет (Дмитрий Лысенков)
Гамлет (Дмитрий Лысенков)


Этот «Гамлет» ошеломляет еще до начала собственно действия – когда, только войдя в зал, впериваешься глазами в тылы раскинувшейся во всю ширь и во всю высоту сцены стадионной трибуны, развернутой сценографом Александром Боровским лицом к заднику. По центру тяжеловесной металлической конструкции – широкая лестница, событийный эпицентр спектакля. Позади – площадка, к которой устремлены взоры уже сидящей на трибунах спиной к александринскому залу массовки и которая видна публике сквозь зазоры между этажами. Вот главный визуальный образ фокинского «Гамлета»: тотально просматриваемое пространство, подавляющее своей мощью и не дающее героям остаться наедине с собой.

Сценография Александра Боровского
Сценография Александра Боровского


Режиссер бьет под дых первой же сценой: сверху по лестнице спускаются две омоновки с холеными немецкими овчарками на привязях. Молчаливо обходят сцену, пару секунд, мониторя зал, стоят у рампы, уходят. Эпиграф спектакля легко объяснить во вполне себе жизненной логике: александринский «Гамлет» открывается инаугурацией Клавдия, массовым мероприятием государственного значения, на котором присутствует правящая элита, значит, велика опасность теракта, значит, требуются специально обученные собаки. Но таким образом Фокин в подтексте обозначает местом действия своего «Гамлета» полицейское государство, в котором каждый несвободен и все ходят под конвоем. Сочиненный Александром Бакши государственный гимн больше напоминает траурно-триумфальный военный марш – единственно адекватный символ для державы, которой правят силовые структуры. В которой всё начинается и всё заканчивается (повтор мизансцены с овчарками венчает «Гамлета») бездушными монстрами, готовыми разорвать всех и вся. Боже, как грустна наша Дания.

Гамлет (Дмитрий Лысенков)
Гамлет (Дмитрий Лысенков)


Инаугурация Клавдия: цвет политического истеблишмента, фальшивые речи и еще более фальшивые улыбки, переходящие в овации аплодисменты. Узнаваемо лживый официоз, на который уже глядеть тошнит. Точно сыгранный Андреем Шимко ухоженно небритый Клавдий свое первое обращение к соратникам и коллегам произносит на невообразимом бюрократическом волапюке («и в этом мы чувствуем всеобщую свободную поддержку»). Окружение не столько короля, сколько президента – закованная в черный костюм haute couture железная леди Гертруда (выдающаяся роль Марины Игнатовой: кто в правящей чете обладает реальной властью, понятно сразу), партийный функционер со стажем Полоний (многоопытный Виктор Смирнов), достойный отца сын Лаэрт – предусмотрительно сбегающая с тонущего корабля в безмятежную Францию откормленная лоснящаяся крыса (разыгранная в несколько касаний многоходовка Павла Юринова).

Клавдий (Андрей Шимко), Лаэрт (Павел Юринов) и Гертруда (Марина Игнатова)
Клавдий (Андрей Шимко), Лаэрт (Павел Юринов) и Гертруда (Марина Игнатова)

В семье не без урода: хрупкая Офелия (акварельный шедевр Янины Лакоба) выламывается из общей картины своей малохольностью. Переживания Полония за судьбу дочери понятны – она не из их породы, кто возьмет такую в жены?

Офелия (Янина Лакоба) и Гамлет (Дмитрий Лысенков)
Офелия (Янина Лакоба) и Гамлет (Дмитрий Лысенков)


Но главный «чужой» тут, конечно, Гамлет. Еще до начала инаугурации его, мертвецки пьяного, Розенкранц и Гильденстерн (в дуэте виртуозно лидирует только-только вошедший в труппу театра юный Тихон Жизневский) втащат через партер на сцену, приведут в чувство переодеванием из несоответствующего дресс-коду молодежного кэжуала в черную пару и выведут на трибуну. Гамлет – главный нарушитель датского спокойствия: впоследствии Полония заинтересует подцензурность читаемой принцем книги, а Клавдия – наличие предосудительного содержания в «Мышеловке». Чувствуя исходящую от Гамлета потенциальную угрозу, система приставляет к небезопасному элементу пару секьюрити: на публике Розенкранц и Гильденстерн отвечают за то, чтобы норовящее выйти за рамки дитя супружеской четы следовало установленному тоталитарным государством comme il faut.

Розенкранц (Тихон Жизневский), Гамлет (Дмитрий Лысенков) и Гильденстерн (Владимир Колганов)
Розенкранц (Тихон Жизневский), Гамлет (Дмитрий Лысенков) и Гильденстерн (Владимир Колганов)


Иную роль Розенкранц и Гильденстерн играют, оставаясь с Гамлетом наедине. Нанятая Гертрудой и Клавдием парочка подслушивает и подсматривает, попутно сводя принца с ума проверенным русским способом – подливая в отвратительные пластиковые стаканчики беленькую. Доведя Гамлета до невменяемой кондиции, они разыгрывают спектакль «Явление призрака отца», с завываниями читая текст шекспировского монолога в микрофон под аккомпанемент проверенных театральных эффектов (белый дым, шум ветра, раскаты грома). Очнувшись, Гамлет вбивает себе в голову идефикс мести, которым огорошивает вернувшегося после длительной отлучки и позабывшего о царящих на родине нравах Горацио. Первая естественная реакция возвращенца из Виттенберга – натянув на глаза черную молодежную шапку, уйти в себя. Окружающие реалии настолько потрясают героя Андрея Матюкова, что поначалу его хватает лишь на то, чтобы с мукой на лице наблюдать за развитием интриги из первого ряда партера.

Горацио (Андрей Матюков) и Гамлет (Дмитрий Лысенков)
Горацио (Андрей Матюков) и Гамлет (Дмитрий Лысенков)


Следующая сцена разворачивается на карнавальном фоне государственных торжеств: вечеринка по случаю инаугурации обставлена в историческом духе, все приглашенные одеты в костюмы елизаветинской эпохи. Прикрываясь нравами современной элиты, Фокин вводит в свой спектакль один из важнейших смысловых элементов – блок отсылок к легендарным отечественным постановкам «Гамлета» ХХ века, и прежде всего к спектаклю Николая Акимова (Театр Вахтангова, 1932). Костюм Гертруды скопирован дословно: черное платье и копна рыжих волос, которыми Акимов хотел намекнуть на близость его героини Елизавете Английской (которую, кстати, Марина Игнатова играет в БДТ, в «Марии Стюарт» Темура Чхеидзе). Другая цитата – костюм безумного Гамлета: ночная сорочка, кастрюля на голове и блюдо с жареным поросенком (у Акимова, правда, он был живым) в руках. Одним Акимовым Фокин не ограничивается: в тоталитарном мире его «Гамлета» прорастают образы спектакля Николая Охлопкова (Театр имени Маяковского, 1954). Эти исторические гиперссылки – не просто прочные корни, которыми спектакль Фокина прорастает в историю театра. Воспроизводя детали великих русских «Гамлетов» прошлого, Фокин напоминает о дурной повторяемости истории.

Гертруда (Марина Игнатова) и Гамлет (Дмитрий Лысенков)
Гертруда (Марина Игнатова) и Гамлет (Дмитрий Лысенков)


Время идет, один правитель сменяет другого, но машина по перемалыванию человеческих жизней продолжает работать. Рефрен фокинского спектакля – выход на авансцену неизвестных людей в черном, волочащих за собой трупы и выбрасывающих их в оркестровую яму. Этим функционерам совершенно всё равно, что происходит за их спинами: пока политическая верхушка занята интригами, рядовые опричники методично делают свое дело. Остановить это движение простому смертному не по силам, как и понять, кто реально давит на рычаги гибельного механизма. Мог бы, наверное, Гамлет, но он, целиком и полностью поглощенный семейной драмой, и не пытается. Он даже не видит заговора против себя, не замечает, что его встреча с Офелией инсценирована Полонием (когда тот режиссерским тоном дает дочери указания в духе «читайте, это подчеркнет ваше одиночество» и командует невидимым ассистентам «Свет! Цикады!», веришь, что когда-то он действительно играл Юлия Цезаря). Гамлет не понимает, что, решившись мстить за отца, он незаметно для себя вступает в контакт с государственной машиной, а замарав руки кровью, становится ее винтиком.

Офелия (Янина Лакоба)
Офелия (Янина Лакоба)


Трагедия фокинского Гамлета – в роковой ошибке. Он не заметил, что вселенское зло заключено вовсе не в его матери с отчимом и не в их окружении. Его сознание мелочно, ему не хватает возрожденческого бытийного масштаба. Такому Гамлету ключевое высказывание шекспировского героя не по зубам, и потому первую строчку «To be or not to be» он читает по-английски, как расхожую замусоленную цитату, а сам монолог бросает после первых нескольких строчек. Всё, на что хватает александринского принца, – бессмысленный и опасный для здоровья круговой бег по трибунам в одной из центральных мизансцен спектакля. Горацио закрывает все двери в партере, чтобы Клавдий не смог улизнуть во время представления «Мышеловки» – но Гамлет не обращает никакого внимания на то, что окружение короля не очень-то взволновано фиаско первого лица. Обитатели Дании понимают, что они – пешки в глобальной игре, и потому сыто равнодушны к происходящему вокруг. В государстве какая-никакая стабильность, зачем зря рыпаться? Не сознают этого лишь выкидывающие трагические марионеточные коленца Гамлет и Офелия.

Клавдий (Андрей Шимко)
Клавдий (Андрей Шимко)


В породившем их мире человеческая жизнь ценится так дешево, что смерть не является событием. Потому, совершая самоубийство, Офелия соскальзывает в оркестровую яму так же легко, как если бы скатывалась с ледяной горки. Потому убийство Гамлета-отца является преступлением лишь для одного Гамлета. В этой Дании на особом счету только могильщики. Игорь Волков и Рудольф Кульд (филигранный актерский дуэт) играют, облачившись в фирменные черные спецовки с логотипом «Реквием-сервис» на спинах: государству, каждый день изрыгающему столько трупов («Моя родина, как свинья, жрет своих сыновей», – пел Гребенщиков), ритуальных услуг частных лиц недостаточно – требуется целый похоронный синдикат с рекламным слоганом: «Дома, что мы строим, простоят до Страшного суда».

Могильщики (Игорь Волков и Рудольф Кульд)
Могильщики (Игорь Волков и Рудольф Кульд)


Вопрос о том, кто в новом «Гамлете» победил, режиссер оставляет открытым. Это явно не малолетка Фортинбрас, которого в финале выводят на сцену вечные секьюрити Розенкранц и Гильденстерн – он только озвучивает заранее подготовленный кем-то текст. Кем именно – можно догадываться. Скорее всего, на рычаги интриги давит появляющийся в двух ключевых эпизодах спектакля рыцарь в средневековых латах. Впервые он выходит на сцену во время фальшивой сцены появления призрака, и по первости может даже показаться, что это тень отца Гамлета и есть – уж слишком царственно он ступает по стадионным трибунам, обходя свои владения. Но когда рыцарь появляется еще раз в финале спектакля, всякие сомнения в его статусе в обществе спектакля пропадают. Истинную иерархию фокинского «Гамлета» раскрывает вертикальная мизансцена, которая наверняка войдет в новейшую историю русского театра: в оркестровой яме копошится простой люд, у рампы дерутся Гамлет и Лаэрт, на лестнице за дуэлью наблюдают Гертруда и Клавдий, на самой верхней трибуне восседает спокойно наблюдающий за развязкой драмы рыцарь. Главный судья, высший правитель, Большой Брат, воплощенная власть.



Рыцарское забрало так и не будет поднято, фигура в латах так и останется единственной фигурой умолчания в идеально внятном и безукоризненно строгом александринском «Гамлете». Но именно эта недосказанность придает постановке обобщающий масштаб. Не так уж важно, о каком именно государстве идет речь в спектакле: все свободные державы свободны по-разному, все тоталитарные похожи друг на друга. Драматургическая адаптация Вадима Леванова – изощренный палимпсест, вполне адекватный «вывихнутому веку»: жонглируя цитатами из различных переводов «Гамлета» от Полевого до Пастернака и вворачивая в канонические тексты неологизмы, драматург сознательно путает следы. Валерий Фокин поставил «Гамлета» про общую для всех времен и народов вертикаль власти, для которой человек и его жизнь всегда значили слишком мало.

Дмитрий Ренанский
«Фонтанка.ру»

Фото: Виктор Сенцов/ пресс-служба Александринского театра


О других театральных событиях в Петербурге читайте в рубрике «Театры»
 


Подписывайтесь на канал "Фонтанка.ру" в Telegram или Viber, если хотите быть в курсе главных событий в Петербурге - и не только.

добавить комментарий
Помните, что все дискуссии на сайте модерируются в соответствии с правилами блога. Если вы видите комментарий, нарушающий правила сайта, сообщайте о нем модераторам.
комментарии пользователей (4)

Очень пафосно написано. А суть написанного так и осталась непонятной...

Написал зритель прошлого |

Ну и в чем разница между александровским Борисом и фокинским Гамлетом? Цитаты из прошлого плюс беспредел настоящего. Причем здесь Шекспир? Правда, если Ренанский хвалит,значит в Александринку лучше не соваться. Ему и красные труселя в "Дяде Ване" понравились.

Написал ДоЛя |

Действительно,статья написана в  немного школярском,восторженном духе. Хорошо,что она довольно точно описывает спектакль, в отличие от большинства статей,которые располагаются на сайте театра.  Там все целые абзацы посвящают заимствованиям  или цитированиям из спектаклей.например,Акимова. Я очень сильно сомневаюсь,что кто-то из публики, даже просвященной,эти цитирования понял и оценил. Только специалисты.  Так что за  исторические подробности автору  статьи спасибо.   Может. это и самоценно. А так спектакль получился какой-то скучный. В нем много непонятного(даже после всех прочитанных статей). Вот .например, почему беременна Офелия? То есть  не так надо спросить - что беременность Офелии добавляет к смыслу спектакля? Или - почему Гертруда сознательно выпивает бокал с отравленным вином? Да и актеры.как показалось, не очень убедительны.  

Написал iozerskay58-1 |

iozerskay58-1: Беременная Офелия-это отнюдь не находка Фокина. Это всего лишь хорошее знание театральной истории. В 30-х годах прошлого века во МХАТ был приглашен английский режиссер Г.Крэг, на постановку "Гамлета". Он считал, что Офелия любит Гамлета земной любовью, она беременная, приземленная, без облаков. Спектакль, правда, не вышел на публику, что-то помешало. Но в книге актрисы  А.Коонен этот эпизод описан очень подробно. Так что все эти якобы современные находки-просто перепевы 20-30-х годов прошлого века. С нетерпением жду якобы новаторскую постановку "Леса" Островского, где Гурмыжская будет на сцене делать себе педикюр, как в старом спектакле Мейерхольда. 

Написал зритель прошлого |

Все комментарии (4)

СМИ2
MarketGid News
24СМИ. Агрегатор
Lentainform